Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Стерилизованный Феникс»

Суд признал фигурантов «Нового величия» виновными в экстремизме

от

Люблинский суд Москвы сегодня вынес приговор семерым фигурантам дела «Нового величия». На оглашение обстоятельств дела и причин принятого решения у судьи Александра Маслова ушло более четырех часов, хотя еще в самом начале он сообщил: суд, несмотря на позицию защиты, считает обвиняемых виновными в создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ). Трое фигурантов дела получили реальные сроки, четверо — условные. Никто из осужденных свою вину не признает.


Оглашения приговоров, назначенного на полдень, группа поддержки фигурантов «Нового величия» ожидала у суда с 10:30. К 11 часам приехала обвиняемая Анна Павликова с родителями. Около 50 человек у суда встретили Павликовых как героев — обнимали, жали руки, им улыбались. В этот момент другой обвиняемый, Максим Рощин, прошел в здание незамеченным. «Нет, внутрь я не пойду, это бесполезно, могут не пустить даже родных»,— говорила коллегам правозащитница Алла Фролова, координатор медиапроекта «ОВД-Инфо». На просьбу дать прогноз госпожа Фролова ответила: «По году скинут всем, как Сидорову и Мордасову (ранее осужденным по "ростовскому делу".— “Ъ”) но я верю, что может произойти нечто большее».

Люди на площади перед зданием суда

Люди на площади перед зданием суда

Фото: Игорь Иванко, Коммерсантъ

Пресс-секретарь Люблинского суда Ольга Ковалева распорядилась закрыть оглашение приговора для прессы. «Отойдите в сторонку, оставьте проход свободным»,— судебные приставы разрезали локтями толпу у входа. Дистанцию не соблюдали ни сотрудники суда, ни слушатели. Никого в здание не пускали, но ждать по традиции полагалось в тесноте и обиде. Несмотря на распоряжение пресс-службы, приставы все же собрали журналистов с камерами и фотоаппаратами у входа, увеличив толпу втрое.

На крыльце появился активист «Другой России» Михаил Крисевич в полицейской форме. Он обнимал манекен, исписанный словами «мусора», «справедливость», «свобода», а также фамилиями участников различных уголовных дел. Манекен был в трусах с надписью «цензура».

Активист громко декламировал: «Мы все знаем, что в этом суде совершается незаконное действие. Мы все знаем, что государство требует только крови».

Затем он достал канцелярский нож и принес манекен в жертву Фемиде: из вскрытого горла на толпу брызнула красная жидкость, позади толпы хлопнул фаер с розовой краской. Толпа взорвалась аплодисментами. Четверо полицейских в бронежилетах, разбросав журналистов, заломили руки господину Крисевичу и его помощнице и потащили молодых людей в автозак.

У суда собралось уже более 200 человек, образовав давку на входе в здание. За этим наблюдали член СПЧ журналист Николай Сванидзе, оппозиционер Илья Яшин, писатель Дмитрий Быков, координатор общественной организации «Открытая Россия» Андрей Пивоваров. Из эпицентра давки доносилось: «Почему такая дезорганизация?!», «Родителей пропустите!», «Соблюдайте закон!». Участников других процессов приставы не пускали в здание наравне с теми, кто пришел на «Новое величие». «От того, что вы здесь стоите, ничего не изменится!» — крикнула в толпу сотрудница Люблинского суда.

Напомним, дело о создании экстремистского сообщества «Новое величие» и участии в нем (ч. 1, 2 ст. 282.1 УК РФ) строится на показаниях засекреченного свидетеля, который фигурирует в материалах как Раду Зелинский, свидетель Константинов и Руслан Д. Он показал, что десять человек осенью 2017 года объединились для свержения конституционного строя России, ходили на митинги, встречались в «Макдоналдсе», переписывались в Telegram и обсуждали свержение «окружения президента». Всем, на кого указал тайный свидетель, в том числе 17-летней Анне Павликовой, самой младшей из группы, и 24-летнему Руслану Костыленкову (следствие считает его «лидером и главой верховного совета» сообщества), были предъявлены обвинения в экстремизме. 15 марта 2018 года в сети появилось видео, где избитый Руслан Костыленков признал вину.

Однако спустя два с половиной года, 15 июля 2020 года, фигурант впервые публично рассказал, что признание из него «выбивали силовики»: «надевали на голову пакет», «отбили почки», «засунули в анус ручку кухонного молотка».

Во время судебного процесса он не признавал вину. Адвокат Светлана Сидоркина трижды получала отказ Следственного комитета России в возбуждении уголовного дела в отношении полицейских, проводивших задержание Руслана Костыленкова.

Вину сперва признали еще двое из десяти фигурантов — курьер Павел Ребровский и секретарь отделения КПРФ города Хотьково Рустам Рустамов. Они были осуждены соответственно к двум с половиной годам колонии и полутора годам условно. В 2019 году Павел Ребровский заявил, что дал признательные показания под давлением следователя. Дело Павла Ребровского рассматривается заново в отдельном процессе, обвинение настаивает, что в «Новом величии» господин Ребровский исполнял роль «главы отдела активных действий». Ему грозит до десяти лет лишения свободы. Инженер-программист Сергей Гаврилов бежал из России в 2019 году, находясь под домашним арестом. Все участники дела, кроме Рустама Рустамова, настаивают на своей невиновности и заявляют о провокаторе ФСБ, который «купил оргтехнику», «арендовал помещение для встреч», «написал устав» и допускал провокационные высказывания при переписке.

Защиту ведут десять адвокатов. Выступая в конце июля в прениях, все они по очереди обращали внимание суда на отсутствие у подзащитных мотива — «обязательной части состава преступления», который не указан в материалах дела «четко и конкретно». Из-за отсутствия мотива в том числе правозащитный центр «Мемориал» еще в сентябре 2018 года признал всех фигурантов «Нового величия» политзаключенными.

Попасть в здание суда удалось примерно 50 родственникам и журналистам, в 12:45 началось оглашение приговора.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Судья Александр Маслов читал монотонно и неразборчиво. В зале трансляций не было слышно почти ничего, кроме обрывистых «суд признал», «на основании действующего законодательства», «конституционный строй», «с целью свержения». Адвокаты пояснили: судья Маслов сказал, что, «несмотря на мнения подсудимых, суд считает их виновными по следующим основаниям…». Чтение оснований заняло более четырех часов.

Напомним, Руслану Костыленкову обвинение просило назначить семь с половиной лет лишения свободы; Петру Карамзину (безработный, на момент задержания 31 год, содержится в СИЗО) — шесть с половиной; Вячеславу Крюкову (студент РГПУ, на момент задержания 19 лет, с марта 2018 года находится в СИЗО, предпринимал попытку суицида во время одного из заседаний суда) — шесть лет.

Остальным фигурантам гособвинение запросило условное наказание: Анне Павликовой — четыре года, Марии Дубовик (на момент задержания — студентка МВА имени Скрябина, 19 лет, находится под домашним арестом с августа 2018 года) — шесть лет, Дмитрию Полетаеву (до ареста занимался логистикой, на момент задержания 29 лет, содержится в СИЗО) и Максиму Рощину (активист, на момент задержания 38 лет, находится под домашним арестом) — по шесть с половиной лет.

Несмотря на то что почти полтора года слушаний сторону обвинения в процессе представлял прокурор Рустам Иванов, перед стадией прений его сменили Александр Шапошников и Сергей Пугачев. Они запрашивали сроки фигурантам и поясняли суду, что следов полицейской провокации в деле «не обнаружено». Сегодня на оглашении приговора Рустама Иванова также не было.

Слева направо: Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев

Слева направо: Вячеслав Крюков, Руслан Костыленков, Петр Карамзин и Дмитрий Полетаев

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

В главный зал заседаний пустили только адвокатов, подсудимых и родителей. Журналистам приставы и пресс-служба суда в зале трансляции сообщили, что выход возможен, но возвращение — нет: «Нельзя ни в туалет, ни на прямые включения, такие правила». Судья Маслов продолжал: «согласно разработанному плану», «коктейли Молотова», «стерилизованный Феникс». Адвокат Максим Пашков обратил внимание, что последняя фраза содержалась и в обвинительном заключении. Речь шла о стилизованном Фениксе — эмблеме «Нового величия».

Мария Дубовик, Анна Павликова (в центре) и Максим Рощин

Мария Дубовик, Анна Павликова (в центре) и Максим Рощин

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

На улице скандировали: «Не-ви-нов-ны».

Отметим, что с декабря 2018 года о «Новом величии» знает президент России: члены СПЧ минимум дважды публично приводили Владимиру Путину доводы в пользу фабрикации уголовного дела. Глава государства, однако, утверждал, что располагает другой информацией: «Они готовились к боевым действиям». Первую петицию, созданную в 2018 году в защиту фигурантов дела, к настоящему моменту подписали более 320 тыс. человек. В канун оглашения приговора открытые письма с требованием прекратить преследование обвиняемых опубликовали члены Московской Хельсинкской группы, объединение «Марш матерей», Либертарианская партия России, а также сообщества литераторов, ученых, журналистов, юристов и членов СПЧ.

На втором часу монотонного чтения приговора судья Александр Маслов стал пересказывать показания Павла Ребровского, от которых тот отказался.

На экранах в зале трансляций было видно и даже слышно, как душно участникам процесса: весь ритуал оглашения приговора они вынуждены были стоять в тесном зале, кашляя, чихая, утирая пот, обмахиваясь документами, передавая друг другу воду. О социальной дистанции не шло речи. Анна Павликова и Мария Дубовик то и дело «били поклоны» судье Маслову: от усталости девушки по очереди наклонялись вперед, упирались ладонями в колени и давали отдохнуть спине. Еще через час заседания речь судьи Маслова понимать стало решительно невозможно: он читал показания свидетелей и результаты экспертиз, будто соревнуясь с самим собой на скорость и невнятность.

Из трансляций адвокатов, которые защита вела онлайн, к 16:30 стало ясно, что суд считает следующее: вина фигурантов доказана, позиция адвокатов опровергается тайным свидетелем, а также результатами экспертиз. К этому времени полиция уже ожидала вердикта на улице, расставив ограждения у выхода и оттеснив несколько сотен человек (по оценкам “Ъ”, более 350) подальше от входа. Люди ждали, хлопали в ладоши и кричали: «Свободу политзаключенным!» и «Отпускай!».

Суд вынес приговоры:

  • Руслан Костыленков приговорен к семи годам колонии общего режима;
  • Вячеслав Крюков — к шести годам колонии общего режима;
  • Петр Карамзин — к шести с половиной годам колонии;
  • Дмитрий Полетаев — к шести годам условно (освободить из-под стражи в зале суда);
  • Максим Рощин — к шести с половиной годам условно;
  • Мария Дубовик — к шести годам условно;
  • Анна Павликова — к четырем годам условно.

Толпа на улице явно была шокирована.

Мария Старикова


Комментарии
Профиль пользователя