День недооцененных

Эксперт РСМД Илья Крамник о перспективах российского военно-морского флота

В последнее воскресенье июля Россия, как обычно, будет праздновать день ВМФ. С недавних пор его принято проводить с размахом — с главным военно-морским парадом в Санкт-Петербурге и Кронштадте как центральным событием торжества и приуроченными к нему датами ввода в строй и закладки новых боевых кораблей.

Илья Крамник

Илья Крамник

Фото: РСМД

Илья Крамник

Фото: РСМД

Состояние и перспективы развития флота на этом празднике обсуждать не принято по умолчанию — по тому же умолчанию ясно, что с состоянием все в порядке, а перспективы (судя по числу заложенных кораблей) блестящи.

Тем не менее именно сейчас, в 2020 году, завершающем для самой крупной в постсоветской истории России государственной программы вооружений (ГПВ), стоит задуматься, насколько реальность развития ВМФ России соответствует представлениям о нем.

Перечислять проценты исполнения ГПВ в части строительства новых кораблей и подлодок для ВМФ было бы лишним, достаточно сказать, что за исключением ракетных подводных крейсеров стратегического назначения ни один класс кораблей не был поставлен хотя бы в половину от ожидавшегося объема. Ближе всего к плану, ровно на 50%, подошли как раз «стратеги»: с вводом в строй К-549 «Князь Владимир» число поставленных для ВМФ России «Бореев» достигло четырех — из восьми запланированных.

Ненормальность ситуации можно было бы объяснить множеством разных причин, но ключевая одна: за все 30 постсоветских лет руководство страны и военного ведомства так и не решило, для каких целей России нужен ВМФ и какими возможностями он должен обладать. Ответа на этот вопрос нет, в том числе и в таких базовых документах, как военная доктрина, морская доктрина или же основы государственной политики в области военно-морской деятельности до 2030 года. Содержащиеся в этих документах требования и определения довольно расплывчаты и могут быть при некоторой редактуре применены к флоту любой крупной державы, особенно ядерной.

Более или менее определенно прописана роль флота как элемента системы стратегического сдерживания, и по большому счету сегодня это единственная функция, которую ВМФ продолжает выполнять и которой уделяется достаточно пристальное внимание (снова вспоминаем, какой класс кораблей у нас в лидерах по реализации госпрограммы вооружений).

Но такая «заточенность» флота под подготовку к единственному конфликту логично влечет за собой недооценку и деградацию остальных функций — формально обозначенные в документах пожелания к ВМФ как инструменту повседневной внешней политики не реализуются в виде конкретных кораблестроительных программ.

С этой точки зрения интересен недавно прошедший день «массовой закладки» — выделим среди перспективных боевых единиц два универсальных десантных корабля, на закладку которых в Керчи приехал президент России. По сути, если не считать неудачного захода с «Мистралями», это первая попытка дать флоту инструмент, который будет пригоден для чего-то, кроме ядерного удара по США, борьбы с авианосными ударными группировками или защиты собственного побережья.

Ждать чудес, впрочем, не стоит.

Флот лишен собственной военно-политической субъектности, разделен в административном отношении между военными округами, главкомат ВМФ не управляет своими силами в океане, и в целом как вид вооруженных сил флот рассматривается скорее как утилитарное приложение к боевым возможностям военных округов и — отдельно — как элемент стратегических ядерных сил.

Говорить о стратегии развития ВМФ как единого целого в этих условиях довольно сложно. Как это соотносится с претензиями России на статус великой державы и определяющую роль в формировании будущей структуры мировой политики, понять еще сложнее, учитывая, что это будущее будет решаться в первую очередь на море и вокруг морей — от Арктики до Индо-Тихоокеанского региона.

Нет, подобный подход имеет право на жизнь и, скорее всего, позволяет изрядно экономить на строительстве и содержании ВМФ. Но в таком случае обозначенное в «основах государственной политики…» требование обеспечить российскому флоту второе место в мире по боевым возможностям так и останется благим пожеланием. Ну а зачем?

В конечном счете, как мы помним, если все равно, куда попасть, то тогда все равно, куда и идти. Куда-нибудь обязательно попадешь, нужно только идти достаточно долго.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...