«Детям скажу, что болела»

Жительница КЧР рассказала “Ъ”, как оказалась среди финансистов боевиков в Сирии

В Следственном управлении УФСБ по Карачаево-Черкесии закончили расследование дела уроженки Волгоградской области Заремы Магомедовой (имя изменено по просьбе собеседницы.— “Ъ”). Мать двоих малолетних детей помогала переправлять деньги боевикам, находящимся в Сирии и продолжающим воевать за признанное в России террористическим «Исламское государство». Она была задержана с поличным при переводе денег. Сейчас госпожа Магомедова проходит обвиняемой по делу о финансировании терроризма. По словам молодой женщины, она раскаивается в своих действиях.

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ  /  купить фото

В поле зрения ФСБ Зарема Магомедова попала довольно давно, когда на различных интернет-площадках участвовала в дискуссиях по поводу войны в Сирии и отстаивала идеи создания халифата.

До этого, по ее словам, она вела обычную жизнь. Училась в школе, хотела поступать на юридический, но родственники решили, что ей лучше получить специальность программиста: очень хотели, чтобы девушка жила в городе, имела хорошую профессию и приличную зарплату.

К религии, по ее словам, она пришла случайно. Пошла вместе с родственницей в мечеть, и там появилось какое-то особое чувство причастности к исламу. Правда, ислам девушка изучала не в мечети, а по интернету и по книжкам, которые ей давали подруги.

«Я сразу для себя решила, что буду покрытая»,— рассказывает она “Ъ”, но оказалось, что родственники не были в восторге от ее решения «вести религиозный образ жизни».

«Когда я поступила в колледж, родственники убедили меня снять хиджаб и выглядеть светски, чтобы не возникало проблем во время обучения»,— говорит она. Правда, учеба быстро закончилась. Подруги познакомили ее с молодым человеком из Чечни, и в январе 2013 года у них родилась дочь. А еще через полгода отца ребенка посадили «за уголовное преступление». «Он мне через знакомых передавал, что, когда вернется, заберет нас с дочерью в Чечню, но я этого не хотела, решила, что он мне не подходит, потому что был против хиджаба, заставлял меня носить просто косынку, как женщины на Кавказе носят, и ему не нравилась моя любовь к религии, он считал, что я слишком фанатично к ней отношусь».

По словам Заремы, после ареста первого мужа она снова надела хиджаб, «вернулась к исламскому религиозному образу жизни» и начала искать себе мужа «из числа верующих мусульман». Колледж она так и не окончила. На вопрос, какая у нее была бы специальность, она отвечает, что не знает, добавляя, правда, что училась хорошо — «тянула на четверки».

«Я и бизнесом занималась: у меня было свое ИП, мы с подругой делали пиццу, я потом оставила этот бизнес подруге, когда уезжала в Норильск»,— говорит она с гордостью.

В Норильск Зарема ехала к новому мужу, с которым познакомилась через соцсеть «Одноклассники».

Мужчина был старше ее на 15 лет, работал на стройке. В декабре 2013 года они заключили мусульманский брак, и в октябре 2014 года у них родился сын. Жить решили в Карачаево-Черкесии, где у мужа были родственники и друзья.

О своем втором муже Зарема говорит мало: только то, что он спокойный и работящий. И добавляет, что она с ним уже в разводе, о причинах которого говорить не будет. Как относился муж к ее активной жизни в интернете и организации помощи «братьям» в Сирии, она тоже не говорит.

Активно пользоваться интернетом девушка стала где-то с 2013 года: зарегистрировала личные страницы практически во всех социальных сетях: в Facebook, «ВКонтакте», на платформе «МирТесен», в «Одноклассниках». Правда, особой активности на страницах, которые существуют и сейчас, не видно. Есть фотографии маленькой дочери, ссылки на мудрые изречения и репосты страничек мусульманского женского клуба. Записи обрываются где-то в начале 2015 года. Как объяснила сама Зарема, чаще всего «с разными людьми» она списывалась через страницу в «Одноклассниках».

«Мне туда писали и "братья", которые воевали на стороне "Исламского государства" (запрещено в России) в Сирии, предлагали замужество и выезд, но я не поехала. Может быть, если бы была одна, без детей, поехала, но я отказалась от всех предложений»,— говорит госпожа Магомедова.

Однако уже в 2014 году отношение к сирийским событиям у нее кардинально изменилось. «Где-то с 2014 года я стала активно смотреть все материалы о боевых действиях на территории Сирии. Для меня это были не просто видеоролики, а возможность увидеть священную войну мусульман против правительственных войск. Я стала изучать и анализировать идеологию халифата и поддерживать тоже». На вопрос, а что такое халифат, она с некоторым удивлением отвечает, что это «исламское государство, где живут по законам ислама». «Это же важно для мусульман, особенно девочек, ходить в исламскую школу, соблюдать правила. Я, вот, о своей дочери думаю, ей уже скоро пора покрываться».

Зарема признается, что там же в «Одноклассниках» часто вступала в религиозные споры относительно необходимости ведения «священной войны» и стала знакомиться с людьми, которые разделяли ее идеи, а многие впоследствии даже выехали в Сирию для участия в боевых действиях. Сама она, по ее словам, до 2018 года никаких активных действий в поддержку запрещенного в России ИГ не предпринимала.

Однако в 2019 году она начала помогать «братьям и сестрам». «Я решила что-то делать. Создала страничку в Facebook и Telegram под ником Сирена и начала предлагать помощь всем, кому нужно переправить в Сирию деньги».

К тому времени у Заремы уже были тесные контакты с участниками запрещенного в РФ ИГ. «Я от них узнавала о ситуации в Сирии, о том, где идут боевые действия, о положении в лагерях беженцев, таких как "Аль Холь"»,— рассказала собеседница “Ъ”.

Одновременно в Telegram девушка нашла канал уроженки Дагестана под ником Умм Ханифа, которая вместе с мужем организовала также канал по переводу денег на территорию Сирии. Эта семейная пара обосновалась в Египте и, как уточнила Зарема, придерживалась взглядов боевиков, воюющих в Сирии.

Деньги переправлялись по определенной схеме: человек, который хотел «помочь братьям», писал Зареме «в личку». «Как правило, для этого человек создавал фейковую страницу и после того, как деньги проходили, ее удалял»,— рассказала девушка “Ъ”. По ее словам, после каждого обращения она через Facebook связывалась с Умм Ханифой и получала у нее реквизиты «Киви кошелька», которые передавала тому, кто обращался к ней за помощью. «Этот человек перечислял деньги на полученные реквизиты, а Умм Ханифа или ее муж затем пересылали деньги уже в Сирию на "Киви кошельки" находящихся там боевиков. Потом я скидывала Умм Ханифе данные на получателя и его номер телефона, с привязанным "Киви кошельком", куда ему уже приходил перевод. Ну, а обналичивать деньги надо было уже у "процентщиков"».

В том, что деньги доходят до адресатов, Зарема не сомневалась: «Я же перед тем, как связаться с Умм Ханифой, видела, сколько она отчетов размещала о переводах».

Скольким «братьям» в Сирии Зарема помогла с финансированием, она точно не знает. Говорит, что к ней за все время обращались человек шесть.

Задержали девушку только в январе 2020 года, когда она согласилась перевести деньги в Идлиб на нужды воюющих боевиков. В отношении нее в УФСБ по Карачаево-Черкесии было возбуждено уголовное дело по статье финансирование терроризма (ч. 1.1 ст. 205.1 УК РФ). Сейчас ей грозит реальный срок: санкция по этой статье предполагает срок лишения свободы от 5 до 15 лет. На вопрос, как она будет жить, когда вернется, она уверенно отвечает, что будет жить с детьми. Как будет зарабатывать на жизнь без профессии, девушка не знает, но обещает начать учиться, «наверное, на врача». А на вопрос, как объяснит своим детям свое долгое отсутствие, говорит, что они еще маленькие и ничего не понимают: «Скажу им, что мама просто болела».

Александра Ларинцева, Пятигорск

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...