Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Книга «Огонь, вода и настоящие люди»

«Думал, что буду героем, а получилось чуть ли не уголовное дело»

Истории уральских спасателей

от

10 лет назад леса Свердловской области серьезно пострадали от пожаров. В тот год полностью сгорел поселок Вижай, огонь также уничтожил значительную часть заповедника «Денежкин камень». Спасатели вспоминают, что в какой-то момент число пожаров превысило количество групп, задействованных в тушении. Как тогда удалось справиться с огнем, бывшие и действующие сотрудники МЧС рассказали для книги «Огонь, вода и настоящие люди», изданной “Ъ-Урал”.


В начале августа 2010 года на севере Свердловской области из-за аномально жаркой погоды стремительно распространялись лесные пожары. В результате в ночь с 11 на 12 августа полностью сгорел поселок Вижай, состоявший из 26 домов, но человеческих жертв удалось избежать. Только за сутки 18 августа, согласно сводке МЧС, было зарегистрировано 157 природных пожаров на площади 6,862 тыс. га, из них потушено 37 пожаров на площади 675,65 га. Общая группировка сил и средств на тушении природных пожаров составила около 1,4 тыс. человек и 194 единицы техники. На помощь свердловским спасателям прибыли мобильные группы из Ханты-Мансийского автономного округа, Курганской и Тюменской областей.

Юрий Сродных, в 2010 году начальник Уральской авиабазы лесоохраны:

— В 2010 году Свердловская область горела очень сильно. Предвестником горючего года была малоснежная осень — почва быстро просохла. Вдобавок, предыдущий год был плодородным на траву: она вымахала хорошо, и на следующий год получился очень хороший горючий материал. Когда я анализировал произошедшее, то вспомнил, что подобные условия у нас сложились в 1987 году. В тот год мы хотели попрыгать, но все не могли — была жара и много дождей, а на следующий год вспыхнуло.

Последствия природных пожаров в Свердловской области

Фото: Книга «Огонь, вода и настоящие люди»

Самой эффективной при лесных пожарах является деятельность мобильных пожарных групп, которые работают с помощью ранцев. Технология проста и действенна — группа прыгает на место, пока пожар еще маленький, и его локализует. Были у нас и моторизованные вещи, но они не прижились — и ГСМ надо перевозить, что сложно, и разбивается техника при десантировании.

Из 2010 года больше всего запомнился пожар в заповеднике Денежкин камень. Это не наша территория, мы ее не должны были защищать. Тогда МЧС тушило с воздуха, но это продолжалось порядка месяца-полутора, так как работать там было очень сложно — большой слой мха.

Нужны были условия для эффективного тушения. Например, подходящие водоемы. А их не было. К тому же там очень плотно растет лес, поэтому вода до места назначения — очага пожара — просто не доходила, а оседала на кронах деревьев. Кроме заповедника, активно горели и наши леса. В начале июля горело в районе поселка Гари. Когда число пожаров превысило количество групп, то мы перестали справляться. Один пожар выскочил за 100 га. Мы начали стягивать силы, но ситуация вышла из-под контроля.

Часто пожары происходят из-за грозы. Где-то в начале августа у нас появилась информация, что начались пожары на горе, куда просто не добраться, людей не сбросить. Эти труднодоступные пожары разрослись и вышли к Вижаю. Поселок сгорел полностью. Пожар с гор пришел неожиданно: он за день перемахнул 15 км и перескочил речку в 30 м. Там была очень большая тяга, ветки, головешки летали метров на 300.

Андрей Ярмак, пилот авиации МЧС:

— 2010 год был нетипичным. Мы тушили лесные пожары с конца июля по конец октября. Были сложности – отсутствие водоемов, подходящих для того, чтобы набирать воду в подвесное устройство. Также сильно мешало огромное задымление и дикая жара. Мы пока воду плюхали и летели за новой, все высыхало и загоралось с новой силой. Кроме того, там порядка 70 лет не ступала нога человека, за это время накопился огромный слой мха. Сверху мы проливали сантиметров 10 от силы, а внутри все равно все тлело.

Сгоревший поселок Вижай (Свердловская область)

Фото: ОТВ

Работали мы с рассвета до заката. Физически было сложно. Мы там постоянно базировались в Ивделе. Оттуда вылетали на разведки, определяли районы, где какому экипажу работать. В тот год у нас техники было много: и Ми-26, и Ми-8, и Бе-200, которые брали воду из Таватуя. А еще работал самолет Ил-76, но заправляли его водой в Кольцово, поэтому он больше заправлялся, чем летал.

Вертолетам было сложно работать — на севере области просто нет воды. Вроде озера есть, а глубина по колено. Чтоб воду черпануть, нам надо было как минимум метра полтора, поэтому приходилось летать далеко от места тушения. Работали на местах с нулевой видимостью, тушили с разворота. Тогда мы практически не видели друг друга и постоянно держали связь между бортами и по координатам отслеживали местоположение всех вертолетов, работающих в районе.

Андрей Заленский, ветеран МЧС, в 2010 году и.о. начальника Уральского регионального центра МЧС:

— Мы знали, что на Вижай идет верховой пожар, а такой пожар во всем мире еще никому не удалось остановить. В этот день я дал команду поставить туда пост пожарных, а МВД установили свой пост.

Вижай — это бывшая колония ГУЛАГа. Там жили люди, которые раньше там сидели. Это было место, куда приезжали охотники и рыбаки. Естественно, выпивали.

Перед тем как огонь дошел туда, пожарные обдали водой все жилые дома и бараки. Они на руках вынесли всех пьяниц, некоторые были в отключке. Положили их в реку, которая была рядом. Туда же закатили машины, загнали собак и весь скот. Благодаря этому все смогли выжить. Мы справились — не допустили гибели людей. Но поселок Вижай сгорел.

Меня сразу вызвал полномочный представитель президента в Уральском федеральном округе Николай Винниченко и сказал, что завтра утром мы вылетаем на место. Я подготовил вертолет. С нами был губернатор Свердловской области Александр Мишарин. Прилетели прямо в поселок Вижай, прошлись по пепелищу, поговорили с людьми. Потом перелетели в Ивдель. Собрали жителей в зале, сами сели в президиум.

Я спокоен, потому что выполнил свой долг, сохранил жизни людей. Вдруг Винниченко говорит: «Андрей Викторович, вы скажите, пожалуйста, а где начальник главка МЧС по Свердловской области?». Я тогда исполнял обязанности начальника регионального центра. Отвечаю: «Он в отпуске за границей, не мог купить билеты обратно». Винниченко прямо при всех стал меня отчитывать, а затем сказал: «А ну-ка, Шойгу мне на телефон!».

Я вышел. Меня всего трясет. Думал, что буду героем, а получилось чуть ли не уголовное дело. Звоню Шойгу, представляюсь, говорю, что мне полномочный представитель сказал снять начальника главка. Шойгу разозлился и попросил передать трубку Винниченко. Смотрю, Винниченко то белеет, то краснеет. Затем молча отдал мне телефон. Я не знаю, что ему сказал Шойгу, но, видимо, объяснил, кто в МЧС принимает решения.

Уже потом, после этих пожаров, Шойгу решил меня поставить на должность начальника главка.

Книга «Огонь, вода и настоящие люди»


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя