Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Колпаков / Коммерсантъ

Премьер хорошей дружбы

Андрей Назаров стал первым министром

Коммерсантъ (Уфа) от , стр. 8

Глава Башкирии Радий Хабиров вчера, спустя полтора года единоличного руководства правительством, все-таки назначил премьера, предварительно согласовав его с парламентом. Ожидаемо первым министром стал его давний соратник и друг — бывший сопредседатель «Деловой России», успешный бизнесмен, основатель строительного холдинга «Гранель» Андрей Назаров, согласившийся год назад перейти на госслужбу. Подготовка к назначению заняла больше года и, как заявил вчера господин Хабиров, он сомневался до последнего. Но все же решил доверить кабинет «самостоятельному и дерзкому человеку» с «собственной точкой зрения». Эксперты отмечают, что назначения на ключевые должности лиц из ближайшего окружения имеют как плюсы, так и минусы, а сложность работы команды премьера в такой республике как Башкирия состоит в том, что здесь принято «все политизировать».


Депутаты парламента Башкирии — Курултая вчера единогласно согласовали на должность премьера Андрея Назарова — бывшего бизнесмена, совладельца строительного холдинга «Гранель» и сопредседателя «Деловой России», который с сентября 2019 года работал первым вице-премьером регионального правительства. Этого назначения наблюдатели ждали больше года. Радий Хабиров планировал передать руководство кабинетом господину Назарову сначала сразу после избрания главой в сентябре 2019 года, затем в марте текущего, но всякий раз возникала заминка.

По данным „Ъ“, кандидатуру господина Назарова долго согласовывали в Москве.

В марте на встрече с журналистами Радий Хабиров сообщал, что Андрей Назаров «де-факто уже стал премьером» и начат процесс подготовки к назначению «де-юре». В июне он снова взял паузу, заявив, что «всему свое время», а такие назначения требуют «вдумчивого и аккуратного» подхода. Даже и на этой неделе подготовка к согласованию премьера в парламенте (такой процедуры требует Конституция республики) проходила в условиях секретности, которую источники „Ъ“ также объясняют незавершенными согласительными процедурами в Кремле.

В итоге в повестке заседания Курултая вопрос о премьере появился только вчера утром: на заседаниях комитетов депутаты его не обсуждали. Но утром кандидатура господина Назарова была единогласно поддержана всеми четырьмя парламентскими фракциями.

Происходящее Радий Хабиров объяснил журналистам тем, что до последнего сомневался, правильный ли делает выбор.

Но в итоге он рекомендовал депутатам одобрить Андрея Назарова как человека «сильного, самостоятельного и дерзкого», способного решить «нестандартные и сложнейшие задачи», которые стоят перед республикой. Он признался, что мог предложить на эту должность и какого-нибудь «среднестатистического исполнителя», но в итоге решил, что это будет человек «с собственной точкой зрения».

Андрей Назаров, в свою очередь, признался на первой в качестве премьера встрече с журналистами, что долго сомневался, стоит ли возвращаться во власть, «от которой потом трудно отвыкать»,

и согласился на это, когда почувствовал силы «в следующие 50 лет сделать для Башкортостана больше, чем в первые 50».

Кардинальных изменений в правительстве, на формирование которого премьеру отведен месяц, господин Назаров не планирует. Часть своих людей он уже ввел в команду в 2019 году, например, многолетнего помощника Рустама Муратова произвел в министры экономического развития. Главой госкомитета по внешнеэкономическим связям Башкирии назначена его протеже — Маргарита Болычева.

«Большая часть состава (кабинета.— „Ъ“) останется точно»,— отметил Андрей Назаров, не углубляясь в детали предстоящих назначений. Впрочем, каждый год он намерен сокращать 5% госслужащих. Тех, кто «недозагружен», «праздно болтается» или воспринимает госслужбу как работу по найму. «Мы это (сокращение.— „Ъ“) не почувствуем»,— заверил он.

Одним из приоритетов в своей работе новый премьер назвал работу с федеральным центром, которая в этом году, когда прогнозируется потеря 25 млрд руб. поступлений в региональный бюджет, позволила привлечь в регион дополнительно 30 млрд руб.

Господин Назаров решил публично поддержать традиционное соперничество Башкирии с Татарстаном, отметив, что «то, что, Татарстан, имея меньшие ресурсы, нас опережает и добился большего результата за 15 лет, — это наша недоработка». По крайней мере с точки зрения туристической привлекательности, отметил он, «мы-то точно лучше».

Бизнесу премьер пообещал продолжить снижать административные барьеры и увеличить скорость принятия решений. «Все, что мы делаем — чтобы все, кто инвестирует, знали, что у них есть уважение, меры господдержки, возможность достучаться до главы республики и любого министра»,— отметил он.

Неожиданно господин Назаров поддержал экологические протесты, волной прокатившиеся по республике в августе, а также начавшийся в арбитражном суде процесс возвращения государству Башкирской содовой компании. Со всеми компаниями, которые начинают работать в республике, власти будут подписывать соглашения об участии в социальных проектах в той местности, где расположены предприятия, а также об участии в этих проектах местных подрядчиков и поставщиков, сказал премьер, добавив, что «это помимо того, что компании платят налоги».

«Я считаю, что если я там живу и у меня под носом что-то добывают, то ко мне должны проявлять чуть больше внимания»,— добавил он.



Экономист Всеволод Спивак отмечает, что в сегодняшней ситуации, когда большинство чиновников далеки от понимания связи между своей работой и ее результатом, республике будет полезен любой человек, не утративший навыки и имеющий представление — пусть даже с высоты птичьего полета — о том, что значит работать на открытом конкурентном рынке. «Не думаю, что Назаров сможет в одиночку развернуть всю бюрократическую машину, кардинально изменить практику принятия внесистемных решений, но внести элементы адекватности сможет точно, хотя, наверное, и будет заложником во многих ситуациях, созданных без его участия,— отмечает эксперт.— Если говорить о рисках, то есть риск того, что личные бизнес-интересы премьера будут преобладать над интересами республики. Но, справедливости ради, надо отметить, что пока бизнес-историй, которые публично ассоциировались бы в регионе с группой “Гранель“, меньше, чем ожидалось».

Политолог Сергей Маркелов отмечает, что роль премьера в национальных республиках обычно сводится к роли исполнительного директора в корпорациях. «Это, конечно, всегда второе лицо, которое с утра до ночи разгребает чьи-то завалы, часто даже завалы, созданные региональной администрацией, для которой экономика — не ее фишка,— отмечает эксперт.— Сложность работы экономического блока в такой республике как Башкирия состоит в том, что здесь есть традиция все политизировать: начиная от строительства гостиницы и завершая каким-нибудь корпоративным спором. И меня, если честно, пугает постоянное соревнование с Татарстаном, которое давно проиграно. Наверное, пора перестать этим заниматься. Что действительно следует перенять у Татарстана, так это готовность элит в условиях нормальной внутрикорпоративной конкуренции подложить хороший денежный ресурс под любые прорывные инициативы».

Наталья Павлова


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя