Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ

Доказали, что не фейк

Депутат потребует моральный ущерб за преследование по статье о заведомо ложной информации

Коммерсантъ (Самара) от

Самарский областной суд оставил в силе решение об отказе в привлечении депутата губернской думы Михаила Матвеева к административной ответственности за «якобы распространение им фейка о заболевшей коронавирусом сотруднице полиции». Михаил Матвеев планирует взыскать с МВД судебные издержки и моральный ущерб. Ранее по аналогичной статье его оштрафовали за неподтвердившуюся информацию про заболевание новым коронавирусом в Новокуйбышевске. Депутат планирует обжаловать это решение вплоть до Верховного суда.


Самарский областной суд оставил в силе решение первой инстанции, которая отказалась привлекать депутата губернской думы Михаила Матвеева к административной ответственности по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ о распространении заведомо недостоверной информации «из-за отсутствия состава правонарушения». Об этом сообщил депутат.

Как рассказал Михаил Матвеев, ему поступил вопрос от сотрудника МВД, который просил прояснить насчет сотрудницы полиции, которая приехала из Таиланда и не ушла на самоизоляцию, а вышла на работу. Через некоторое время у нее диагностировали COVID19.

«В „Твиттере“ было опубликовано обращение гражданина и мой комментарий с обращением к руководству ГУ МВД по Самарской области и оперативному штабу по борьбе с коронавирусом с требованием провести проверку. Я отмечал в комментарии, что данное сообщение официально не подтверждено. В МВД, вместо того чтобы, допустим, опровергнуть данное обращение или подтвердить, но сообщить о том, что приняты меры, инициировали попытку возбуждения в отношении меня уголовного дела руками этой женщины»,— отметил господин Матвеев.

По словам депутата, сотрудница полиции написала заявление в отношении него о проверке по статье УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни»: «Следственный комитет не нашел оснований для возбуждения уголовного дела. Прежде всего, как я понимаю, по двум причинам — факт подтвердился и заболевание гражданином особо опасной инфекцией не является врачебной тайной, это вопрос общественной безопасности».

Депутат намерен взыскать с МВД судебные расходы: «Мне мотали нервы в попытке возбуждения уголовных дел, все эти административные преследования, процессы в районном и областном судах».

«Я пока консультируюсь на предмет подачи такого иска. Я хотел бы, чтобы МВД более ответственно подходило к собственному мощному репрессивному аппарату, применяя его осмысленно, особенно в отношении депутата. Потому что это вмешательство в мою депутатскую деятельность. Статус депутата подразумевает поднятие тех или иных вопросов»,— говорит Михаил Матвеев.

До этого под пристальное внимание силовиков попала другая публикация господина Матвеева в «Твиттере» — о неподтвердившейся информации про заболевание коронавирусом в Новокуйбышевске. Правоохранительные органы проверяли публикацию по статье «Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для ­окружающих…».

В марте депутат опубликовал в «Твиттере» сообщение: «Семья из шести человек вернулась 15 марта в Новокуйбышевск из Европы. В течение недели звонили на „горячую линию“, чтобы их обследовали. Через 7 дней только добились: подтвердилась КВИ». На сегодня это сообщение удалено. Следом за этим сообщением в одной ветке говорится: «Об этом сегодня на совете думы рассказал депутат из Новокуйбышевска…» Далее в той же ветке депутат пишет: «… официальная информация только в оперативном штабе. Я в данном случае пересказываю информацию, прозвучавшую на совете думы». На следующий день парламентарий в «Твиттере» сообщил, что в Новокуйбышевске не подтвердилась информация о заболевших коронавирусом.

«На момент публикации эта история уже была фактом общественного резонанса. Потому что товарищ сам выложил фоторепортаж из инфекционного бокса, и были СМИ, которые с утра об этом написали. То, что произошло, не подходит под определение фейк-ньюс — распространение заведомо недостоверной информации. Как она могла быть заведомо недостоверной, если человек имел подтвержденный, хотя и первично положительный, тест. На момент распространения информации она была достоверной. Были источники этой информации, а ее объем корректировался»,— рассказывал депутат.

Следственный комитет отказал в возбуждении уголовного дела по этому факту. Как и в истории с сотрудницей полиции, дело было переведено в административную плоскость по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ.Октябрьский районный суд присудил депутату штраф 45 тыс. руб. Областной суд оставил это решение в силе.

«Готовим жалобу в кассационный суд и вплоть до Верховного суда. Обе истории я считаю политическим заказом в отношении себя и ни в коем случае не считаю информацию по обоим делам фейком,— подчеркивает Михаил Матвеев.— Потому что все, что было опубликовано в „Твиттере“, документально подтверждено. Также, возможно, будет подана жалоба в Европейский суд по правам человека, потому что один из моих защитников представляет правозащитную группу „Агора“». По этому делу у депутата три адвоката — Андрей Карномазов, Андрей Соколов и Станислав Селезнев («Агора»).

«Если были какие-то действия, которые не привели к привлечению к ответственности, ответчик произвел затраты на юристов или проведение каких-либо экспертиз, у него есть право потребовать взыскание с тех, кто его привлекал, в размере стоимости расходов, которые он произвел. Это так называемые судебные издержки. Я не готов отвечать, насколько будет обоснована его позиция и взыщет ли суд потраченные им суммы. Но право предъявить судебные издержки у него есть»,— поясняет управляющий партнер адвокатского бюро «Яблоков и партнеры» Вячеслав­ ­Яблоков.

Ани Айвазян


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя