Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ad Marginem

«Бредовая работа» Дэвида Гребера

Выбор Игоря Гулина

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 12

Дэвид Гребер — американский антрополог и политический мыслитель (с конца 2000-х, после громкого конфликта с администрацией Йельского университета, он преподает в Британии), активист анархистских взглядов (участник «Оккупай Уолл-стрит» и, как считается, изобретатель лозунга «Мы — 99 процентов»), на редкость обаятельный публичный интеллектуал, совмещающий академические выступления и бурную твиттер-активность. На русский переведены две его самые известные книги — монографии-манифесты «Долг: первые 5000 лет истории» и «Утопия правил. О технологиях, глупости и тайном обаянии бюрократии». «Бредовая работа» — вещь на первый взгляд менее серьезная, но на деле не менее важная.

У этой книги забавная история. В 2013 году Гребер опубликовал в не слишком известном журнале «Strike!» небольшую заметку под названием «О феномене бредовой работы». Неожиданно она произвела фурор: колонку перепечатало множество изданий, быстро перевели на десяток языков, консервативные публицисты стали писать опровержения, а сам автор получил сотни писем и сообщений в соцсетях, подтверждающих его подозрения. Гребер собрал эти отзывы, с некоторыми из авторов поговорил обстоятельнее и уже на основе нового материала написал целую книгу.

Сама идея заметки звучит очевидно, но никому до Гребера не приходило в голову сказать это с такой прямотой: миллионы людей в современном мире заняты бредом — работой, в которой нет смысла, которая не приносит миру никакой пользы, иногда приносит откровенный вред и, как правило, не доставляет абсолютно никакого удовольствия. Все больше работников считают свою работу чушью.

Некоторые профессии являются бредовыми более или менее полностью — маркетологи, агенты по продажам, разнообразные консультанты по оптимизации и тренеры по повышению эффективности. Другие выглядят осмысленно, но на практике сводятся к составлению отчетов и презентаций, заполнению форм, бесцельным совещаниям и просто просиживанию в офисе с девяти до шести. Даже те профессии, что по идее необходимы для общества (учителя, врачи, социальные работники), все больше подвергаются «бредовизации»: невероятное количество времени и сил в них отнимает бюрократическая суета.

Это странное положение. На протяжении всего ХХ века идеологи научно-технического прогресса прогнозировали освобождение человека, автоматизация труда обещала, что мы будем работать все меньше. Одних это обещание увлекало, других беспокоило, но почти никто не заметил, что оно вообще-то исполнилось. Примерно у половины населения Земли на самом деле нет работы. Люди либо генерируют бред, либо вынуждены обслуживать производителей бреда (убирать их офисы, носить им еду). Мы легко могли бы работать гораздо меньше, жить в свое удовольствие, заниматься творчеством, политикой, любовью. Вместо этого мы работаем (или «работаем») так много, как никогда в истории человечества. На все остальное времени практически не остается.

Гребер подробнейшим образом исследует типы бредовой работы, классифицирует ее, изучает эволюцию форм бреда. Довольно большая часть обаяния книги в том, что она очень смешная. «Бредовую работу» можно читать как жуткую сатиру на современный мир. Отчасти остроумие Гребера, его способность к остранению повседневного опыта, кажется, связано с его профессией. Он пишет об экономике и политике, но пишет именно как антрополог — балансируя между взглядом изнутри и с птичьего полета. Благодаря этому двойному взгляду привычные объяснительные схемы расшатываются. Гребер замечает то, что скрыто от большинства экономистов и политологов.

Речь об устройстве мира, в котором мы живем. И критики и апологеты действующей системы привыкли называть ее капитализмом. На деле мир ушел от капитализма очень далеко. Последний основан на жестокой рыночной конкуренции, экономической целесообразности любой деятельности. Однако в бредовой работе, которой занята большая часть современного среднего класса, никакой целесообразности нет. Будучи практически единственной хорошо оплачиваемой деятельностью, она не производит стоимости и не удовлетворяет никакого спроса. Она просто есть, существует ради того, чтобы люди работали и работали как можно больше. Экономических объяснений у нее нет, но есть политические.

Бредовая работа поддерживает политический статус-кво. Ее существование выгодно тем, кому принадлежит власть, то есть прежде всего деятелям финансового сектора, менеджерам, основным производителям и вдохновителям бреда. Именно с переплетением в 70-х финансового дела и других отраслей (промышленности, образования, медицины) началась дорога к тотальной бредовизации. Но главным его центром по-прежнему остаются банки (исследование Гребера показывает: банковские работники особенно часто не имеют понятия, в чем состоит суть их работы).

В книге Гребера есть некоторые догадки о том, что с этим делать, но сам он подчеркивает, что они предварительные. Главное: заметить это положение и попробовать изменить само отношение к труду — перестать видеть в нем самоценную необходимость, а в его оплате — вознаграждение за мучения (бредовая работа может быть по-настоящему мучительной), разделить работу и выживание, как это позволяет современная система производства, и попробовать отвоевать жизнь у бреда.

2 сентября Дэвид Гребер умер в Венеции в возрасте 59 лет.

«Если бы потребовалось разработать режим работы, идеально подходящий для поддержания власти финансового капитала, трудно представить себе, как можно было бы сделать это еще лучше. Работники, занятые настоящим производительным трудом, подвергаются беспощадному давлению и эксплуатации. Остальные делятся на запуганную страту всеми осуждаемых безработных и более крупную страту, которой, по сути, платят за то, что они ничего не делают. Эти последние занимают должности (менеджеров, администраторов и т. д.), заставляющие их отождествлять себя с точкой зрения и ощущениями правящего класса — в особенности с его финансовыми представителями — и одновременно кипеть негодованием в отношении тех, чья работа имеет очевидную и безусловную общественную ценность. Понятное дело, никто специально не создавал эту систему именно так. Она формировалась почти сто лет методом проб и ошибок. Но это единственное объяснение, почему, несмотря на имеющиеся технологические возможности, мы все не работаем по три-четыре часа в день»

Издательство Ad Marginem
Перевод: Армен Арамян, Константин Митрошенков

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя