Коротко

Новости

Подробно

Фото: sdecoret / stock.adobe.com

Данные на базу

Как с ростом данных растет важность систем управления ими

Остановка экономических процессов из-за пандемии коронавируса еще раз напомнила человечеству о рисках глобализации: в любой момент границы могут быть закрыты, предприятия и целые страны способны прекратить выполнение своих функций, а международное разделение труда окажется приостановлено. В такой ситуации для государств критически важной становится технологическая независимость. В части основополагающих IT-систем многие предприятия и организации уже стремятся к миграции на отечественную продукцию, чтобы нивелировать риски использования импортной. В том числе это касается систем управления базами данных (СУБД), важность которых увеличивается вместе с экспоненциальным ростом объема генерируемой информации в мире.


Технологические горизонты России определяет программа «Цифровая экономика», ориентированная на развитие «сквозных» технологий. Однако сложно ожидать прорыва в цифровизации, если забывать о фундаменте, на котором она держится. О технологической независимости государства можно говорить, когда на отечественной почве взращиваются основы цифровых систем, когда страна не заимствует международные разработки, а сама производит конкурентоспособные продукты. Сильные российские разработчики — это, по сути, гарант технологической состоятельности страны и ее суверенитета в цифровую эпоху. Так проблема импортозамещения и поддержки отечественного IT-сектора приобретает масштаб государственного значения.

Важнейшим элементом базы, на которой строится будущее прорывных технологий, являются системы управления данными. И хотя большая часть российских компаний уже рассматривает варианты перехода на отечественный софт в сфере систем управления данными, доверия к отечественной продукции еще нет, и поэтому темпы импортозамещения пока оставляют желать лучшего.

Вирусный эффект


Коронавирус, прошедший в последние месяцы по миру стремительной и устрашающей победной поступью, изменил нашу повседневную жизнь. Каким будет новый мировой порядок, еще предстоит понять и проанализировать, но ясно, что адаптироваться к нему придется всем. На передовой этого фронта — IT-индустрия, вынужденная реагировать немедленно: времени на раскачку нет. Обеспечивать целостность инфраструктуры, гарантировать корректную работу приложений, следить за безопасностью данных, и все это в удаленном режиме — на плечи IT-специалистов компаний и организаций легла колоссальная ноша.

Вирус многократно ускорил процессы трансформации даже в тех отраслях, которые раньше об этом не думали. В 95% организаций изменились технологические приоритеты, 88% IT-специалистов указывают на то, что цифровой опыт работы с клиентами — теперь во главе угла, следует из результатов майского опроса 1 тыс. IT-специалистов по всему миру, который провела Cisco AppDynamics. Производительность приложений и цифровых сервисов критически важна для бизнеса во время пандемии, полагают 80% респондентов. Такая же доля опрошенных убеждена, что производительность приложений и цифровых сервисов имеет решающее значение для их бизнеса во время COVID-19. Они отмечают, что реакция IT-команды на пандемию позитивно изменила восприятие IT в их организации, прогнозируя увеличение инвестиций в технологии, которые отслеживают цифровой опыт клиентов.

Российский IT-сектор тоже испытал на себе беспрецедентное давление из-за пандемии. О том недвусмысленно свидетельствует возросшая востребованность онлайн-технологий из-за необходимости использовать виртуальные средства коммуникации. Роль и значимость телекоммуникационных компаний в обстановке вынужденных ограничений проявились особенно ярко. В ходе совещания по развитию IT-отрасли 10 июня это особо отметил президент РФ Владимир Путин, поблагодарив IT-компании за работу в период пандемии: «Сама жизнь показала, насколько важно быстро и смело использовать широкие возможности цифровизации, и не только в бизнесе, но и в сфере госуслуг, в образовании, медицине, просто в повседневной жизни людей».

Большие данные — большие риски


Очевидно, COVID-19 затронул все стороны жизни и отрасли мировой экономики. Пандемия, в частности, уже мотивировала многие предприятия и организации по-новому взглянуть на привычные бизнес-процессы и ради повышения эффективности внедрять цифровые решения. Впрочем, не только коронавирус накладывает свой отпечаток на формирование современного IT-ландшафта. Так, существенный скачок роста из-за перехода людей на удаленную работу и повышения онлайн-активности претерпевает глобальная сфера данных.

Обратимся к цифрам: к 2025 году в мире будет насчитываться 175 ЗБ данных (1 зеттабайт = 1021 байтов), прогнозируют в IDC. При этом объем данных, созданных за ближайшие три года, будет больше, чем все, что было сгенерировано за последние 30 лет, отмечается в прогнозе. Он растет в геометрической прогрессии, удваиваясь каждые 18 месяцев. Такие цифры сложно даже представить: еще в 2006 году объем информации, произведенный человечеством за всю свою историю, был равен 0,16 ЗБ.

В 2019 году за один день фиксировалось столько данных, сколько в течение всего 2000 года, указывает экс-руководитель по Big Data в Amazon, мировой эксперт Андреас Вайгенд в своем труде «Big Data. Вся технология в одной книге». Он говорит о социальных данных, то есть тех, что каждый день создают более чем миллиард людей и которые различные компании обрабатывают и исследуют.

С увеличением количества данных растут и потери от них: за последние пять лет стоимость утечки для компании выросла на 12% и в 2019 году составила в среднем $3,92 млн, говорится в глобальном исследовании IBM Security и Ponemon Institute. При этом число утечек тоже растет: в России оно увеличилось более чем на 40%, а в мире подобных случаев стало больше примерно на 10%, следует из данных InfoWatch.

Одна из причин такой динамики в том, что рост цифровизации обгоняет темпы внедрения правил безопасности и совершенствования методик защиты информации. Получается, рост массивов данных влечет за собой рост числа угроз при работе с ними — утечек, потерь и изменения данных. Для России также продолжает быть актуальным риск утраты доступа, если он осуществлялся с помощью продуктов, попавших под санкции.

С ростом данных увеличивается и потребность в их упорядочивании и корректном обращении с ними, а значит, и рынок систем работы с ними. По оценке аналитиков Gartner, в 2018 году мировой рынок СУБД в целом увеличился на 18,4% до $46 млрд. В России объем рынка СУБД в 2019 году составил около 45 млрд руб., показав рост примерно на 15–20%, оценивает сооснователь Postgres Professional Олег Бартунов.

Если еще несколько лет назад не все компании осознавали важность цифровой трансформации, считая ее сложным и затратным процессом, то сегодня вопрос о необходимости цифровизации перед бизнесом уже не стоит. Поэтому в свете растущих рисков работы с информацией компании заботятся не о переходе на цифровые системы, а о безопасной работе в них, стремясь выбрать правильные — качественные и безопасные — системы управления данными.

Ключевым звеном в процессе хранения и работы с информацией является система управления базами данных (СУБД), обычно невидимая для конечных пользователей. Через СУБД на языке SQL идет коммуникация между пользователем и сервером, на котором хранятся массивы данных: клиент отправляет на сервер запрос, где он обрабатывается и возвращается в виде необходимой пользователю информации. Однако СУБД — это не только программная «прослойка» между пользователем и сервером, но и «заведующий хозяйством» в век цифровизации, так как она позволяет в автоматическом режиме контролировать и администрировать массивы данных. Для налоговой службы, например, это означает ведение учета всех плательщиков и объектов, для интернет-магазина — наличие базы продукции, понимание, сколько товаров находится на складе и с какими заказами нужно работать.

Таким образом, СУБД ответственны за поиск, хранение, корректировку данных, формирование ответов на запросы. При этом система обеспечивает сохранность и конфиденциальность данных, перемещение и связь с другими программами и приложениями, определяют скорость и безопасность работы любых информационных систем. Во многом именно от них зависит непрерывная и корректная деятельность любой компании и организации, будь то министерство, банк, нефтедобывающая компания, соцсеть или интернет-магазин. Поэтому СУБД без преувеличения являются одним из главных компонентов цифровизации, влияющим на эффективность экономики и обеспечение суверенитета государства в цифровую эпоху.

Рождение свободной альтернативы


Первые базы данных были созданы в 1960-70-е годы: они предназначались для больших ЭВМ и хранились во внешней памяти центральной ЭВМ. С появлением персональных компьютеров СУБД перешли в настольный формат с удобным интерфейсом, но для работы с ними было необходимо специальное программное обеспечение. С распространением интернета для работы с удаленной базой данных стал использоваться браузер, а генерирующий загружаемые пользователем HTML-страницы сервер выполнял программный код, написанный на языках Java или Perl, который переводил действия пользователя в SQL-запросы для базы данных.

В течение многих лет мировыми лидерами рынка СУБД были крупнейшие и чаще всего американские IT-компании Microsoft, Oracle, IBM, но в конце XX века у коммерческих систем начали появляться конкуренты: альтернативой стал свободно распространяемый софт, который активно развивался. Разработчики и пользователи продуктов с открытым кодом создавали свои неформальные сообщества, делились опытом друг с другом и писали свои, независимые от корпораций программные продукты.

Одним из таких продуктов стала и система управления базами данных PostgreSQL. Ее первая версия — СУБД Postgres — разрабатывалась как научно-коммерческий проект в Калифорнийском университете в Беркли с 1986 по 1994 годы. К середине 1990-х исходные коды были открыты, и СУБД вышла за пределы университета, продолжив свое развитие под именем PostgreSQL в. инициативной группе разработчиков, которые занялись этим проектом на добровольных началах. В 1996 году к ним присоединились россияне Вадим Михеев и Олег Бартунов, в 2000 году — и Федор Сигаев. Они внесли существенный вклад в разработку системы, получив статус Major Contributor, и приобрели весомый авторитет в сообществе.

