Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Люди внезапно могут обнаружить, что у них нет денег»

Улицкая, Ширвиндт, Шаргунов — о том, чего бояться в августе

от

Август в России считается тяжелым месяцем, богатым на чрезвычайные происшествия и неприятности. “Ъ” спросил у политиков, культурных деятелей и бизнесменов, чего они боятся в последний месяц лета.


Александр Ширвиндт, худрук Театра сатиры:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Боюсь за театр. Никто не знает, что делать со зрителем. Все говорят: «Подождем, подождем…» Что такое 50% посещаемости, рассаживаемости через три метра — это утопия. А ведь это люди, ответственность за их жизнь — все боятся. Мы полгода и так ничего не делали, а ведь театр — производство живое. Что будет, не знаю, и мне в связи с этим очень страшно! Пока сидим на даче и ждем…


Людмила Улицкая, писатель, сценарист:

Фото: Петр Кассин, Коммерсантъ

— У меня нет никаких политических ассоциаций. Стихотворение Бориса Пастернака — вот единственная прочная и постоянная ассоциация с этим месяцем, с этим словом. Август — прекрасный месяц, вершина лета, с которой после Преображения год скатывается к холоду и зимней тьме. Хотя летний солнцеворот и раньше, но именно в августе мы это начинаем физически ощущать. Природа в эти дни затихает в тишине.

А всякая политическая шушера начинает шебуршать. А почему так, я не знаю.


Сергей Шаргунов, зампред комитета Госдумы по культуре:

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

— Опасаюсь дальнейшего обнищания людей и их нарастающей беззащитности. В том числе перед болезнью, когда и госпитализация больного, и выплаты заболевшему врачу — проблема.

Коронавирус стал поводом для многих чиновников полностью самоизолироваться от граждан и своих обязанностей. Пока не видно, чтобы эта эпидемия отчуждения преодолевалась. Люди бродят униженно по замкнутому кругу бюрократии. И в них не видят людей, пока они не выйдут под небо в большом количестве. Поэтому — тревожно. За людей и за страну. Ей в который раз и в этом августе и вообще угрожает кричащая глухота противостоящих друг другу сторон. И чем толще беруши в ушах начальства, тем громче и резче голоса вокруг.


Александр Маленков, главный редактор журнала Maxim:

Фото: Вячеслав Прокофьев, Коммерсантъ

— Я опасаюсь нескольких вещей. Экономического кризиса, который был пока только в головах, но, скорее всего, он скоро перейдет в магазины, холодильники и кошельки. Люди у нас как мотыльки — живут одним днем и внезапно могут обнаружить, что у них нет денег. И будут очень расстроены, а от таких людей можно ждать что угодно.

Как ни странно, я боюсь таяния вечной мерзлоты. Все последние технологические катастрофы на севере были вызваны этим фактором, и что еще может треснуть, лопнуть или взорваться в результате этого процесса, никто не знает.

И последнее, я ожидаю усиления давления на свободы в нашем обществе. Этот процесс идет. В августе народ может выйти на улицу и потребовать прав. Это нормально, но я боюсь неадекватных действий властей.


Сергей Миронов, председатель партии «Справедливая Россия»:

Фото: Артем Краснов, Коммерсантъ

— Сейчас я политик, но прошлое у меня десантное и геологическое, поэтому не боюсь ничего. А уж накануне Дня ВДВ по-другому ответить было бы даже странно. Что касается коронавируса, надеюсь на лучшее, но думаю, что и к худшему сценарию мы будем готовы лучше, чем в последние месяцы. Статистика «страшного августа» весьма условна. Поэтому надо не ждать наступления августа с замиранием сердца и мистическим ужасом, а жить.


Светлана Миронюк, проректор по развитию и координации Московской школы управления «Сколково»:

Фото: Московской школы управления «Сколково»

— Я боюсь, что в августе 2020 года мы увидим едва заметные, но устойчивые признаки неотвратимости второй волны коронавируса. Если они появятся, а с точки зрения математики как раз в августе это должно случиться, то в начале октября нас могут ждать новые ограничения.

Тревожат и более глобальные и долгосрочные угрозы. Мы вошли в эпоху, когда можем воочию наблюдать признаки изменений климата.


Сергей Попов, астрофизик, профессор РАН:

Фото: Александр Миридонов, Коммерсантъ

— Никаких августовских страхов нет. Коронавируса в сентябре, наверное, будет еще больше. Сроки мы уже обнулили, поэтому и политические кризисы нам не грозят.

Если говорить о реалистичных космических угрозах, то ничего в августе нам не грозит. Вспышки на Солнце не должны быть сильными, поскольку сейчас невысокая фаза активности. Угрозы от астероидов или падения крупных метеоритов не предполагаются.


Ольга Ускова, гендиректор Cognitive Pilot, президент группы компаний Cognitive Technologies:

Фото: Валерий Матыцин / ТАСС

— Не то что боюсь, но есть ощущение возможности в результате какой-нибудь внешней или внутренней провокации некого социального взрыва. А там, где будет социальный взрыв, последует и экономический. Ситуация станет обвальной, вот этого я опасаюсь. И при работе с регионами уже чувствуется напряжение.


Тимур Артемьев, бывший совладелец «Евросети», член совета директоров американской фармацевтической компании Retrotope:

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ

— Ничего не боюсь. Надоело бояться.


Олег Царьков, генеральный директор Phoenix Advisors:

Фото: из личного архива Олега Царькова

— Ничего не боюсь. В августе собираюсь в отпуск с семьей за границу. Будет форс-мажор — справимся. Наш опыт насчитывает уже десятилетия.


Архимандрит Феофилакт, наместник Ново-Иерусалимского монастыря:

Фото: pravoslavie.ru

— Я не политик и не экономист, чего мне бояться? Как христианин, я хочу бояться Бога и греха: от Бога мне никаких плохих посланий нет, а от греха и тем более.


Группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя