Подробно

29

Фото: Getty Images

Есть ли жизнь в Венеции

Как проходит 77-й Венецианский кинофестиваль

от

Многострадальный Венецианский кинофестиваль, первый, большой, посткарантинный, все-таки открылся. Пандемия не пощадила Канн, Локарно, сдался даже сентябрьский Торонто, который пройдет онлайн, но Мостра решила — смотру быть, на собственном примере демонстрируя, что жизнь после локдауна есть. Вот только какая — разбирается в Венеции специально для «Коммерсантъ Стиль» Ольга Яжгунович.


Обстановка


Открывался фестиваль на фоне тревожных сообщений о второй волне коронавируса: по всей Европе, Италия не исключение, снова растет число инфицированных, кое-где локально уже начали вводить новые ограничительные меры.

На этом фоне особенно видны старания дирекции фестиваля: еще до начала смотра всем журналистам были разосланы подробные инструкции — шахматная рассадка в кинозалах, билеты и пресс-конференции только заранее и по регистрации (открывается она за 74 часа, это очень удобно), перед каждым сеансом всем измеряют температуру, на территории Лидо постоянно присутствуют медики и напоминания о мерах предосторожности, а маску проще сразу «прибить» к лицу — снимать ее во время сеансов строго-настрого запрещено (за этим стараются следить), как и на всей территории фестивального комплекса. Правда, то и дело в тени дерева или у фонтана можно встретить редких нарушителей с маской на подбородке — погода стоит отличная, и воздух с моря свеж.

Если на подступах к фестивальному комплексу всякого входящего ждет температурный чекпойнт и проверка сумок, то на вапоретто, доставляющих гостей,— полная доковидная посадка, и все радостно толпятся сначала на палубе, а потом у выхода, чтобы быть первыми в очереди на досмотр.

Людей в городе и на фестивале, кажется, немного, и в основном не из-за противокоронных ограничений, а пограничных препятствий — в туристическом центре сплошь немецкая речь, что легко объясняется близким расстоянием и схожей эпидемиологической обстановкой, грустят на набережных продавцы сувениров, многие магазинчики и рестораны закрыты, почти не видно гондольеров, и даже голуби куда-то попрятались. Хочется порадоваться городу без туристов, но пустынная площадь Сан-Марко скорее удручает, одинокая в своей золотой красоте — здесь в городском музее Коррере при поддержке Dior недавно стартовала выставка художника Фабрицио Плесси L`et dell`oro («Золотой век») — водопады расплавленного золота струятся по окнам и эффектно подсвечивают площадь в темное время суток.

Немецкая речь слышна и в очереди на вапоретто, у стойки иностранной прессы на регистрации тоже в основном были коллеги из Германии, вторые по численности, кажется, итальянцы. России в «белом» въездном списке нет, так что кинокритикам пришлось добираться на перекладных, делая невероятные крюки, сдавать тесты и отвечать на вопросы пограничников — обо всех впечатлениях они рассказывают в своих венецианских хрониках, например Антон Долин, Егор Беликов и Зинаида Пронченко. Доехали до смотра и Екатерина Мцитуридзе и Михаил Друян. Я же, переехав в Европу этой весной, отделалась легко: добиралась на машине с остановками за полтора дня. Парадоксально, что если в аэропортах есть хоть какая-то видимость контроля — на рейсах в Италию у всех проверяли наличие медицинских масок и мерили температуру, то при пересечении наземной границы с Австрией про COVID-19 не напоминает вообще ничего, как говорится, business as usual.

В очередях на вапоретто, досмотры и показы обсуждают, кажется, вечные темы: дедлайны, придирчивых редакторов, только что просмотренные фильмы, которые пока (прошла половина фестиваля) вызывают жаркие споры.

Про программу и звезд


В этом году до фестиваля не доехали большие релизы — по понятным причинам нет Голливуда (кроме ожидаемого неовестерна Хлои Чжао «Земля кочевников» с Фрэнсис Макдорманд). При таком раскладе российские фильмы не остаются незамеченными — один мой иностранный сосед по пресс-показу очень советовал своей коллеге присмотреться к дебюту Филиппа Юрьева «Китобой» из альтернативной программы «Дни авторов» о любви юного чукотского охотника к вебкам-модели. В этой же программе показали и новую работу Ивана Твердовского «Конференция».

Юлия Высоцкая и Андрей Кончаловский на фотоколле фильма «Дорогие товарищи!» на 77-м Венецианском кинофестивале

Фото: Getty Images

Похожая история и со звездами: в этом году красную дорожку расстелили за стеной, отгородив фирменным принтованным забором, и поcтавили для публики большой экран — все проходы можно наблюдать в реальном времени с улицы или в кинозале. Добравшиеся до Венеции селебрити выходят на дорожку в масках, в их числе президент жюри Кейт Бланшетт и Тильда Суинтон (она получила почетного льва за вклад в кинематограф и представила свой новый фильм «Человеческий голос»), которая очень интересно смотрелась в кутюрном наряде Chanel и с причудливой маской, похожей на бабочку, которую создал художник Джеймс Мерри. Актера Мадса Миккельсона фотографы подловили ответственно измеряющим температуру и, конечно, в маске — всем, у кого выше 37,5, вход воспрещен.

Некоторые звездные смельчаки пришли на премьеру своих фильмов и смотрели их в зале вместе со зрителями (разумеется, в масках). В субботу режиссер Абель Феррара появился на сеансе с женой Кристиной и дочерью Анной (они же снялись в его фильме) — представить документальную короткометражку, переосмысляющую карантинную реальность, «Sportin` Life» с Уиллемом Дефо и получить специальную награду Jaeger-LeCoultre Glory to the Filmmaker Award, присуждаемую за неоценимый вклад в киноискусство. А на драме «Фрагменты женщины» можно было увидеть режиссера Корнеля Мундруцо и исполнительницу главной роли Ванессу Кирби, которая снялась в еще одном конкурсном фильме — «Мир грядущий», его уже взяла на дистрибуцию компания Sony.

На пресс-конференциях тоже в основном европейский состав: Стейси Мартин, сыгравшая главную роль в конкурсном фильме француженки Николь Гарсия «Любовники», династический режиссер Джиа Копполла в воскресенье в отеле на Лидо с журналистами общалась в элегантном наряде от Gucci и представляла свой второй фильм «Мейнстрим» о том, как соцсети и погоня за лайками и подписчиками разрушают нашу жизнь.

Если в городских ресторанах можно заметить немногочисленных туристов и аккредитованных на фестиваль гостей, на Лидо дела обстоят чуть поживее, но, кажется, без былого размаха, а после шести вечера полиция строго напоминает всем гуляющим про «маскерина». Вот оно — фестивальное веселье в новые времена, которое лучше всего иллюстрирует не снятый с прошлогодней Биеннале баннер на остановке «Арсенале», чья надпись гласит: «May You Live In Interesting Times».

Ольга Яжгунович — из Венеции


Комментарии

Наглядно

Приложения

Профиль пользователя