Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«До 200 грамм еще соображал, но после 300 уже ничего не помнил»

Свидетели защиты дали показания в суде по делу Михаила Ефремова

от

В Пресненском суде Москвы по делу о смертельном ДТП с участием артиста Михаила Ефремова выступил предполагаемый очевидец происшествия — Александр Кобец. Он сообщил, что после столкновения Jeep Grand Cherokee Михаила Ефремова с автофургоном под управлением Сергея Захарова, видел, что в джипе было два человека. Причем, на месте водителя находился не известный артист, а кто-то другой. И этот кто-то стал даже угрожать свидетелю расправой.


Заседание началось с заявления адвокатов потерпевших о том, что, по их данным, защитник Михаила Ефремова Эльман Пашаев подкупает свидетелей. Адвокаты попросили судью Елену Абрамову приобщить к делу подтверждающие материалы СМИ, но она посоветовала обратиться в комиссию по адвокатской этике.

Затем была допрошена четвертая официальная супруга Михаила Ефремова — Софья Кругликова. Она рассказала, что после ДТП 9 июня у артиста был «жестокий отходняк».

«Выглядел Михаил помятым, да еще с синяками по всему телу,— пояснила женщина.— А от выпитого не понимал, что произошло. Через три дня пришел в себя и попытался во всем разобраться». Но к тому времени, сообщила свидетель, «на нашу семью со всех СМИ полились оскорбления, я даже на улицу боялась выйти». По словам свидетеля, артист решил не прятаться, а записать обращение к семье погибшего и своим поклонникам, которых он «сильно подставил». Свидетель отметила, что Михаилу Ефремову посоветовал выступить адвокат Пашаев. Однако когда госпожу Кругликову спросили, было ли это обращение Михаила Ефремова признанием его вины, она ответила отрицательно. «Это было обращение к семье погибшего, чтобы как-то наладить с ними контакт, а потом оказать им материальную помощь»,— сообщила женщина.

Также супруга артиста сообщила, что ее муж «иногда злоупотреблял спиртным». «До 200 грамм еще соображал, но после 300 уже ничего не помнил»,— заявила госпожа Кругликова, подтверждая версию защиты о том, что Михаил Ефремов не помнит, что произошло с ним вечером перед и после ДТП. При этом свидетель категорически отвергла, что ее муж потреблял наркотики.

Она подтвердила также, что их друзья-артисты предлагали Захаровым деньги.

«И брат погибшего — Валерий Захаров говорил, что его близкие готовы их принять, но адвокат Александр Добровинский высказался против»,— уточнила свидетель. «Михаил так переживал о происшедшем, что даже стихи написал погибшему водителю Захарову,— посетовала свидетельница,— но ему отсоветовали их публиковать, чтобы не навредить себе».

Затем был допрошен важный свидетель защиты, уроженец республики Коми Александр Кобец. Тот рассказал, что вечером 8 июня 2020 года после распития полутора литров пива со своим приятелем Андреем Гаевым решил прогуляться по Садовому кольцу в сторону Смоленской площади. «И тут мы услышали визг тормозов и сильный удар, а оглянувшись, увидели помятый джип и перевернувшийся белый автофургон, который был разбит в мясо,— сообщил свидетель.— Я сразу подошел к месту ДТП и увидел, как водитель джипа копается в подушке безопасности, пытаясь ее собрать». Подойдя к джипу со стороны водительского сиденья, сообщил далее свидетель, он увидел мужчину славянской наружности с темными волосами в серой майке и черной жилетке, а за ним на пассажирском кресле «еще какого-то мужчину, с всклокоченными, как у Аллы Пугачевой, волосами».

«Когда я спросил у водителя, требуется ли ему помощь,— рассказывал очевидец,— тот сперва матерно выругался (свидетель произнес эту фразу целиком, за что получил выговор от судьи.— “Ъ”), после чего посоветовал мне убирался, а не то у меня будут проблемы. Ну, я и убрался».



Затем, по словам очевидца, он подошел к приятелю на обочине, который сказал, что видит у разбитого белого фургона «артиста Ефремова». «Я оглянулся и там стоял человек, похожий на Ефремова,— продолжил рассказ свидетель.— При этом вышел он, видимо, с пассажирского места».

В перерыве, обсуждая показания свидетеля, журналисты пришли к выводу, что на месте ДТП свидетель видел еще одного артиста — Ивана Стебунова. Он действительно приехал на место ДТП одним из первых, но за рулем разбитого джипа, конечно, не был.

Представители потерпевшего оказались совершенно не готовы к такому повороту дела, и последующие пару часов допрашивали очевидца. Адвокат Пашаев пытался каждый раз указывать судье на то, что его оппоненты повторяются. Но судья Абрамова им не мешала.

В конце адвокаты потерпевших предложили Александру Кобцу узнать себя и приятеля на видеокадрах с места ДТП. В результате тот узнал вначале приятеля (да и то минут через двадцать), а потом разглядел и себя.

«Вот я вроде»,— резюмировал он. Однако его нерасторопность заставила адвокатов потерпевших предположить, что свидетель был неубедителен. А господин Добровинский прямо намекнул публике, что показания очевидца стоили защите артиста крупную сумму. «Мани-мани-мани»,— несколько раз сказал адвокат, изобразив пальцами шуршание купюр. К тому же выяснилось, что свидетель еще и плохо видит.

Михаил Ефремов, оживившийся было в начале допроса, потом заметно сник и тоскливо смотрел в сторону публики, склонив голову к столу.

Алексей Соковнин


Комментарии
Профиль пользователя