Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Российские писатели выступили с ответом

Как они отреагировали на обращение Светланы Алексиевич к интеллигенции

от

Российские писатели ответили на обращение Светланы Алексиевич. “Ъ FM” поговорил с некоторыми из них. Накануне лауреат Нобелевской премии по литературе призвала российскую интеллигенцию отреагировать на происходящее в соседней стране. «Мы слышим только редкие голоса в поддержку. Почему вы молчите, когда видите, как растаптывают маленький, гордый народ? Мы все еще ваши братья»,— написала Светлана Алексиевич в своем обращении. В четверг сразу несколько российских писателей выступили с ответным словом.


Денис Драгунский заявил на своей странице в Facebook, что главный двигатель белорусских протестов — честь. В интервью “Ъ FM” он подчеркнул, что готов оказать всю необходимую помощь несогласным: «Я почувствовал, что оно адресовано мне, что почему-то не было до этой поры никакого большого коллективного письма, петиции от имени российской интеллигенции. Я думаю, что вскоре такое обращение, может быть, появится. Были обращения таких известных людей, как Чулпан Хаматова, Гарик Сукачев, Андрей Макаревич, и они говорили примерно то же, что говорил я, что мы поддерживаем, желаем успеха белорусскому народу. Если надо будет собирать средства кому-нибудь на лечение или на поддержку политзаключенных, если будет такая необходимость, помочь всегда можно. Я поддерживаю эти протесты, потому что я вижу, что это не оппозиция и власть, а это народ против диктатуры».

Людмила Улицкая сообщила в интервью русской службе «Би-би-си», что направила письмо Светлане Алексиевич. В нем она назвала белорусские протесты моделью скорого будущего в России и пожелала «жить в стране, свободной от тупой и тошнотворной власти». В свою очередь, писатель Дмитрий Глуховский в беседе с “Ъ FM” согласился со Светланой Алексиевич — российская интеллигенция недостаточно поддерживает белорусский протест. «За исключением Людмилы Улицкой и Дмитрия Быкова, какую-то критическую позицию по отношению к власти за последние несколько лет, наверное, отваживались занимать только молодые актеры, которые в прошлом году вступались за своего коллегу по цеху. Остальные все, наверное, писатели и режиссеры, за редким исключением, предпочитают в этой истории, как и в прошлогодней, притвориться, что ничего не происходит. Это скорее богема, чем интеллигенция.

Безусловно, свои публицистические способности и возможности, также свои социальные медиа, сети я могу использовать для того, чтобы с людьми говорить о ситуации. Другой вопрос, что, конечно, после Болотной площади меня, как и, наверное, многих других людей, которые в этой истории принимали участие, одолевают сомнения насчет осмысленности этих действий. Дальше встает вопрос просто, не западло ли тебе будет потом с самим собой оставаться во внутреннем диалоге, если сейчас ты полностью проигнорируешь ситуацию в Белоруссии, смолчишь, ничего на эту тему не скажешь».

Ответил Алексиевич и поэт Лев Рубинштейн. Белорусские протесты реабилитируют обесцененное слово «патриотизм», написал он в Facebook. Происходящее в стране Рубинштейн назвал величественным, трагедийным и бесконечно завораживающим зрелищем. Писатель и журналист Дмитрий Быков заявил “Ъ FM”, что поддерживает протесты с самого их начала. Однако помощь, которую может оказать российская интеллигенция, ограничена: «Восхищает меня мужество руководителей этого протеста, хотя руководители там играют не большую роль, я думаю, это явление сетевое. Сочувствую Координационному совету. Я был в нашем координационном совете и хорошо понимаю, до какой степени на него валятся все шишки. Сделать он может очень немного и скорее оттягивает на себя внимание власти.

Конечно, Светлана Алексиевич сейчас как единственный неарестованный член верхушки Координационного совета выдерживает огромную эмоциональную нагрузку. Душой я совершенно с ней.

Никакие организационные формы этого протеста или его поддержки в России действительно сейчас незаметны. Потому что вопрос в том, что можно сделать. Написать коллективное письмо? Но это, по-моему, ничего не изменит. В России сейчас возможны всего три формы поддержки. Одна — ехать в Белоруссию, но я не знаю, насколько сейчас белорусам это нужно, и не испортит ли это их положение, и без того достаточно тяжелое. Вторая — личная форма поддержки, обращение вроде того, что сделали Драгунский, Улицкая, Рубинштейн — это такие частные заявления, которые просто позволяют сохранить лицо. И третья возможная форма — это насколько можно громче рассказывать о фактах нарушения прав человека там».

В свою очередь, писатель Сергей Лукьяненко считает, что россияне не должны вмешиваться в происходящее в Белоруссии: «Это является делом Белоруссии. Существует правительство, народ, оппозиция, спор по поводу того, кто же все-таки какой процент набрал на этих выборах, но все это, разумеется, должен решать народ Белоруссии. Я думаю, что он решит, кто все-таки победил, кто представляет его интересы. На мой взгляд, достаточно неправильно влезать со стороны, будь то интеллигенция, или простые люди. Будет совершенно неверно навязывать свое мнение.

Призыв, конечно, эмоциональный, но мы видели множество цветных революций, все зависит от того, за кого выступает основная масса населения, а не толпа протестантов, вышедших на площадь. Так что я, как гражданин России, пожелал бы белорусскому народу самому определиться, чего он хочет».

Светлана Алексиевич — последний член президиума Координационного совета белорусской оппозиции, который остается в Белоруссии и при этом на свободе. Павел Латушко и Ольга Ковалькова покинули страну после того, как им угрожали уголовным преследованием. Мария Колесникова, Максим Знак, Лилия Власова и Сергей Дылевский арестованы по делу о призывах к захвату власти.

Александр Рассохин


Комментарии
Профиль пользователя