«Газпром» оказался в окружении

Юрий Барсуков о конкуренции с сжиженным газом в Европе

Только ленивый в последние три года не говорил о нарастающей конкуренции «Газпрома» со сжиженным газом. Однако долго, и даже до сих пор, СПГ рассматривался как аналог традиционных конкурентов «Газпрома» на рынке трубопроводного газа — Норвегии и Алжира. Предполагалось, что зона конкуренции сосредоточится в Северо-Западной Европе, где уже создана мощная инфраструктура по приему СПГ и есть ликвидный газовый рынок, тогда как Центральная и Юго-Восточная Европа останется, в общем и целом, зоной влияния «Газпрома».

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ  /  купить фото

Пришла пора развеять эти иллюзии. 24 августа болгарский оператор газотранспортной системы «Булгартрансгаз» подписал контракт на покупку 20% в будущем СПГ-терминале в греческом Александруполисе. Это формально закрепляет следующий факт: среди значимых европейских клиентов «Газпрома» остались всего четыре страны — Сербия, Венгрия, Австрия и Чехия, которые не имеют или не получат в ближайшие два года непосредственный доступ к СПГ-терминалам. Причем последние три государства глубоко интегрированы в европейский газовый рынок и имеют возможность получать газ по котировкам газовых бирж (хабов), на которые поставки СПГ прямо влияют.

Помимо того, что импорт СПГ снижает цены на хабах и ликвидирует «ценовые заповедники», которые «Газпрому» долгое время удавалось сохранять в Юго-Восточной Европе, поставщики сжиженного газа активно вытесняют российскую компанию с рынка. Так, Болгария уже в прошлом году купила 0,5 млрд кубометров в виде СПГ (через терминал в Греции) и на этот же объем сократила закупки у «Газпрома», из-за чего экспорт российского газа в страну упал на 24%. Закупки СПГ усилят позицию Болгарии на переговорах с «Газпромом» о перезаключении контракта после 2022 года.

Еще одно отличие от конкуренции с традиционными поставщиками газа в Европу в том, что у СПГ не просматривается очевидный предел увеличения рыночной доли. Если поставки из Норвегии, Алжира или даже Катара (в виде СПГ) по отдельности имели понятные ограничения, связанные с возможностями добычи, то глобальный СПГ-рынок показал способность наращивать их на десятки процентов в год. Например, в 2019 году импорт СПГ в Европу вырос на 75,6%. В этом году импорт СПГ пока также растет, а экспорт российского газа снижается.

Я далеко не считаю, что «Газпром», с его очень низкой стоимостью добычи, окажется критически неконкурентоспособен на европейском рынке. Однако реальные объемы экспортных поставок в ближайшие годы будут, видимо, значительно меньше, чем было предусмотрено при строительстве «Турецкого потока» и «Северного потока 2», а цены — ниже. От компании потребуется более гибкая ценовая политика, чтобы сохранить своих клиентов, особенно в условиях, когда в глазах европейских политиков газ становится умирающим видом топлива.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...