Коротко

Новости

Подробно

Живых больше нет

подробности

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 6

В субботу вечером произошла крупнейшая за последние годы техногенная катастрофа в России. Рухнувшая крыша московского "Трансвааль-парка" заживо похоронила сотни людей. Завалы до конца не разобраны, но уже известно как минимум о 28 погибших и сотне раненых. Между тем спасательная операция на месте трагедии стала поисковой. Это означает, что живых под руинами нет.
       

Мертвые минуты


       — Все, всем тихо, заткнулись, выключи отбойник,— кричит в мегафон охрипший полковник МЧС.— Слушаем. Все слушаем.
       На развалинах "Трансвааля" объявляют очередную минуту тишины. Затихло, конечно, не все. Слышно, как где-то снаружи ревут двигатели "КамАЗов" — в них только что загрузили очередную партию бетона, стекла и металла. Все это резали и крошили практически вручную. На развалины удалось затащить только легкую технику, и все внутренние работы ведутся с помощью "болгарок", пневмоножниц и домкратов. Крупные вырезанные куски цепляют кранами, для которых сделали в стенах проходы, и складывают в грузовики. Те, что полегче, на носилках выносят солдаты внутренних войск и дворники — их отправили на подмогу спасателям и пожарным.
       Минуты тишины вначале объявляли каждые полчаса, затем раз в час, сейчас уже через два часа.
       — Признаков жизни не обнаружено,— докладывает кому-то по рации эмчеэсовец.— Голосов и стуков нет. Что? Повторите, не слышу? Конечно, найдем, достанем. Есть докладывать каждые полчаса. Ну все, отбой.
       Минута тишины, во время которой опять никого не услышали, закончена. Спасатели, пожарные и солдаты снова начинают растаскивать обломки. Над обломками облака пара — работают теплопушки. Правда, спасатели говорят, что в 16-градусный мороз от них проку мало. Доказательство — лед, который здесь повсюду: и на обломках, и под ними. А значит, у людей, которые в одних плавках и купальниках почти сутки находятся внизу, в бассейне, шансов на спасение практически нет.
       Эмчеэсовцы уже называют спасательную операцию поисковой. То есть они должны как можно быстрее разобрать завалы, чтобы извлечь из-под них не живых, а погибших людей.
       Около 17.00 в штаб операции докладывают, что удалось расчистить большой бассейн. И теперь спасатели приступают к разбору той части завала, которая непосредственно примыкает к сохранившемуся зданию аквапарка. Начинаются самые опасные для спасателей работы — над нагромождением пластика, стекла и железа все еще нависают многотонные фрагменты разрушенной крыши.
       К этому участку журналистов не подпускают. О том, что происходит там, можно узнать из сообщений, поступающих по спецсвязи. Пожарный, который всю ночь провел на развалинах "Трансвааля", а теперь должен отдыхать в автобусе, стоящем у здания аквапарка, за пачку сигарет дает послушать свою рацию. Сквозь треск и шорох (видно, садятся аккумуляторы) слышится чей-то доклад о двух обнаруженных "горняках". То есть погибших.
       — "Степняков" (раненые или пострадавшие.—Ъ) не находят с ночи. Идут одни "горняки",— говорит пожарный.
       Как выяснилось, теми двумя "горняками" оказались 27-я и 28-я жертвы обрушения. Сколько их всего, не знает никто. Вчера вечером появилась неофициальная информация о 40 погибших, которую подтверждать или опровергать в МЧС не стали.
       По официальным каналам известно, что на воскресное утро насчитывалось 150 ячеек с одеждой посетителей "Трансвааля". Однако замначальника ГУВД Виктор Черкашин сообщил, что в момент обрушения крыши в аквапарке находилось около 500 человек. Милиция обладает информацией примерно о трехстах посетителях, многие из которых самостоятельно покинули место трагедии. Остальных найти пока не могут. Поэтому они просили, чтобы эти люди сообщили о себе по телефону "02".
       Мимо автобусов с пожарными и эмчеэсовцами кинологи ведут к развалинам собак. На ходу один из кинологов говорит, что для собак это уже пятая с субботы смена, что они устали не меньше, чем люди, и изрезали лапы о стекла.
       — Но что-то находят? — спрашиваем мы.
       — Вот именно,— отвечает кинолог,— что-то. Сплошной пар — что она может почуять?
       Тогда-то и выясняется, что последнего живого человека в завале нашли в воскресенье примерно в три часа ночи. Мужчина был изрезан осколками стекла и сильно обморожен. Он окоченел настолько, что не смог назвать спасателям своего имени.
       О том, что на чудо уже никто не надеется, свидетельствуют и врачи. Если в первые минуты после трагедии на месте работали и дежурили около сотни скорых, то к вчерашнему вечеру их было всего несколько. Да и те работали, что называется, на поддежурстве.
       

Спасались сами


       Операция по спасению посетителей "Трансвааля" началась практически сразу после катастрофы. Купол начал обрушаться в 19 часов 15 минут 43 секунды. Время катастрофы точно зафиксировали компьютеры, установленные в аквапарке.
       Первыми на помощь людям пришли спасатели самого аквапарка.
       — Я работал на аттракционе с серфингом,— рассказывает спасатель Алексей.— Пропускал посетителей по одному к доскам. За мной очередь человек из десяти стояла. И вот пропускаю очередного и вдруг что-то почувствовал. Никакого грохота или треска при этом не было, а может, я просто не слышал, потому что рядом музыка громко играла. В общем, поднимаю голову и вижу, что крыша над нами как бы распахивается внутрь. Одна ее створка летит в бассейн с искусственной волной, а другая — прямо на меня. Я сразу нырнул в бассейн. Плыву под водой и думаю: лишь бы ноги не придавило, иначе не вынырну. Всплыл уже под мостиком. Рядом какой-то мужчина, бледный, как простыня. Показывает куда-то рукой и говорит: "Жена там стояла". А на том месте металл с бетоном. Тут я посмотрел туда, где был я, а там тоже куски крыши и никого из людей. Дальше поплыли вместе. Куда выбираться, поняли не сразу. Вначале, как и все, кто мог ходить, выбрались из бассейна и стали карабкаться по висящим обломкам крыши наверх. Пока лезли, изрезали руки и ноги. Вся крыша была в трещинах и покрыта бетонной крошкой. Забрались на самый верх, а там уже человек двадцать сидит. Тут на ветру я впервые и почувствовал, что на улице далеко не лето. Пять минут сидим, десять, начал коченеть. Какие-то ребята предложили не ждать спасателей, а спускаться вниз и пробираться к выходу. Чтобы ноги не резать, я кинул вниз свою футболку и спрыгнул на нее. Подбежал к выходу, там охранник. Спрашиваю, какие указания сверху, от начальства, что делать? "Никаких,— отвечает охранник,— людей спасай". Ну мы и начали спасать. Одни хватали людей, выводили и выносили к выходу. Другие кидали тем, кто остался на крыше, теплые вещи из гардероба. А когда подъехали спасатели и милиция, выбрались сами. Помню, попытался втиснуться в какую-то машину на стоянке, а в ней битком людей. Все голые и в крови.
       Корреспондент Ъ приехал к аквапарку примерно через полчаса после трагедии. Еще за несколько кварталов до Голубинской улицы, где расположен "Трансвааль-парк", стало ясно, что произошла крупная катастрофа. В сторону развлекательного комплекса под звуки сирен мчались десятки пожарных машин и скорых. Весь район был окутан плотным туманом, который оказался огромным облаком пара, образовавшимся после обрушения крыши. Вокруг развалин аквапарка царила паника. Крики, плачь. Десятки мужчин и женщин, пришедших в аквапарк отметить День святого Валентина и просто отдохнуть, по колено в снегу в одних купальниках и плавках пробирались к центральному входу. Многие несли на руках детей. Им помогали пожарные и спасатели. Но большинство спасались самостоятельно.
       — Я услышал хлопок, посыпались стеклянные стены, и крыша стала медленно оседать прямо на нас, а потом сплошной пар и темнота,— рассказывает Сергей, молодой голый мужчина, завернутый в плед.— Там, где я находился с женой и дочерью, часть крыши обвалилась не полностью. Она как бы зависла, во что-то уперлась и не раздавила нас. А те, кто был в центре и в детском бассейне, наверняка погибли.
       Сергей и его семья самостоятельно выбрались наружу. Потом он разбил стекло своей машины, выдрал провода замка зажигания и завел двигатель, чтобы хоть как-то согреться. При этом самому Сергею места в машине не хватило — он усадил в нее других детей и женщин. "Можно погреться и в оставшейся части здания, но я боюсь, что скоро все завалится",— сказал он.
       Добравшись наконец до здания "Трансвааля", корреспондент Ъ встретил знакомого спасателя Алексея.
       — Ну как там?
       — Полная жопа. Как на землетрясении в Турции, слоеный пирог из арматуры и бетона.
       По словам спасателя, с первых минут стало ясно, что живых людей под завалами множество, но вытащить удастся не всех: "Главный враг спасателя — это время, а его всегда мало".
       Человек под завалом, считает Алексей, может протянуть не больше суток: "Дальше наступает синдром длительного сдавливания, когда в организме из-за отсутствия нормального кровотока образуются продукты распада, и пострадавший гибнет от отравления. Но в этом случае (в случае 'Трансвааля'.— Ъ) времени будет еще меньше. Я думаю, на все про все часов шесть. Через час вода в бассейне полностью остынет, после чего температура в завале сравняется с уличной. В одних трусах при минус 15 человеку больше шести часов не протянуть. Так что к утру будем доставать только трупы, и никакие теплопушки не помогут".
       Алексей оказался прав. Спасатели и пожарные сделали все, что смогли. Более трехсот человек разбирали искореженные конструкции из армированного бетона, перемешанного со снегом, рваными кусками металла и утеплителя. Работа останавливалась только на "минуты тишины". Но после трех ночи стуки и призывы о помощи в завалах стихли. "Спасать уже некого, все замерзли",— сказал Алексей.
       

