Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы, разумеется, не отойдем от наших подходов»

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков о предстоящих переговорах с американцами в Вене

от

В Вене сегодня начнутся трехдневные консультации между Россией и США по стратегической стабильности. Делегации возглавят заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков и специальный представитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли. В первый раз они встретились в таком формате 22 июня. Затем в конце июля в столице Австрии состоялись четырехдневные консультации трех межведомственных рабочих групп. За последние годы Россия и США не предпринимали столь серьезных попыток урегулировать имеющиеся разногласия. О том, что российская делегация на сей раз хотела бы обсудить с американцами, Сергей Рябков по пути в Вену рассказал корреспонденту “Ъ” Елене Черненко.


— Маршалл Биллингсли написал в Twitter, что летит в Вену во главе «одной из самых представительных делегаций за все время». Уровень российской делегации такой же?

— Уровень нашей делегации полностью соответствует американскому. У нас во всех аспектах подготовки проведена работа, которая позволит вести профессиональный, углубленный разговор. Мы не так давно встречались в формате экспертных групп с американцами. Там наш уровень был тоже весьма и весьма высоким. Мы приветствуем, что США направляют на мероприятие солидную команду. Рассчитываем, что это поможет нахождению точек соприкосновения и проведению диалога в режиме поиска решений, а не только изложения подходов, о которых многократно говорилось.

— Глава делегации США уточнил, что в Вену летят и высокопоставленные американские военные. С российской стороны представители Минобороны будут?

— Да, конечно.

— Президент США Дональд Трамп выступил с заявлением, из которого многие сделали вывод, что Вашингтон более не настаивает на немедленном подключении Китая к контролю над вооружениями и готов принять предложение Москвы о продлении российско-американского Договора о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений с тем, чтобы уже на следующем этапе попытаться вовлечь в переговоры китайцев. Как вы оцениваете это заявление?

— Мы обратили на это внимание. Более определенно какие-то умозаключения или выводы можно будет делать только по итогам мероприятия (в Вене.— “Ъ”).

Мы на всех встречах в этом и других форматах, которые предшествовали предстоящему мероприятию, с американской стороны слышали очень много на предмет желательности вовлечения Китая в переговорный процесс. Как вы помните, американцы даже устраивали шоу, чтобы показать свою заинтересованность в этом (делегация США опубликовала постановочное фото с китайскими флажками.— “Ъ”).

Мы и ранее им об этом говорили и продолжаем исходить из того, что решения такого рода являются предметом суверенных, самостоятельных внутренних процессов в соответствующих столицах.

Мы не скрываем, что у нас иной приоритет. Для нас важно было бы подключение к гипотетическим будущим обсуждениям в этой сфере Великобритании и Франции.



Но пока этого не происходит. А потому естественно и логично продолжать дискуссии и диалог и, если получится, двигаться в направлении запуска переговоров в двустороннем российско-американском формате.

— Что можно сказать о том, как поработали экспертные группы? Американские СМИ со ссылкой на источники сообщают, что делегация США среди прочего хотела предложить России создать горячие линии для предотвращения инцидентов в космосе. Удается ли выйти на такую договоренность?

— На мероприятии в ближайшие два дня не будет углубленного обсуждения космической тематики. Такова предварительная договоренность сторон, в том числе с учетом того, что эксперты провели комплексный всесторонний анализ всех аспектов этого важнейшего досье. Сейчас осуществляется определенная «домашняя работа».

Идеи разные. О наших идеях мы американцам говорили. И мы, конечно, серьезно рассматриваем то, что они предложили нам, включая аспект, о котором вы сказали. Но нельзя вырывать какие-то элементы из общей канвы. Это относится к теме космоса в целом. То, что там происходит, оказывало и будет оказывать возрастающее влияние на задачу обеспечения стратегической стабильности. Но и внутри этого космического досье есть сюжеты, которые не должны «выпирать», их нельзя искусственно обособлять от других. Там есть внутренние взаимосвязи, о них мы тоже говорим, и в принципе есть основа для продолжения соответствующих обсуждений.

— То есть в Вене космос обсуждаться не будет?

— Нет, это не значит, что эта тематика там затрагиваться не будет. Исходя из той логики, о которой я сказал, она не может не обсуждаться. Просто обсуждение не будет настолько детальным и углубленным, как в июле.

— Какие темы будут в этот раз основными?

— Для нас крайне важно донести до коллег из США обязательность рассмотрения всех факторов, влияющих на стратегическую стабильность. Мы не можем, скажем, ограничиваться только тематикой боезарядов или транспарентности. Нам нужно сфокусироваться на проблематике носителей.

Нужно четко отфиксировать взаимосвязь между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями.



Нужно внятно преподнести — так, чтобы американцы это усвоили — важность отработки в ходе дальнейшего диалога на эту тему целого ряда сюжетов, касающихся прежде всего перспективных систем, создающихся в США, которые напрямую влияют на стратегическую стабильность.

— Не могу не спросить про провал американской резолюции по Ирану в Совбезе ООН. Администрация США уже дала понять, что на этом не остановится и будет добиваться восстановления международных санкций в отношении Тегерана. Как вы оцениваете ситуацию?

— Результаты голосования говорят сами за себя. Цифры настолько не в пользу той политики, которую проводит Вашингтон, что они, на мой взгляд, не требуют дальнейших комментариев (за проголосовали США и Доминиканская Республика, Россия и Китай выступили против, все остальные члены Совбеза воздержались.— “Ъ”).

Есть альтернатива: ее предложил президент России 14 августа. К сожалению, до сих пор мы наблюдали, что американская политика так называемого максимального давления, а по сути, шантажа и угроз практически исключала нормальный поиск на любой — двусторонней или многосторонней основе — решений проблем, связанных с иранской ядерной программой в части сохранения Совместного всеобъемлющего плана действий, с проблемой недопустимости установления оружейного эмбарго против Ирана. Региональные аспекты также подавались и продолжают подаваться американцами и некоторыми их союзниками в сугубо антииранском ключе.

У нас взгляд другой. Мы не отрицаем озабоченности чем бы то ни было кого бы то ни было. Но нахождение решений возможно только путем выработки согласованных общих подходов. Поэтому, голосуя против американского проекта резолюции в Совете Безопасности, мы не ограничились этим, а, как уже было сказано, выдвинули конкретную инициативу, реализация которой помогла бы сдвинуть дело с мертвой точки, а не загоняла бы весь этот новый назревающий кризис дальше в острую фазу.

Настораживают, конечно, сигналы на высоком уровне со стороны США, что результаты голосования им, что называется, «побоку» и они будут продолжать добиваться своего.



В итоге кризис в Совете Безопасности может только разрастись.

Мы, разумеется, не отойдем от наших подходов, они логичны и понятны. Они должны сработать по крайней мере у здравомыслящей части международного сообщества. Будем наращивать усилия с тем, чтобы их продвигать.

Комментарии
Профиль пользователя