Коротко

Новости

Подробно

14

Фото: Илья Тимин / Коммерсантъ

Как святыня не прошла госприемку

Почему Преображенская церковь Кижского погоста так и не открылась после реставрации

Журнал "Огонёк" от , стр. 10

Преображенская церковь Кижского погоста — один из символов России — должна была открыться на этой неделе после реставрации, затянувшейся на десятилетия. Почему этого не произошло?


Константин Михайлов, главный редактор сайта «Хранители наследия»


19 августа 2020 года на острове Кижи в Карелии должны были торжественно открывать после многолетней реставрации самую знаменитую деревянную церковь России, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО — Преображенский храм. Церемония не состоится, торжественного открытия и первого с 1937 года богослужения не будет. Вообще ничего особенного на острове в этот день не будет, хотя 19 августа — престольный праздник храма, отчего на этот день и намечались торжества.

За месяц до этого дня, 23 июля, в Кижах побывала специальная комиссия из территориального управления Министерства культуры России по Северо-Западному федеральному округу, которая должна была официально принять реставрационные работы на Преображенском храме. Высокая комиссия (во главе с руководителем управления Андреем Ермаковым) работы, однако, принимать отказалась и оставила на острове официальный акт с изложением многочисленных замечаний и рекомендаций по их исполнению.

После этого ни о каком торжественном открытии, многократно анонсированном Минкультуры России, карельскими властями и Кижским музеем-заповедником, разумеется, не могло быть и речи.

Так что же произошло? И означает ли произошедшее, что многолетняя работа реставраторов перечеркнута и отвергнута? Наконец, когда же Россия увидит свой многострадальный деревянный шедевр отреставрированным?

Отложенное торжество


О том, что Преображенскую церковь Кижского погоста будут открывать 19 августа 2020 года, Минкультуры России официально, на собственном сайте, извещало не раз, начиная с лета 2017-го. Именно тогда стало, наконец, ясно, что в конце казавшегося бесконечным реставрационного марафона в Кижах показался финишный свет.

В апреле 2020-го Минкультуры и Кижский музей объявили, что реставрация Преображенской церкви завершена. «С открытием летнего сезона 2020 года храм будет готов принять первых посетителей. 19 августа 2020 года, в престольный праздник Преображенской церкви, здесь пройдет первое с 1937 года богослужение»,— говорилось в официальном сообщении.

В начале августа 2020 года на том же настаивал Владимир Мединский, экс-министр культуры, а ныне помощник президента РФ. Он опубликовал в соцсети краткий, но выразительный пост:

«Завершена реставрация Преображенской церкви в Кижах, шедевра мировой культуры (список UNESCO World Heritage). Шла как должно — с величайшим тщанием к деталям: храм буквально "подвесили в воздухе" на сложном внутреннем каркасе, вековые бревна и все прочие деревянные детали перебрали поштучно, изучили "под лупой", лечили, обрабатывали, ставили на них небольшие "пломбы" и "заплатки", не допуская всякого новодельного переустроения. Все ныне так, как было создано изначально — "без единого гвоздя" — 300 лет назад».

А вот о том, что реставрация Министерством культуры не принята и торжества отложены на неопределенный срок, не было никаких официальных оповещений.

Что выглядит, конечно, странно — о судьбе шедевров национального, тем более Всемирного, наследия стране и миру необходимо рассказывать не только в связи с торжествами и под фанфары. Особенно когда эти фанфары были заранее многократно обещаны.

Хроника бесконечной реставрации


Летом 2017 года все тот же Владимир Мединский, проводя в Минкультуры специальное совещание о реставрации Преображенской церкви, не скрывал удивления сроками: «Церковь построили за сезон — а вы реставрируете ее уже десять лет».

На самом деле можно считать, что реставрация продолжается и все двадцать: концепция проекта спасения Преображенской церкви была утверждена в 2000 году, эскизный проект выполнен в 2001-м, работы на памятнике начались в 2009-м. К тому времени храм уже почти 30 лет, с 1980 года, был признан аварийным и закрыт для посетителей.

Именно так: объект Всемирного наследия, самый прославленный деревянный храм России и один из символов страны, несколько десятилетий в буквальном смысле слова балансировал на грани гибели.



Иначе не скажешь. К концу 1970-х Преображенская церковь пришла в аварийное состояние: 600-тонный деревянный сруб 38-метровой высоты давал неравномерную осадку, «терял геометрию», отклонялся от вертикалей, местами просто сгнил — стал реально крениться и угрожать обрушением. Тогда-то и пришлось затворить двери для туристов, а в качестве меры, казавшейся временной, ввести в пространство храма металлический каркас, который должен был поддерживать здание. Для этого пришлось демонтировать иконостас и «небо» (деревянный потолок) храма. Со временем, как считали некоторые специалисты, и этот каркас, в свою очередь, стал терять устойчивость и, вместо того чтобы поддерживать бревенчатый сруб, стал на него давить.

