Коротко

Новости

Подробно

Фото: Михаил Красильников

«Шоу, как по делу Ефремова, в данном случае не получилось»

Стороны процесса над экс-главой Удмуртии Александром Соловьевым обменялись репликами

от

В Завьяловском районном суде Удмуртии репликами обменялись адвокат экс-главы Удмуртии Александра Соловьева Галина Сбоева и представитель гособвинения Дмитрий Походин. Прокурор назвал несостоятельной позицию адвоката по наличию процессуальных нарушений, допущенных следствием, и «намеки» на «меркантильные интересы» бывшего замминистра транспорта Александра Соловьева (тезки экс-главы Удмуртии), выступавшего, по версии обвинения, в качестве посредника при передаче взятки главе региона. Галина Сбоева заявила, что прокурору не удалось устроить «шоу, как по делу Ефремова», при этом вновь указала на ранее вынесенный в отношении экс-замминистра приговор по другому уголовному делу. 15 сентября подсудимый выступит с последним словом.


После завершения прений 9 сентября на суде с репликой выступил представитель гособвинения Дмитрий Походин. Он назвал несостоятельными доводы стороны защиты о необходимости исключить ряд протоколов допросов свидетелей во время следствия. По его словам, там не было допущено никаких процессуальных нарушений, все замечания и дополнения со стороны свидетелей в протоколах закреплены их подписями, не было нарушений и при проведении обыска в доме Александра Соловьева, при этом протокол об изъятии 5 млн руб. составлен в соответствии с нормами УПК, упоминание в одном месте 50, а не 5 млн руб. является технической ошибкой. Кроме того, он сказал, что из протокола следует, что супруге экс-главы Удмуртии были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ.

«Нахожу несостоятельными доводы адвоката о наличии у Александра Михайловича Соловьева, Забарского, Полевикова и Валеева (экс-замминистра Соловьев и Полевиков, по версии следствия, выступали посредниками при передаче взятки, Забарский и Валеев были взяткодателями.— “Ъ-Удмуртия”) оснований для оговора подсудимого, обусловленных желанием улучшить свою участь по другим уголовным делам, чтобы не быть привлеченными к уголовной ответственности, поскольку, как и говорилось в моей речи, вина Соловьева в совершении преступления подтверждается иными доказательствами»,— отметил Дмитрий Походин.

Как сообщал “Ъ”, Александр Соловьев был задержан по обвинению в получении взятки в особо крупном размере (ч. 6 ст. 290 УК РФ) 4 апреля 2017 года. Президент Владимир Путин отстранил его от должности главы Удмуртии в связи с утратой доверия. Изначально Александр Соловьев был помещен под стражу, но впоследствии переведен под домашний арест. По версии следствия, взятки господин Соловьев получал от концессионера, занимавшегося строительством платных мостов через Каму и Буй в районе Камбарки: за вознаграждение он обеспечивал подрядчикам выплаты по госконтрактам и «общее покровительство».

По словам Дмитрия Походина, изменения их статуса, когда кто-то становился подозреваемым, затем обвиняемым, а ныне свидетелями, не может вести к выводу, что следственные действия в отношении них и их показания не нужно учитывать. Он также заявил, что сторона обвинения намеренно не давала оценок материальному положению семьи экс-замминистра, так как это не входит в предмет исследования данного уголовного дела. Утверждения стороны защиты о фиктивном трудоустройстве его супруги в структурах Валеева и постройке Валеевым дома для их сына не подтвердились в ходе судебных заседаний, опровергнуты ими, отметил прокурор.

Дмитрий Походин обратил внимание, что сторона защиты на суде подчеркивала наличие «меркантильного интереса» у экс-замминистра, и исходя из выступлений свидетелей со стороны защиты «может показаться, что Соловьев Александр Васильевич представляет собой государева мужа, озабоченного только глобальными проблемами региона, никак не меркантильными интересами своими и своей семьи, но согласиться с этим нельзя». Он привел в пример имеющуюся в деле аудиозапись разговора между свидетелем Соловьевым и подсудимым, в котором последний интересовался ходом торгов на проведение дорожных работ и выигрывает ли в них его «близкий родственник» Корепанов (по мнению стороны защиты, он не являлся родственником, т. к. не был официально женат на дочери Александра Соловьева), который на тот момент возглавлял одно из республиканских дорожных предприятий. 

«С учетом изложенного сторона обвинения настаивает на признании подсудимого виновным по всем предъявленным ему обвинениям и назначит наказание, вид и размер которого предложен мной в основном выступлении»,— заключил Дмитрий Походин.



Его реплика заняла около 15 минут.

Напомним, гособвинение запросило для 70-летнего Александра Соловьева, обвиняемого в получении взяток на 140 млн руб., 13 лет колонии строгого режима, штраф в размере 280 млн руб., а также трехлетний запрет на занятие руководящих должностей после отбытия наказания. Сам господин Соловьев от участия в прениях отказался.

Его адвокат Галина Сбоева просила время на подготовку своей реплики и выступила с ней 10 сентября. Она назвала высказывания прокурора попыткой сделать из заседания суда шоу, сравнимое с делом российского актера Михаила Ефремова.

«Мои призывы в ходе судебного процесса, обращенные к представителю обвинения, изучить материалы дела, не были услышаны, и та информация, которая прозвучала в репликах, свидетельствует об этом. И вообще создалось впечатление, что, может быть, было желание у представителя обвинения, чтобы это было шоу, как по делу Ефремова, но в данном случае ничего не получилось. Потому что наш процесс очень серьезный, длительное время проводился, поэтому я считаю, что шоу не получилось, а была серьезная плодотворная работа. Меня удивляют те выводы, к которым пришел представитель обвинения, выступая в репликах»,— заявила госпожа Сбоева.



Она отметила, что обыск в доме у экс-главы после задержания был проведен «некачественно», а обнаруженные там деньги «рассматривались как предмет взятки», супруге Соловьева не были разъяснены положения ст. 51 Конституции РФ. При этом задержание экс-главы региона проходило ранним утром, затем его регулярным рейсом самолета этапировали в Москву, проводили допросы, а вечером состоялся суд по избранию меры пресечения, после чего он был помещен под стражу. Его состоянию здоровья, по мнению адвоката, не уделяли должного внимания. Кроме того, к нему не пускали адвокатов, нарушив тем самым права на защиту, заявила госпожа Сбоева.

Отдельную часть выступления она посвятила личности свидетеля — экс-замминистра Соловьева. Она зачитала выдержки из приговора суда, вынесенного ему в июне 2019 года. Бывший чиновник был признан виновным в совершении трех эпизодов преступлений по ч. 1 ст. 286 УК РФ — превышение должностных полномочий. Он был задержан в октябре 2016 года за полгода до ареста главы республики. Дело было связано с проведением дорожных работ, определением победителей на госзакупках и выделением земельного участка. В приговоре указывается, какие «преступные» указания он давал подчиненным, и им приходилось их выполнять, отметила адвокат. При этом там не указывается на какое-либо влияние со стороны главы региона на решение этих вопросов, добавила она.

Факты передачи денег от экс-замминистра, выступавшего, по версии следствия, посредником, подсудимому не были никак зафиксированы, подчеркнула адвокат, при этом перевозка крупных сумму в самолете Забарским должна была привлечь внимание правоохранительных органов, и они должны были пресечь передачу денег, но этого не было сделано по неизвестным причинам, отметила она.

Считает недоказанной сторона защиты также эпизод с Валеевым, который, по версии следствия, помог экс-главе Удмуртии продать дом, а также участие подсудимого в способствовании получению тем земельных участков для разработки и своевременно оплаты за их поставку на строительство мостов.

Кроме того, по ее словам, прокурор «вмешивался» в ход допроса свидетеля посредством ВКС на суде, а во время участия в прениях использовал выражение «по моему мнению», хотя апеллировать он должен был к фактам и документам. Она сочла, что выступление стороной гособвинения было подготовлено в спешке, хотя «сейчас решается судьба человека», и спешить не нужно, указала на «голословность» некоторых утверждений. 

Реплика адвоката длилась около часа. После этого судья Андрей Пермяков объявил перерыв в заседании. 15 сентября с последним словом выступит подсудимый.

Михаил Красильников


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя