Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Reuters

Спецборт не прилетел, но все состоялось

Найдет ли Александр Лукашенко экономических партнеров?

Журнал "Огонёк" от , стр. 20

Пока Светлана Тихановская колесит по Европе в попытках заручиться поддержкой известных политиков на словах, Александр Лукашенко, не покидая Дворца независимости, ищет партнеров, готовых безотлагательно вложиться в расшатанную коронавирусом и двухмесячной бузой белорусскую экономику на деле.


Алеся Корженевская, Минск


Главным событием минувшей недели в Минске должен был стать VII Форум регионов Белоруссии и России. Причем шуму он наделал еще за пару дней до открытия, когда выяснилось, что делегация российских сенаторов во главе с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко в белорусскую столицу не приедет. Хотя организаторы уверяли, что называется, до последнего: спецборт из Москвы прилетит, несмотря на закрытые границы, пандемию и протестные настроения… Не прилетел. И все стали думать: что это значило?



За кулисами Форумов


В итоге официальную часть двухдневного мероприятия (выступления чиновников по тематическим секциям) перевели в онлайн: участники общались, прильнув к камерам и микрофонам. Президенты записали обращения на видео, хотя обычно присутствуют лично. Но, конечно, самый важный вопрос: потерял ли Форум что-то в практическом плане из-за отсутствия российской делегации в Минске? Едва ли. Риторика выступлений членов Совета Федерации и Совета Республики, экспертов и почетных гостей была примерно той же, что и в предыдущие годы,— наращивать товарооборот, развивать промышленную кооперацию, расширять импортозамещение внутри Союзного государства. И еще: не давать исказить историю общей Победы в Великой Отечественной…

Между тем слухов из-за внезапной смены формата избежать не удалось. Одна из самых популярных в интернете трактовок отказа россиян лететь в Белоруссию связана с инаугурацией Александра Лукашенко. Мол, и Кремль был не в курсе, и российского посла Дмитрия Мезенцева на торжество не позвали. Вот российская сторона обиделась и не поехала. В самом Совете Федерации, впрочем, просили «не искать черную кошку в темной комнате», объяснив перемены в последний момент исключительно «эпидемиологической обстановкой».

С кем активнее всего торгует Белоруссия и кто активнее всего торгует с ней

Читать далее

Не похоже, что и российский посол как-то особенно переживал по поводу неучастия в инаугурации. Тем более что за день до нее Дмитрий Мезенцев вместе с Александром Лукашенко принимал во Дворце независимости главу Приморского края Олега Кожемяко. А через два дня после церемонии как ни в чем не бывало приехал на встречу белорусского президента с губернаторами Ленинградской и Иркутской областей. Еще через пару дней посол РФ присутствовал на переговорах Александра Григорьевича с губернатором из Омска. Потом Брянска. Наконец, стал почетным гостем на открытии выставки «Белагро-2020», на которую съехались в том числе и российские участники. С таким графиком — не до обид.

Да и саму эту карусель встреч Лукашенко с представителями российских областей следует считать частью Форума регионов. Причем как минимум не менее важной, чем единовременный визит в Белоруссию сотни сенаторов из Москвы. Суть ведь не в формальных рукопожатиях, а в установлении деловых контактов.

В этом плане отношения двух стран в последние десятилетия ощутимо продвинулись от фазы «мы братские народы» до конкретики — установления деловых отношений между регионами.

Казалось бы, больше всего в экономическом плане белорусы должны быть связаны с ближайшими соседями — с Брянском, Псковом, со Смоленском. Но если заглянуть в статистику по товарообороту отдельных регионов РФ с республикой, то картинка получится неожиданная.

В лидерах, конечно, Москва и область, Петербург, действительно Смоленск и Калининград. А дальше вдруг всплывают Тюменская область и Татарстан (неужели эта «дружба» объясняется одноименным нефтепроводом), а еще особые знаки внимания к Белоруссии выказывают в Иркутской области и Приморском крае. Оказывается, объясняется все просто: неочевидные сегодня связующие нити следует искать в общем прошлом, когда в начале ХХ века по столыпинской реформе крестьяне из западных губерний ехали осваивать Сибирь и Дальний Восток. При этом удивительное дело — белорусская диаспора на таком большом расстоянии от родины оказалась мощной, о традициях предков не позабыла, а в наши дни еще и принялась прокладывать экономические мосты. То агрогородок на Сахалине по белорусскому образцу построят, то откроют по всему Иркутску сеть магазинов с молоком и мясом из республики. А на днях заявили, что собираются создавать во Владивостоке мультибрендовый сервисный центр белорусской агротехники, потому что дальневосточные гектары распахивают и боронуют «Беларуси» Минского тракторного завода. И это несмотря на то, что под боком Азия с огромным выбором техники, которая не уступает МТЗ ни по цене, ни по качеству.

— Около трети жителей Приморья — выходцы из белорусских земель. Моя семья не исключение,— подчеркнул на Форуме регионов заместитель председателя правительства Приморского края Константин Шестаков.— Нам помимо прочего еще и просто приятно иметь дело с белорусами.

Но красноречивее комплиментов в адрес друг друга прозвучали итоговые цифры на закрытии Форума, и главная из них — 750 млн долларов. Приблизительно на такую сумму подписаны контракты между белорусскими и российскими компаниями в этом году. Речь, понятно, о соглашениях, заключенных не только календарно в дни мероприятия, но и перед ним или после. Это, правда, не только новые договоренности, в зачет шло продление и расширение существующих.

Как бы то ни было, цифры в таких делах — и уж особенно в нынешней напряженной обстановке — дело весомое. Всего с 2014 по 2019 год по итогам Форумов регионов Белоруссии и России было подписано 302 соглашения о сотрудничестве, а сумма коммерческих контрактов превысила 2 млрд долларов.

За кулисами санкций


Что касается президента Александра Лукашенко, то его конкретика — отношения с российскими регионами. На фото — с губернатором Псковской области Михаилом Ведерниковым

Фото: Максим Гучек / БелТА / ТАСС

Любопытно, что по образу и подобию «региональных встреч» с россиянами три года назад белорусы начали проводить такие же встречи и с украинцами. Масштаб поскромнее, но в 2018-м в Гомеле в рамках мероприятия Александр Лукашенко провел переговоры с Петром Порошенко, а в 2019-м в Житомире — уже с Владимиром Зеленским. Планировался белорусско-украинский слет и в этом году, но в сентябре его отменили по инициативе Киева.

Вместо экономических сделок Украина преподнесла Белоруссии кое-что другое — теперь ее политики в официальных обращених будут называть Александра Лукашенко только по имени и фамилии. Без должности. Тем самым подчеркивая непризнание белорусского президента легитимным, но и не разрывая раньше времени дипломатических и экономических связей с целой страной. А что если эти связи другим достанутся?..

В то же время экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская уверена: белорусской оппозиции очень помогли бы санкции против белорусского руководства.

— Мы и так уже слишком долго этого ждем,— заявила она в беседе с французскими журналистами.— Мы благодарим тех, кто уже принял санкции. И призываем тех, кто хочет сделать это, но пока не решается, перейти к действиям и помочь нам в нашей борьбе.

Число стран, которые предприняли реальные санкционные меры в отношении Минска, невелико. Латвия, Литва и Эстония, например, еще в конце августа сделали невъездными в свои страны три десятка первых лиц Белоруссии, а после пополнили список еще сотней чиновников. На что Минск спустя месяц отреагировал зеркально: персональные санкции наложили на официальных лиц из каждой балтийской страны. Белорусские дипломаты подчеркивают, что первыми «никогда не будут инициировать подобные шаги», но Александр Лукашенко во время встречи с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко намекнул, что готов пойти и дальше. А именно предложил россиянам построить совместный терминал в морском порту Усть-Луга на деньги, сэкономленные при строительстве Белорусской АЭС за счет кредита, взятого у России.

На чем держится российско-белорусское экономическое сотрудничество

Читать далее

Для самой активной на «белорусском фронте» Литвы подобные новости весьма неприятны. Во-первых, в Клайпедском порту белорусские грузы составляют 30–40 процентов от общего объема. Их доставка осуществляется «Литовскими железными дорогами», которые тоже примерно на треть зависят от белорусского товаропотока. Потеря такого грузооборота — ощутимый удар по экономике страны, которую уже ее жители называют «логистическим центром Европы». Во-вторых, БелАЭС достроена (энергетический пуск запланирован на 7 ноября — в лучших традициях) вопреки неустанным призывам литовских властей прекратить «это безобразие». Бойкот вели по всем фронтам — от громких заявлений в ЕС и ОБСЕ до официального отказа покупать энергию еще не запустившейся станции.

Кто еще ввел санкции? Великобритания и Канада официально объявили персональные санкции «исторического значения» (так и написали!) в отношении Александра Лукашенко, его сына и высокопоставленных фигур в белорусском правительстве. А вот Евросоюз, подготовивший к 21 сентября свой черный список из «40 лиц и организаций, ответственных за фальсификацию выборов, подавление мирных протестов и жестокость со стороны государства», мучительно размышлял еще почти две недели. Принять сразу помешал Кипр: власти острова заявили, что будут блокировать все санкции против Белоруссии до тех пор, пока не будут введены штрафные меры против Турции, которая ведет разведку газа в спорных водах Восточного Средиземноморья.

Сложности европейского выбора усугубляет и то, что самому Александру Лукашенко, кажется, все равно, станет он персоной нон грата в Европе или не станет. За 26 лет политической карьеры он ни разу не был с официальным визитом даже в соседней Польше, не говоря уже о Великобритании или Канаде. Штаты посещал лишь для участия в сессиях Генассамблеи ООН, а в Германии бывал только на Ганноверской выставке-ярмарке. Разовые визиты были во Францию и Италию.

— То, что я не стою на задворках крупных европейских государств и не ожидаю приемов в приемных президентов европейских стран,— это правда, что тут скажешь,— заявлял А. Лукашенко еще в 1998 году.— Я еду туда, где я вижу результат.

И вообще, имейте в виду, я не президент, который будет шастать по миру без пользы. Я очень много мог бы посетить государств, пускай не Европейского союза… Но я до тех пор не еду в командировку, пока не будет наработано несколько предложений по сотрудничеству.



В этой позиции, конечно, есть и позерство, но присутствует и своя логика. Главные кредиторы и инвесторы Белоруссии — Россия и Китай. Это Александр Григорьевич и учитывает при планировании рабочих поездок.

На таком фоне международная активность Светланы Тихановской выглядит чрезвычайно контрастно. За каких-то два неполных месяца она при всей условности своего статуса успела побывать с «официальными визитами» в Варшаве, Вильнюсе, Брюсселе, лично встретиться с замгоссекретаря США, премьер-министром Польши, президентом Европарламента, президентом Франции, а еще договориться о беседе с глазу на глаз с канцлером ФРГ.

В белорусских соцсетях по этому поводу даже гуляет картинка, где в противовес списку визитов экс-кандидата в президенты идет перечисление встреч Александра Лукашенко с губернаторами областей России. Говорит ли о чем-нибудь такое сопоставление? Вопрос скорее риторический — предмет встреч ведь разный.

За кулисами солидарности


При этом обращает на себя внимание сформировавшийся вектор в действиях западных соседей Белоруссии: контактам на уровне глав государств или регионов противопоставляется «солидарность на низшем уровне». Простой пример: Александр Лукашенко ни разу в Варшаве не был, а польское правительство уже который год бесплатно организовывает для белорусских студентов ознакомительные поездки по стране. В том же духе, настойчиво и совершенно не таясь, польские, литовские и латышские компании зазывают белорусов на заработки и ПМЖ. Соцсети еще до выборов заполонили рекламные объявления «Визы в Польшу во время пандемии», «Как быть готовым на случай экстренной эмиграции», «Работа в Клайпеде»…

Выборы 9 августа дали еще один повод для приглашений — нестабильная политическая ситуация. По Facebook и Instagram пошли гулять призывные баннеры: «Белорусы! Мы сочувствуем вам и готовы принять у себя».

На той же волне работают и многие негосударственные белорусские СМИ, чередуя репортажи с протестных митингов с рассказами о прелестях эмиграции. Одни создают рубрики с модным среди айтишников словечком «релокейт» (переезд в другую страну с привязкой к работе). Другие продвигают интервью с белорусами, обосновавшимися в Польше, Прибалтике и на Украине, а ныне готовыми поделиться с соотечественниками опытом (естественно, положительным).

Впрочем, у соседского «сочувствия» просматривается и обратная сторона. Не секрет, что прибалты и поляки заинтересованы в трудоспособных и квалифицированных кадрах из Белоруссии, потому что отток коренных жителей из их стран в богатую Европу за последние десятилетия приобрел катастрофические масштабы. В той же Латвии с 1990-го население сократилось почти на треть. Принимать у себя беженцев из Африки и Ближнего Востока (вопреки всем настойчивым призывам Брюсселя) там не хотят — ждут рабочую силу из Белоруссии. Вряд ли это можно считать способом приблизить соседей к европейским ценностям. Речь, похоже, все-таки о себе и своих интересах…

Комментарии
Профиль пользователя