Создателям "Трансвааля" грозит пятилетний срок


       Прокуратура Москвы уже приступила к расследованию уголовного дела, возбужденного по ст. 109, ч. 2 УК — причинение смерти по неосторожности при исполнении лицом своих профессиональных обязанностей (санкция — до пяти лет лишения свободы). Как сказали Ъ в прокуратуре, следователи уже допросили руководителей "Трансвааль-парка", проектировавших его сотрудников бюро "Сергей Киселев и партнеры", а также строителей, в частности, из турецкой фирмы Kocak Insaat.
       — Все они отрицают свои вину в трагедии,— отметили в прокуратуре,— утверждая, что ошибок, которые могли привести к такой катастрофе, ни при проектировании объекта, ни при его строительстве не допускалось.
       При этом турецкие строители, которые сейчас возводят десятки объектов во многих городах России, просто пребывают в шоке. Отказ от их услуг фактически разорит фирму. Тем более что Госстрой, не дожидаясь результатов расследования, уже приостановил у Kocak Insaat лицензию. Возможно, турецкие строители и окажутся крайними в этой истории. Во всяком случае, трудно поверить в то, что виновниками трагедии назовут "Киселева и партнеров", проектировавших объекты для властных структур, в том числе и по заказу администрации президента. Сомнительно и то, что следствие будет глубоко копать в отношении администрации "Трансвааль-парка", который, по неподтвержденной пока информации, контролируется столичными властями и уже был признан комиссией по архитектуре Москвы "лучшим реализованным проектом 2002 года в области инвестиций и строительства".
       В прокуратуре от комментариев относительно виновности проектировщиков и строителей пока воздерживаются.
       — Проведены допросы, изъята вся необходимая документация, формируются группы экспертов-криминалистов, которые проведут осмотр места происшествия после того, как закончатся спасательные работы, и отберут для экспертизы образцы строительных материалов,— сказал Ъ представитель прокуратуры Москвы.
       При этом версия о теракте или диверсии уже не рассматривается. Как сообщили в ФСБ, после опроса очевидцев и предварительного осмотра был сделан вывод о том, что слышавшиеся грохот и треск были вызваны технологическим разрушением крыши, а не криминальным взрывом.
       Среди версий, которые собирается отработать следствие,— ошибки при расчетах проектирования аквапарка, технологический брак при изготовлении конструкций крыши, а также ненадлежащая эксплуатация сооружения. Впрочем, как свидетельствуют эксперты, катастрофа могла произойти и из-за сочетания нескольких факторов. Например, сильного снегопада (за несколько дней выпала месячная норма), последовавшего за ним резкого похолодания и непрочности конструкции крыши.
       — В любом случае,— отмечают опрошенные Ъ специалисты,— выводы можно будет сделать по завершении экспертиз проекта и конструкций здания, а на это потребуется не меньше месяца.
АЛЕКСАНДР Ъ-ЖЕГЛОВ, АНДРЕЙ Ъ-САЛЬНИКОВ
       
Комментарии
Профиль пользователя