Коротко

Новости

Подробно

Фото: Альпина нон-фикшн

«Почему у женщин при социализме секс лучше» Кристен Годси

Выбор Игоря Гулина

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 33

Антрополог Кристен Годси — автор нескольких книг о социальных трансформациях в Восточной Европе последних десятилетий, довольно заметная фигура в американской славистике. На первый взгляд эта книга тоже выглядит вполне академической. Секрет можно раскрыть сразу: на самом деле это политическая агитация. Ее цель — вернуть привлекательность социализму, обнаружить в нем способность все еще вдохновлять на борьбу и обещать лучшее будущее. (Речь идет о социализме вполне классическом: Годси много ссылается на Энгельса, Бебеля, Розу Люксембург и обходится без современных неомарксистских теорий.) Это именно агитация, не аналитика. Тут нет задачи сказать нечто принципиально новое. Читатель левых убеждений, скорее всего, согласится с большинством ее положений, читатель праволиберальных взглядов будет предсказуемо раздосадован. Насколько книга способна открыть кому-то глаза, сказать сложно. Возможно, потому что работа Годси заточена под американское общество эпохи Трампа и для читателя из остального мира большая часть нюансов выглядят не столь значительными. Что все же делает ее любопытной, понятно из названия. Главный аргумент Годси в пользу социализма — секс.

Для человека из России вынесенный в заглавие вопрос звучит особенно парадоксально. В привычной нам картине секс точно не входит в число социалистических ценностей. В советской культуре секс всегда был глубоко проблематизирован. Он сублимировался в трудовые подвиги, приносился в жертву и если не отрицался, то в большей или меньшей степени вытеснялся из публичного дискурса. Почти вся советская культура — официальная и неофициальная, соцреалистическая и авангардная (начиная от Маяковского и Платонова) была культурой сексуальной фрустрации. Такой же, в общем, была советская жизнь — с неуютом коммуналок, домашними абортами и сексуальным просвещением, обретаемым в школьном туалете. Вопреки известной реплике работницы ленинградской гостиницы, секс, конечно же, был, но он всегда был не нормой, немного аномалией. Именно это сейчас придает советской эпохе особенный эротический шарм.

Годси утверждает обратное: секс при социализме был гораздо лучше, качественнее, чем тот, что доступен современным западным женщинам. Правда, речь идет в первую очередь не об СССР. Здесь, несмотря на революционные амбиции Александры Коллонтай и других эмансипаторных идеологов 1920-х, сексуальное освобождение пошло не лучшим образом (хотя в чем-то все же было гораздо успешнее, чем на Западе). По-настоящему показательны в этом смысле другие страны Восточного блока. В Чехословакии была самая передовая для своего времени сексология, в Польше сексуальное воспитание преподавали в школах, в Венгрии большинство молодых людей, не скрываясь, сожительствовали вне брака. Наконец, социологические исследования показывали, что женщины ГДР испытывали оргазм гораздо чаще, чем женщины ФРГ. После падения Берлинской стены многие жительницы соцблока говорят, что их интимная жизнь была тогда гораздо счастливее и доступность всевозможных товаров и услуг не заменит им утраченного счастья.

Конечно, в этой эротической идиллии есть своя червоточина: во многом центральноевропейские правительства позволяли своим гражданам приватные радости в качестве компенсации за отсутствие публичной жизни, возможности участия в политике. Но главная причина в другом. Хотя борьба с гендерным неравенством в социалистических странах носила половинчатый, а местами довольно формальный характер, восточные женщины действительно были более независимыми, чем их западные сверстницы. Имея собственные карьеры и источники доходов, они были полноценными партнерами мужчин — и в делах, и в любви, а значит могли не подчиняться, а выбирать. А значит — получать удовольствие.

Современный неолиберальный порядок идет рука об руку с патриархальной контрреволюцией. Именно женщины становятся главными жертвами рыночной оптимизации и сокращения рабочих мест. Вместо полноценных участниц экономики они становятся бесплатными домработницами и няньками, то есть просто женами. Секс здесь играет ключевую роль. Он — главный товар, которым женщины капитализма пользуются, чтобы выжить на рынке. Счастью это, конечно, не способствует: чем больше в сексуальных отношениях торговли, тем меньше оргазмов.

Объектом полемики для Годси служит «сексуально-экономическая теория», так и описывающая отношения полов: мужчины получают секс, женщины в обмен — заботу, надежность, деньги, кров и другие блага. Теория эта идеально описывает то, что происходит в интимной сфере при капитализме. При социализме же все по-другому: если женщины и мужчины равны, то сексом можно не торговать, но делиться — менять удовольствие на удовольствие. Те женщины из восточноевропейских стран, что пережили переход к рыночной экономике, на собственной шкуре испытали разницу двух постельных режимов. Впрочем, все это относится не только к тоталитарному социализму. Такую сексуальную демократию можно наблюдать в скандинавских странах, если сравнить их с Америкой или современной Германией.

Даже если солидаризоваться с основными идеями книги Годси, что-то в ней чрезвычайно раздражает. Отчасти дело в почти памфлетном стиле: поучительные случаи из жизни знакомых автора чередуются с бомбардировкой цифрами и примечательными фактами из истории (часто, по крайней мере в том, что касается истории СССР, довольно фантастическими). Но главная проблема в том, что эта посвященная сексу книга удивительно аэротична. Борясь с рыночным измерением сексуальности, Годси сохраняет представление о сексе как о своего рода благе, удобстве — его не стоит продавать, но можно получать в дар, делиться, сохранять для себя. Тем самым сексуальность остается вопросом не политики (в политике всегда присутствует страсть, а значит эрос), а экономики — пусть экономики гораздо более справедливой, чем капиталистическая. Поэтому освободительная риторика Годси выглядит немного бесчеловечной, при всем очевидном благородстве ее намерений.

Посыл этой книги можно выразить лаконично: нерегулируемый капитализм плох для женщин, и если мы воспримем некоторые идеи социализма, женщины будут жить лучше. Если все сделать правильно, социализм влечет за собой экономическую независимость, благоприятные условия труда, гармоничное распределение сил между работой и семьей и даже более качественный секс. Чтобы найти дорогу в такое завтра, нужно сделать выводы из ошибок прошлого, в том числе вдумчиво оценить историю государственного социализма в Восточной Европе XX в.
Если такая перспектива вас привлекает, давайте подумаем, что мы могли бы сделать, чтобы все изменить. Если вы не понимаете, почему капитализм как экономическая система несет женщинам один только вред, и не верите, что в социализме может быть хоть что-то хорошее, это короткое исследование раскроет вам глаза. Если вам плевать, как живут женщины, поскольку вы крайне правый интернет-тролль и женоненавистник, не тратьте деньги даром — эта книга не для вас

Альпина нон-фикшн
Перевод: Наталья Колпакова

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя