Битва за Сирт увязла в переговорах

Дипломаты ищут компромисс для прекращения огня в Ливии

Россия и Турция договорились добиваться прекращения огня в Ливии на фоне сообщений о концентрации войск в районе Сирта. Битва за этот город может привести к прямому вмешательству в ливийский конфликт Египта и других региональных игроков. Египетский парламент на этой неделе уже одобрил отправку своих военных в соседнюю страну, чтобы поддержать силы Ливийской национальной армии под командованием фельдмаршала Халифы Хафтара. Тем временем силы, лояльные Правительству национального согласия, ждут приказа его главы Фаейза Сарраджа начать наступление на Сирт.

Фото: Ayman Sahely, Reuters

Фото: Ayman Sahely, Reuters

В среду межведомственная делегация МИДа и Минобороны РФ во главе с замминистра иностранных дел Сергеем Вершининым завершила двухдневные консультации в Анкаре, посвященные ситуации в Ливии. Стороны договорились продолжать давление на участников ливийского конфликта с целью создания условий для устойчивого режима прекращения огня, а также содействовать продвижению межливийского политического диалога в координации с ООН. В ближайшей перспективе возможно и создание сторонами совместной рабочей группы по Ливии. Тем самым российско-турецкий диалог по ливийской проблематике стал таким же постоянным и тесным, как и взаимодействие двух стран по Сирии. Уже решено, что следующий раунд консультаций пройдет в ближайшее время в Москве.

Российская делегация должна была отправиться в Турцию еще месяц назад. Однако поездку отложили.

По данным “Ъ”, Москва дала турецким партнерам время на согласование условий прекращения огня с Правительством национального согласия (ПНС) на основе мирной инициативы президента Египта Абдель-Фаттаха ас-Сиси.

В начале июня он выступил с предложением о прекращении огня и возобновлении политических переговоров. Это произошло после того, как Ливийская национальная армия (ЛНА) понесла ряд серьезных поражений и отступила к Сирту. Триполи, да и сама Анкара скептически отнеслись к предложению о переговорах с Халифой Хафтаром, учитывая, что последний не раз был инициатором начала боевых действий. Опасаясь наступления сил ПНС при поддержке Анкары, президент ас-Сиси пригрозил военным вмешательством в ливийский конфликт, назвав Сирт и располагающийся южнее район Эль-Джуфра «красной линией» для Египта. Он также пообещал оказать помощь в вооружении и обучении военных формирований ливийских племен. С тех пор положение дел «на земле» существенно не изменилось. Стороны продолжали угрожать друг другу, но активных боевых действий не было.

Кто и зачем воюет в Ливии

История конфликта в вопросах и ответах

Смотреть

Однако в последние дни ситуация стала вновь накаляться. В середине июля официальный представитель ЛНА Ахмед аль-Мисмари заявил, что в районе Сирта и Эль-Джуфры замечены «крупные передвижения» сил ПНС и Турции, и предрек начало «великой битвы». Практически одновременно базирующаяся на востоке Ливии Палата представителей официально обратилась к Каиру с просьбой о помощи «в борьбе с турецкой оккупацией». А уже в этот понедельник египетский парламент одобрил отправку вооруженных сил для выполнения боевых задач за пределами страны. Дело фактически осталось за малым — приказом президента ас-Сиси. В начале этой недели арабские СМИ продолжали писать о переброске военной техники ПНС из западных районов Ливии в сторону Сирта.

Угроза битвы за Сирт, в которой могли столкнуться не только сами ливийцы, но также турецкая и египетская армии, вызвала обеспокоенность других игроков на ливийском поле. Одним из первых выступил президент Алжира Абдельмаджид Теббун, заявив в интервью местным СМИ, что вооружение ливийских племен может привести к «сомализации» ситуации в Ливии. По его словам, Алжир не одобряет односторонние действия в отношении Ливии, но при этом не будет вмешиваться в конфликт. В воскресенье Алжир посетила исполняющая обязанности спецпредставителя генерального секретаря ООН по Ливии Стефани Уильямс, а уже в среду глава МИД Алжира Сабри Букадум прилетел Москву, где в ходе переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым заявил, что у ливийского конфликта нет «военного решения».

В ходе пресс-конференции по итогам встречи оба министра всячески подчеркивали, что и Россия, и Алжир выступают за диалог со всеми сторонами ливийского конфликта, при этом равноудалены от них.

Хотя считается, что позиция алжирцев ближе к ПНС и Турции, а Москвы — к Египту и ЛНА. При этом господин Букадум ушел от ответа на вопрос о возможной реакции своей страны на решение парламента Египта, лишь отметив, что Алжир работает «над устранением всех причин, которые могут привести к эскалации ситуации». Сергей Лавров также предпочел не комментировать решение Каира. Возможно, его успокоил состоявшийся накануне телефонный разговор с главой МИД Египта Самехом Шукри.

«Несмотря на прохладное отношение алжирского руководства к политической линии Каира и симпатий к Турции, Алжир будет демонстрировать видимость нейтралитета по отношению к сторонам ливийского конфликта. До сих пор Алжир придерживался доктрины невмешательства в чужие конфликты, но это не мешает ему проявлять активность на дипломатическом фронте. Тем более Абдельмаджид Теббун заинтересован сегодня в консолидации общества, в том числе посредством проявления внешнеполитических инициатив»,— сказал “Ъ” руководитель Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василий Кузнецов. По его словам, алжирская позиция демонстрации равноудаленности полностью устраивает Москву. «Не исключено, что будет попытка использовать сирийский опыт и создать союз региональных и глобальных сил»,— добавил он.

Эксперт РСМД Кирилл Семенов также не исключает попыток создания некоего аналога астанинского формата для Ливии. Однако в беседе с “Ъ” он подчеркнул, что в Ливии от Турции уступок будет добиться сложнее. «В последнее время Москва фактически заставляла Анкару идти на те или иные уступки под угрозой начала или продолжения военной кампании. В Ливии же Турция отказывается от роли ведомого, тем более в нынешних условиях, когда ЛНА потерпела поражение на западе Ливии. Скорее Анкара будет сейчас ждать уступок от Москвы, вернее, ее давления на Каир и власти на востоке Ливии»,— сказал он. Неслучайно официальный представитель президента Турции Ибрагим Калын после переговоров с российской делегаций заявил, что любая договоренность о прекращении огня должна основываться на отводе сил Хафтара от Сирта и Эль-Джуфры. «Однако сам по себе факт возобновления российско-турецких консультаций остановил развитие военного сценария вокруг Сирта, а достигнутые договоренности в Анкаре все же позволяют надеяться, что в ближайшее время дипломатия продолжит доминировать над планами генералов»,— отметил господин Семенов.

«Будем продолжать подталкивать Анкару к конструктивному воздействию на правительство Файеза Сарраджа. При этом работаем и с американцами, и с европейцами, и с ведущими региональными странами»,— заявил в опубликованном на этой неделе интервью в египетской газете «Аль-Ахрам» замминистра иностранных дел РФ Михаил Богданов. Диалог идет на самом высоком уровне. Только за последние десять дней президент РФ Владимир Путин обсудил по телефону ситуацию в Ливии с алжирским и турецким коллегами, с наследным принцем Абу-Даби и фактическим правителем ОАЭ Мухаммедом бен Заидом Аль Нахайяном, а его разговор с президентом Египта состоялся в прошлом месяце. Не отстает и президент США Дональд Трамп, который на этой неделе обсудил Ливию в беседе с наследным принцем Абу-Даби и президентом Египта. ООН же обратилась ко всем вовлеченным в ливийский конфликт с призывом согласиться на прекращение огня «вместо того, чтобы подливать масла в огонь».

Марианна Беленькая

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...