Коротко

Новости

Подробно

Фото: Илья Петров / Коммерсантъ   |  купить фото

«У реаниматологов практически нет нетранспортабельных пациентов»

Главный врач сети клиники «К+31» — о согласии врачей отправить Алексея Навального в германскую клинику

от

Врачи омской больницы разрешили транспортировать Алексея Навального на лечение в Германию. На этом настаивали соратники и родственники оппозиционера. Пресс-секретарь политика Кира Ярмыш написала в Twitter, что Навального, возможно, перевезут в ФРГ уже в пятницу. Она добавила, что немецкий самолет ждет в Омске с утра, документы для перевозки были готовы тогда же. Оппозиционер почувствовал себя плохо утром 20 августа во время перелета из Томска в Москву. Самолет совершил экстренную посадку в Омске. Навальный впал в кому. Заместитель главного врача омской больницы заявил, что состояние политика стабильное, поэтому против его перевозки в ФРГ врачи не возражают. Главный врач медучреждения отметил, что признаков отравления у Навального не обнаружено, и что в его состоянии есть положительная динамика. Главный врач сети клиники «К+31» на Лобачевского, реаниматолог Борис Чурадзе рассказал в эфире “Ъ FM”, почему врачи из Омска разрешили транспортировка Алексея Навального.


— Очень часто состояние пациентов в критическом состоянии, которые находятся в отделениях интенсивной терапии, меняется не просто каждый час, но каждую минуту. Нет ничего удивительного, что за несколько часов состояние Алексея Навального могло измениться, поэтому у меня как раз это не вызывает вопросов, это вполне обычная ситуация.

— Сейчас очень много конспирологических версий развивается вокруг дела Алексея Навального. Его соратники выдвигают версию, что это было отравление неким очень специальным токсином, который довольно быстро выводится из организма. Нельзя ли предположить, что это затягивание времени было связано с тем, что некие заинтересованные люди ждали, когда токсин естественным или искусственным образом выйдет из организма Навального?

— Действительно существуют агенты, которые достаточно быстро метаболизируются, однако, я бы не стал такие версии выдвигать, потому что Алексей Навальный около суток находился на искусственной вентиляции легких. Это был пик тяжести состояния, часто бывает, что сам факт перевода пациента на искусственную вентиляцию легких сопровождается прогрессирующей нестабильностью.

И это вполне обычная практика, что через сутки после начала респираторной поддержки искусственной вентиляции легких пациент стабилизировался.



То есть у меня как у реаниматолога это не вызывает вопросов.

Мы часто встречаемся в клинической практике именно с такой ситуацией: через сутки после начала искусственной вентиляции легких наступает стабилизация. У реаниматологов практически нет нетранспортабельных пациентов, вопрос в качестве транспортировки, в технологиях, в персонале.

— Главврач омской больницы заявил, что мозг Навального находится в стабильном состоянии, что это значит?

— Мне сложно сказать, какие нейрофизиологические тесты проводились, но, по-видимому, речь идет о том, что нет признаков поражения мозга. Безусловно, мы надеемся, что дальнейшая динамика будет положительная, и каких-либо проблем, связанных с мозговой деятельностью, не будет. Я думаю, что сейчас Алексей Навальный находится еще и в состоянии медикаментозной седации, которая показана в этих ситуациях, поэтому окончательно оценить функцию мозга сейчас сложно.

— Вообще насколько в такой ситуации велики риски поражения именно мозговой деятельности человека?

— Если не было длительной гипоксимии и гипоксии, когда в организме было снижено содержание кислорода, то головной мозг мог не пострадать. Мы еще не знаем окончательного диагноза, это только лишь предположение об отравлении, а если не было допущено гипоксимии, — а я думаю, что это именно так, потому что самолет достаточно быстро приземлился, и тут же пациент был транспортирован в отделение интенсивной терапии, где, я так понимаю, его быстро достаточно перевели на искусственную вентиляцию легких, — то есть большая надежда на то, что функции мозга восстановятся.

Если же все-таки будет подтверждена версия отравления, то, конечно, важно еще понять, что это был за яд, какая у него специфика, поражает ли он ткани мозга.



— В профессиональной практике как часто вы сталкивались с ситуациями, когда здоровый молодой человек, не имеющий хронических заболеваний, внезапно показывает такое резкое ухудшение состояния?

— Если исключены какие-то сосудистые катастрофы, острые нарушения мозгового кровообращения, какие-то эндогенные внутренние причины для развития коматозного состояния, как, например, диабетическая кома, то чаще всего у молодых здоровых пациентов речь идет именно о каком-то экзогенном отравлении, о воздействии какого-то внешнего агента, токсина, поэтому у медиков и возникло такое предположение на первом этапе. И мне кажется, что когда главный врач омской больницы говорит о том, что исключен диагноз острого отравления, он говорит о том, что известные агенты, токсины не были обнаружены. Но, наверное, сложно это исключить, я думаю, что требуется дальнейший анализ.

А если действительно обнаружена гипергликемия, то важен уровень этой гипергликемии. В стрессовых состояниях, в критическом состоянии мы очень часто видим у пациентов стрессовую гипергликемию. Также это может быть следствием первых реанимационных мероприятий, но обычно вводят небольшое количество глюкозы, которая достаточно быстро метаболизируется. У Алексея Навального уровень глюкозы 10 — это уровень, который у каждого из нас имеет место в течение часа после обычного приема пищи. Это нормальное значение, абсолютно не критичное.

— Получается, что действительно похоже на некое внешнее воздействие?

— Я думаю, что об этом надо, конечно, думать. И если родными выбран именно путь перевода, то, я думаю, что нужно с уважением к этому отнестись, хотя в Москве есть немало клиник, которые способны работать с такими пациентами на достойном уровне, европейском, мировом.

Комментарии
Профиль пользователя