Коротко

Новости

Подробно

4

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

У диспетчеров нашлись оправдания

Обжалован приговор о катастрофе во Внуково

от

Адвокаты трех диспетчеров, осужденных за нарушение правил авиационной безопасности, приведшей к крушению в 2014 году в аэропорту Внуково бизнес-джета Falcon 50 с президентом компании Total Кристофом де Маржери на борту, обжаловали свой приговор. Руководитель полетов аэропорта Роман Дунаев, диспетчер-инструктор Александр Круглов и диспетчер руления Надежда Архипова настаивают, что их вины в катастрофе нет. По мнению защиты, процесс стал «битвой за правду». В жалобах адвокаты расписали «тенденциозность» и «откровенные ляпы» следствия и суда.


Как сообщили “Ъ” защитники осужденных по этому скандальному судебному процессу, который закончился 23 июля обвинительным приговором, апелляционные жалобы были направлены по почте в минувшие воскресенье — последний день из отведенных по закону для обжалования 10 суток.

«Мы подали пока только краткие жалобы на приговор, который считаем незаконным, необоснованным и подлежащим отмене»,— сообщил адвокат главного фигуранта, руководителя полетов аэропорта Внуково Романа Дунаева Игорь Чернецкий.



По его словам, вскоре последуют весьма объемные дополнения. Они появятся после детального изучения текста приговора, содержащихся в нем доводов, якобы подтверждающих вину осужденных, а также протоколов судебных заседаний. Надо отметить, что, несмотря на весьма большой объем приговора, на руки фигурантам дела и их представителям он был выдан уже на пятый день после оглашения.

Напомним, что, как постановила судья Екатерина Гришина, «Дунаев, Круглов, Архипова совершили нарушение правил безопасности движения транспортного средства, повлекшее по неосторожности причинение крупного ущерба и смерть двух и более лиц» (ч. 3 ст. 263 УК РФ). По мнению СКР и Генпрокуратуры, которое подтвердил Солнцевский суд, диспетчер руления Надежда Архипова не проследила за движением спецтехники на летном поле, а Александр Круглов позволил диспетчеру-стажеру дать экипажу Falcon 50 с Кристофом де Маржери и тремя членами экипажа на борту разрешение на занятие полосы, где находилась снегоуборочная машина, и начать взлет. Роман Дунаев же, в свою очередь, якобы не проследил за работой диспетчеров, не провел инструктаж и «проявил бездействие».

Погибший в авиакатастрофе глава нефтяной компании Total Кристоф де Маржери

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ

При этом, как отметил суд, диспетчеры имели доступ к спецоборудованию, в том числе и локатору, на котором отображалось, что на взлетной полосе есть снегоуборщик. Его водитель Владимир Мартыненко вместе со своим непосредственным начальником Владимиром Леденевым полностью признали вину в рамках отдельного процесса, получили реальные сроки наказания и были освобождены от наказания по амнистии в честь 70-летия Победы.

«Фактически наш процесс был битвой за правду»,— заявил “Ъ” господин Чернецкий.



По его словам, если бы диспетчеры «покривили душой и согласились покраснеть перед судом, признавая вину», то они также бы автоматически попали под амнистию, которая предусматривала и снятие судимости. Причем и по закону их осуждение даже не было бы основанием для увольнения с работы, так как формально ничто не мешает диспетчеру, совершившему неумышленное преступление, не связанное с лишением свободы или ограничением занимать определенные должности, продолжать работать на прежнем месте. Кстати, в случае с Романом Дунаевым и его коллегами гособвинитель просил суд запретить им занимать должности в сфере управления воздушным движением, но судья Екатерина Гришина такой запрет посчитала излишним наказанием.