Положение временами казалось безнадежным, и спасти храм, как считали многие реставраторы, могла только переборка, то есть полный демонтаж всего здания, замена прогнивших элементов и новая сборка из старых и новых бревен.

При реставрации памятников деревянного зодчества это, в общем, обычная практика, однако представить пейзаж Кижского архипелага без привычного многоглавого силуэта даже в равнодушные к национальному наследию 1990-е годы показалось властям слишком рискованным экспериментом. К тому же не было гарантий, что разобранное удастся собрать заново: несколько деревянных памятников в 1980–1990-е годы просто погибли в результате приостановок финансирования, уходов мастеров с объекта, а складированные бревна, бывало, растаскивались местными жителями на дрова.

В результате — после многолетних экспертных дискуссий — был утвержден и реализован проект поэтапной переборки сруба, при котором здание храма не разбиралось, а было разделено на семь «реставрационных поясов». Они вывешивались на специальных металлических конструкциях, разбирались и реставрировались по очереди (один за другим, снизу вверх), в специально созданном на острове Плотницком центре музея. После реставрации очередной ярус-пояс возвращался на свое место, а мастера брались за следующий.

Не буду утомлять читателя детальной хронологией всех реставрационных перипетий — и здесь не обошлось без проблем, споров экспертов, приостановок финансирования, в результате чего в 2014–2015 годах реставрация храма практически не велась. Как напоминало Минкультуры России, «активная фаза реставрации началась в 2009 году благодаря подписанному В.В. Путиным Плану мероприятий по реставрации архитектурного ансамбля Кижского погоста и развитию инфраструктуры музея-заповедника». Добавлю, что залогом успешной реставрации стал особый ее порядок, которого добился Кижский музей-заповедник: работы по сохранению Преображенской церкви были фактически выведены из-под действия убивающего отечественную реставрацию закона о госзакупках, и драгоценный храм стало возможно не отдать на растерзание удалых подрядчиков, а вручить проверенным на других объектах надежным мастерам. К концу 2019 года Преображенская церковь была в целом отреставрирована, а к весне 2020-го в интерьере был полностью демонтирован металлический каркас 1980-х и собран отреставрированный аутентичный иконостас высотой 7 метров, насчитывающий 105 икон. Геометрия памятника была выправлена, под храм подвели новый ленточный бутобетонный фундамент, чтобы предохранить сруб от новых деформаций в будущем. Доля замены подлинного исторического материала в срубе в итоге составила 36 процентов, при том что современные реставраторы считают большой удачей, если удается сохранить хотя бы половину…

Чтобы оценить масштаб работ, нужно помнить, что сруб Преображенской церкви содержит около 3 тысяч бревен (некоторые — свыше 15 метров длиной), общей протяженностью больше 10 километров. Реставрации, то есть частичному «протезированию», подверглись 742 бревна, в которых выполнено свыше 1100 вставок общим объемом 25 кубометров.

По моему мнению, эта титаническая работа целого коллектива реставраторов и сотрудников Кижского музея в конечном итоге заслуживает какой-нибудь Государственной премии. Поэтому считаю должным назвать имена: реставрацией Преображенской церкви на финальном этапе занимались архитектор высшей категории Владимир Степанович Рахманов (автор проекта реставрации; скончался в декабре 2019-го, так и не увидев окончательного результата своей работы) и реставраторы деревянного зодчества высшей категории Виталий Скопин, Алексей Чусов и Андрей Ковальчук. Со стороны Кижского музея работы курировала его директор Елена Богданова, бывший министр культуры Карелии, известная, в частности, тем, что однажды в буквальном смысле слова бросалась под бульдозер, чтобы остановить незаконный снос памятника архитектуры в центре Петрозаводска.

В 2018–2019 годах мы не раз беседовали с реставратором Виталием Скопиным, который говорил мне, что в день окончания работ в Преображенской церкви, когда в ней уже подметали полы, он понял, что «самое важное в жизни уже случилось и ничего подобного по масштабу, сложности и важности уже не произойдет». Возможно, поэтому в тот день у реставратора «не было чувства эйфории, радости или профессионального счастья. Это напомнило долгожданный день моего дембеля в армии».

По словам реставратора Скопина, «храм рассматривался как тяжелобольной пациент. Ему нужна была качественная диагностика и грамотно проработанный сценарий лечения. Болезнь представляла собой набор серьезнейших деформаций (их причину тоже предстояло осознать по-новому), поражение части материала, серьезный общий наклон храма в целом».

Очень ценно то, что едва ли не основными «помощниками» реставратор Скопин называет главных критиков реализованного проекта — академика Вячеслава Орфинского и известного реставратора Александра Попова. «Их "ковровые бомбардировки" в прессе и на профессиональном поле до 2013 года держали в тонусе нас всех,— вспоминает Скопин.— На их вопросы невозможно было не отвечать. Таким образом, памятник был защищен от необдуманных решений».

Нужно отметить и то, что все этапы работ контролировались и по линии федерального Минкультуры, и по линии ЮНЕСКО, которое регулярно присылало на остров наблюдательные миссии. Более того, реставрация Преображенской церкви в Кижах была еще и аттракционом невиданной открытости, поскольку Кижский музей установил на объекте веб-камеру, которая круглосуточно, через музейный сайт, показывала, что на нем происходит. И каждый желающий в любой момент мог в эту электронную замочную скважину заглянуть.

Диалоги с высокой комиссией


Тем неожиданнее выглядят результаты июльского визита на остров комиссии Северо-Западного управления Минкультуры, не принявшей, как было сказано выше, реставрационные работы. «Сенсации» тут, впрочем, нет — если у специалистов есть вопросы, на них нужно отвечать. Гораздо хуже было бы, если бы объект, как в добрые старые времена, стремились непременно принять к намеченной и оглашенной дате, а потом «устранять недоделки».

Внимательный анализ акта министерской комиссии, с которым мне удалось ознакомиться, приводит к тому, что ее замечания в основном касаются деталей — по сравнению с общим масштабом проекта — и тонкостей оформления реставрационной документации. Габариты и очертания отдельных декоративных элементов, отсутствие в натуре некоторых деталей, предусмотренных проектом, размеры зазоров в чашах между венцами сруба, способ укладки теса на кровельных покрытиях, использование монтажной пены в точке схождения двух водометов, обоснование воссоздания южного крыльца, документальное оформление научных обоснований отдельных реставрационных решений и т.д. На самом деле даже приятно видеть, что при приемке реставрационных работ федеральный госорган охраны памятников вникает в детали и тонкости.

Насколько мне известно, реставраторы и Кижский музей уже представили в министерство детальные ответы на поставленные вопросы и пояснения по поводу рекомендаций комиссии. В ряде случаев реставраторы настаивают на своей правоте, в ряде других, например с монтажной пеной, признают правоту комиссии и обещают исправить дело «в рамках гарантийных обязательств». Воссоздание южного крыльца, в частности, было предусмотрено еще проектом легендарного первого реставратора Преображенской церкви А.В. Ополовникова, на наработки которого во многом опирался современный проект.

Так что теперь на острове ждут нового визита высокой комиссии, чтобы обсудить спорные вопросы, сроки исполнения рекомендаций и официального утверждения результатов реставрационных работ.

От себя добавлю, что несколько нелогично выглядит, что первая попытка их приемки в июле 2020 года прошла без участия представителей центрального офиса Министерства культуры, который до того эти работы курировал. Памятник-то все же не просто федерального, но и всемирного значения. Вышеупомянутый реставратор Александр Попов в беседе с «Огоньком» выразил также недоумение, что госприемка столь значимой реставрации и формулирование рекомендаций проходят без участия экспертного сообщества. «Если возникают сомнения, их надо обсуждать, собирать консилиум ведущих специалистов, реставраторов деревянного зодчества»,— сказал мне Александр Попов.

Для «Огонька» ситуацию согласились прокомментировать действующие лица вышеизложенной истории.

Андрей Ермаков, руководитель управления Минкультуры России по Северо-Западному федеральному округу и глава приезжавшей в Кижи комиссии, заверил меня, что «самая важная и необходимая для памятника работа реставраторов уже выполнена, и на высочайшем уровне. Но есть нюансы с деталями и оформлением документов, неточности, вопросы по отдельным элементам». Андрей Ермаков считает, что все рекомендации комиссии будет выполнены до мая 2021 года, а «формальное принятие объекта» может произойти гораздо раньше.

Елена Богданова, директор Кижского музея-заповедника, заверила меня, что музей готов ответить на все вопросы комиссии Минкультуры. Что же касается торжественных мероприятий, то их решено отложить на 2021 год — из-за коронавирусной ситуации. На открытие музей хотел собрать прихожан, местных жителей, еще заставших Преображенскую церковь действующей, «а им всем по 70–80 лет», группа риска. «Очень важно, чтобы труд людей, реставрировавших Преображенский храм, был оценен по достоинству»,— подчеркнула Елена Богданова.

Насколько мне известно, комиссия Минкультуры собирается вновь приехать на остров Кижи для приемки реставрационных работ в конце августа — начале сентября 2020 года. Будем надеяться, что на этом в хрониках многострадальной реставрации будет наконец поставлена точка. А лучше — восклицательный знак.

Комментарии
Профиль пользователя