Коротко

Новости

Подробно

8

Фото: из архива Ольги Усковой

Сани, езжайте сами

Что общего у Карла Маркса с искусственным интеллектом?

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 72

Мы крайне мало знаем об отечественной школе искусственного интеллекта (ИИ), особенно в той ее части, что относится к автономному транспорту. Это закономерно, ведь в силу существующей юридической базы рынка самоуправляемых автомобилей в России пока нет. В ожидании новых законов профессионалы развлекаются как могут. Думают над искусственным осязанием, размышляют об электронном правительстве, моделируют мир, в котором ИИ займет все сферы жизни. О том, насколько близко беспилотное будущее, «Автопилоту» рассказала Ольга Ускова, генеральный директор компании Cognitive Pilot.


Записал Дмитрий Леонтьев


В России нельзя выпустить на дорогу автомобиль без водителя – законодательство этого не позволяет. Поэтому сегодня мы продаем лишь элементы искусственного интеллекта. Например, поставляем систему компьютерного зрения для автопилота 4-го уровня компании Hyundai Mobis и другим производителям. Но главное, занимаемся направлениями, где это сейчас экономически выгодно. Например, сельхозтехникой.



Комплект для комбайна состоит из видеокамеры, блока управления, планшета, датчиков угла поворота колес. Сельский автопилот не требует сложных настроек. Он держит скорость, контролирует кромку поля, рядки, валки, видит неубранные участки и различает полегшую культуру. Когда нужно, он останавливается перед препятствием и выстраивает нужную траекторию объезда. Альтернатива нашей разработке одна – автопилот, работающий с помощью GPS. Однако ему необходим высокоточный сигнал позиционирования, который не всегда можно получить в реальных условиях. К тому же базовые станции стоят приличных денег. Наша технология работает полностью в автономном режиме. Во время уборки урожая смена длится 12 часов. Механизатор устает и может уходить за границу кромки больше чем на полметра. Так остается неубранным поле почти в шесть гектаров. Хозяйства с банком земель в несколько десятков тысяч гектаров теряют на этом до 350 тысяч рублей в месяц. При использовании автопилота точность максимальная, при этом еще и снижается расход топлива благодаря более равномерному движению. То есть комплект для беспилотного комбайна окупается за два сезона, при том что механизатор остается в кабине и получает зарплату.

Фото: из архива Ольги Усковой

Автономный комбайн с Cognitive Agro Pilot убирает пшеницу в Тамбовской области. Август 2020 года.

Фото: из архива Ольги Усковой

Еще одна наша тема – железные дороги. Аварии там по-прежнему не редкость, и случаются они в основном из-за невнимательности машиниста. Искусственный интеллект распознает запрещающий сигнал семафора, закрытую стрелку, видит человека на путях, прогнозирует угрозу столкновения с другим составом. Система предупреждает машиниста и требует снизить скорость, а если тот не реагирует, тормозит сама. В США мы продаем нашу разработку крупнейшему производителю железнодорожных составов. В Китае – компании, выпускающей легкие поезда.

Отечественную школу ИИ создал Александр Кронрод. Мой отец учился у него на факультете вычислительной математики и кибернетики МГУ. Тогда по части искусственного интеллекта американцы обгоняли нас лет на пятнадцать. Полвека назад идея развивать компьютерный мозг через игру возникла одновременно среди разработчиков во всем мире – в США, Канаде, Франции и СССР. У нас целая лаборатория занялась обучением компьютера игре в шахматы. В то время компьютер занимал несколько комнат. Уговорить компартию отдать огромные вычислительные мощности на решение столь отвлеченной задачки было непросто. Кронрод закинул мысль, что это можно использовать в системе анализа данных в масштабе государства. Проект с самого начала не имел отношения к военным, поэтому стало возможным обширное международное сотрудничество с лабораториями за границей. В семидесятых годах мы мерились «интеллектами» с американцами уже на полную катушку. Шла жесткая международная конкуренция. Финальное сражение назначили в Швеции. Наша команда поехала туда на шахматный поединок с огромными бобинами в багаже. Тогда никакой передачи данных, кроме телефона, не было, как и дискет. Я хорошо помню, как пришло известие о победе. Глубокой ночью мы сидели в клубах сигаретного дыма в одной комнате – дети, взрослые – и ждали результатов возле телефонного аппарата. Когда звонок раздался, началось дикое гулянье, крики, вопли. Ощущение – словно в космос полетели.

Фото: из архива Ольги Усковой

Фото разработчиков «Каиссы» в Музее компьютерной истории (США).

Фото разработчиков «Каиссы» в Музее компьютерной истории (США).

Фото: из архива Ольги Усковой

Инвестировать в бизнес по беспилотному транспорту в 2012 году мне предложил муж. Вместе с приятелями затащил меня в коридор, где ездила машинка с глазом в виде камеры. Машинка пинала мяч. Все восхищенно кричали: «Вон, вон, поймал мяч! Смотри! Давай делать беспилотный автомобиль!» Я сначала послала их подальше. Но за месяц они меня дожали. Два года они тратили деньги, дурачились, но в 2014 году вдруг приехала делегация из компании Continental в составе тридцати семи человек. Стало ясно: это не переговоры, а промышленный шпионаж. Раз немцам настолько интересно, надо серьезно разбираться, и мы наконец сделали нормальную инвестиционную модель и начали испытания вместе с КамАЗом.

Порой для наших разработок искусственного интеллекта мы перенимаем чисто биологические модели. У основоположника советской нейропсихологии Александра Романовича Лурии в середине прошлого века была больница на пятьсот коек в Челябинской области, где он работал с тяжелыми случаями поражения мозга у солдат, даже когда оно достигало тридцати процентов. Искусственный интеллект, используемый нами в автопилоте, конструирует четкое изображение из хаоса. Как бы послойно собирает распознаваемую картинку дорожной сцены: пешехода, автомобиля... Лурия точно так же слоями восстанавливал сознание раненых бойцов.

Фото: из архива Ольги Усковой

Не все должно давать прибыль. Нельзя обойтись без чистого творчества, всегда должно быть что-то кроме рутины. Так мы вышли на тему двигательных реакций и управления телом, поскольку для автопилота важно вовремя запускать процессы торможения, руления, акселерации. Затем из-за пандемии возникла история, связанная с актуаторами, заменяющими тактильный контакт с близкими людьми. Сейчас мы объединили два этих направления в одно – искусственное осязание. Вполне возможно добиться близких осязательных ощущений при удаленном контакте. И это касается не только искусственного члена, как принято думать, хотя и его тоже.

Социализация изобретений требует времени. Когда запустили паровоз в середине XIX века, то шли дискуссии, не взорвется ли мозг на скорости в 45 км/ч. Лев Толстой не случайно бросил Анну Каренину под поезд. Он держал руку на пульсе, изучал конъюнктуру. Я читала его письма и уверяю вас, если бы он творил в наше время, то Каренина упала бы под беспилотник. Он писал актуальные романы-бестселлеры.

Первый прототип отечественной беспилотной машинки умел «играть в футбол».

Фото: из архива Ольги Усковой

Роботы в обозримом будущем заменят огромное количество специалистов, от водителей до врачей-терапевтов, архитекторов и даже пиарщиков. Это неизбежно. Они быстрее, точнее и в конечном счете профессиональнее. Профессию будут иметь только программисты, нейронщики и постановщики задач. Все остальные будут сидеть на базовом доходе, как во время пандемии. Думаете, я преувеличиваю профессионализм ИИ? Почти десять лет я общалась с журналистами на разных континентах, и только один из них посмотрел в мой Facebook, чтобы разнообразить общение (этот журналист работает в журнале «Автопилот». – Ред.). Остальные задавали типовые вопросы. Недаром ИИ уже пишет новости самостоятельно.

Чем заняться людям, чьи рабочие места займут роботы? Пандемия оказалась социальным экспериментом, в некотором роде дающим ответ на этот вопрос. После истории с изоляцией я начала гораздо лучше думать о российской части человечества. Честно говоря, был страх, что гораздо больший процент людей просто сопьется. Однако люди повально занялись самообразованием! Рисование, музыка, языковые курсы, йога и прочее. Это и есть та модель, которая будет работать при нашествии роботов: творчество и самосовершенствование.

Фото: из архива Ольги Усковой

Победа искусственного интеллекта в мире будет второй Октябрьской революцией. Человек постепенно убирается из процесса производства. Поэтому так и трясет сегодня пространство. Отсюда финансовые и политические сдвиги. Мы находимся внутри этой социалистической истории, предсказанной еще Марксом.

Искусственный интеллект станет опорой для заболевшего человечества. Мы не справляемся с информационным потоком, мы не можем себя накормить, мы не можем за собой убрать. «Беспилотное» правительство не фантазия, а будущее. Человек растерян перед глобальными вызовами, от экологии до вирусных атак и социальных бунтов. Нужно более четкое неэмоциональное управление, допускающее минимум аварийных ситуаций. Это вопрос, решаемый на программном уровне. Но инерция мышления у общества велика. Человечеству понадобится, думаю, лет тридцать, чтобы принять столь смелую идею.

Комментарии
Профиль пользователя