По данным “Ъ”, все трое диспетчеров до сих являются действующими сотрудниками госкорпорации по управлению воздушным движением и числятся лишь отстраненными от выполнения трудовых обязанностей, получая при этом 2/3 от заработной платы. Напомним, что господин Дунаев был приговорен к шести годам колонии-поселения, Александр Круглов к пяти с половиной, а Надежда Архипова — к пяти. Но брать под стражу не попавших под амнистию (для нее необходимо наказание не более пяти лет лишения свободы) диспетчеров не стали, так как суд посчитал, что до вступления приговора в законную силу они могут находиться под прежней мерой пресечения — подпиской о невыезде.

Диспетчер аэропорта Внуково Надежда Архипова

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Руководитель юрслужбы Федерального профсоюза авиадиспетчеров (ФПАД) России Олег Бабич, поддерживавший оказавшихся под следствием и судом коллег, заявил “Ъ, что, по его мнению, «решение суда откровенно слабое», а потому у адвокатов «есть прекрасные шансы» оспорить его. Он также отметил, что по решению руководства ФПАД о приговоре и нарушении прав коллег уже уведомлена IFATCA — Международная федерация ассоциаций авиационных диспетчеров.

Игорь Чернецкий, в свою очередь, заявил, что в дополнениях к уже поданной жалобе будет идти речь о предвзятости следствия и суда, отсутствии оценки доводов защиты и имевшем место, по его словам, «искажении показаний свидетелей».

Он напомнил, что изначально расследование по делу о крушении Falcon 50 возглавлял следователь Михаил Гуревич, который считался одним из опытнейших сотрудников СКР. Помимо прочего, он был известен участием в расследовании причин катастрофы в 2010 году самолета президента Польши Леха Качиньского под Смоленском, «болотным делом» и т. д. После того как он ушел на повышение, завершать уголовное дело поручили малоизвестному, но перспективному следователю Александру Стальмаховичу, незадолго до этого переведенному из управления СКР по Ярославской области. «Нас ограничили и не дали ознакомиться со всеми 122 томами уголовного дела, часть вещдоков оказалась вообще утрачена, фактически нам не дали ничего!» — возмущается господин Чернецкий.

По словам адвоката Игоря Чернецкого, судья Гришина также оставила без удовлетворения многие ходатайства защиты, отложив их рассмотрение до оглашения приговора. Такая же судьба постигла и экспертизу, хотя она является ключевой по делу. После допроса в суде самого эксперта адвокаты поставили ее под сомнение, так как оказалось, что она датирована 14 марта. Между тем эксперт даже предоставил расписку следователя, из которой следовало, что он передал флешку со своими выводами на день позже, попутно объяснив, что тот редактировал его выводы.

«Таких откровенных ляпов было очень много, почти каждый день, и это еще не говоря о свидетелях обвинения — у защиты их просто не было, которые в один голос заявили об отсутствии в действиях диспетчеров нарушений»,— заявил Игорь Чернецкий.



Как рассказал господин Чернецкий, защиту поразил допрос подсудимых перед началом прений сторон. Как сообщил адвокат, представитель прокуратуры задал всего несколько вопросов, которые касались отнюдь не исполнения инструкций диспетчерами. «Сашу Круглова спросил, имелся ли у него бинокль на рабочем месте, а когда тот с недоумением ответил, что нет и не был нужен, то поинтересовался, не просил ли он начальство его предоставить»,— рассказал защитник. Он пояснил, что к Роману Дунаеву у обвинителя вопросов не было вообще, а пожилую Надежду Архипова тот спросил, изучала ли она при обучении на диспетчера Воздушный кодекс России, хотя свое обучение она проходила еще в 1978 году при СССР. По его словам, руководителю полетов вменялось непроведение инструктажа, хотя это опровергается не только многочисленными показаниями свидетелей, но также записями и протоколами, а в другом случае прокурор пытался обвинить диспетчеров в нарушении определенных правил, возложенных на службу авиационной безопасности, которая к ним не имеет вообще никакого отношения.

Сергей Сергеев


Комментарии
Профиль пользователя