Высокий уровень программистской культуры в России сохранился еще со времен СССР, когда в стране создавались десятки продуктов класса СУБД — как полностью самостоятельно, так и на основе заимствования западных образцов. Однако после распада Союза эти компетенции были утрачены, разработки прекратились, и в 1990-х и начале 2000-х годов отечественный рынок был практически полностью занят иностранными СУБД. Российские вузы вели обучение в области СУБД на продуктах Oracle и Microsoft, сводя его лишь к практике их использования, без понимания внутреннего устройства, что было невозможно при отсутствии доступа к исходным кодам. Нехватка научных знаний и софта с открытым кодом стала одной из причин, по которым российские программисты активно включились в работу над PostgreSQL.

Выросшая из академической разработки СУБД PostgreSQL со временем смогла стать реальной альтернативой закрытым коммерческим системам и получить признание во всем мире. Постепенно продукт привлек внимание бизнеса. Уже в 2000 году Postgres активно применялся в интернет-холдинге Rambler, в 2003 году к нему обратился Skype, сделавший эту СУБД основой своего биллинга. В мире стали появляться компании, которые профессионально занялись разработкой, технической поддержкой и оказанием услуг, связанных с эксплуатацией Postgres. Каждая из компаний, выпустив свою коммерческую версию PostgreSQL, продолжала участие в международном сообществе и работу над свободно распространяемым продуктом.

Интерес к PostgreSQL в. мире продолжал расти, и в 2017 и 2018 годах она занимала первое место по популярности в независимом рейтинге СУБД DB-Engines. Важно, что PostgreSQL не имеет единого центра владения и не контролируется ни одной компанией или государством, что исключает всевозможные риски, связанные с санкционными или другими ограничениями доступа к ней.

Российские разработчики долгое время занимались PostgreSQL в. свободное от своей основной деятельности время, но число заказчиков на эту СУБД с открытым кодом стремительно росло. По данным Gartner, только в 2008 году применение в России СУБД с открытым кодом выросло в 2,5 раза (с 25% до 63%).

К 2014 году число крупных заказов на PostgreSQL увеличилось настолько, что необходимость создания компании, специализирующейся на PostgreSQL, стала очевидной. Это позволило бы развивать продукт более интенсивно, браться за сложные проекты и оказывать поддержку крупным потребителям. Кроме того, в России вырос спрос на отечественную продукцию на основе ПО с открытым кодом. Это было вызвано санкционной политикой Запада, провозглашением в России курса на импортозамещение и ростом стоимости решений мировых вендоров из-за изменившегося курса валют.

Тогда в феврале 2015 года на российском рынке появилась компания Postgres Professional. Ее сооснователями стали ведущие разработчики Postgres Олег Бартунов, Федор Сигаев и Александр Коротков, разработчик прикладных систем Иван Панченко и частный инвестор Антон Сушкевич. Уже в первые месяцы своего существования компания собрала вокруг себя команду профессиональных сотрудников и консорциум партнёров — прикладных разработчиков и заказчиков, занявший первое место в номинации «СУБД» конкурса проектов импортозамещения, который проводило Минкомсвязи.

Профессиональный подход


В начале 2016 года Postgres Professional выпустила свой первый продукт — отечественную СУБД Postgres Pro. Ее продажи растут ежегодно примерно вдвое уже в течение трех лет. Эта СУБД представляет собой улучшенную и адаптированную к российским условиям версию PostgreSQL, лицензия которой разрешает создание коммерческих производных продуктов.

По словам технического директора компании ОТР (входит в состав системного интегратора Merlion) Анатолия Безрядина, сейчас нет СУБД, имеющих столь же обширный набор возможностей, как PostgreSQL. Продукты Postgres Professional, продолжает эксперт, представляют собой отечественную версию этой СУБД: внесенные российской компанией изменения в ядре улучшили эксплуатационные характеристики СУБД, значимые для высоконагруженных систем, на запросы и инциденты осуществляется быстрая и активная поддержка производителя. «Это весомо для эксплуатации критичных государственных систем», — говорит он.

В 2016 году Postgres Pro вошла в Единый реестр отечественного ПО и прошла сертификацию Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК), необходимую для работы с конфиденциальными и персональными данными. Сейчас доступны две редакции СУБД Postgres Pro — Standard и Enterprise. Enterprise содержит максимальную функциональность, необходимую для работы высокопроизводительных и высоконадежных систем. Редакция Standard меньше отличается от PostgreSQL, но в отличие от СУБД с открытым кодом она имеет ускоренный цикл выпуска критических обновлений и адаптирована к работе на российском рынке, в том числе поддерживает продукты 1С.

Сейчас компания ведет работу над следующим поколением программного продукта — Postgres Pro Adaptive Cloud, который будет лучше приспособлен для работы в облачной среде. Это продиктовано общемировой тенденцией перехода СУБД в «облака»: согласно прогнозам аналитиков Gartner, к 2022 году 75% баз данных либо уже станут облачными, либо будут пребывать в процессе миграции в «облако».

Postgres Professional оказывает техническую поддержку Postgres Pro и PostgreSQL на всей территории России и за рубежом, а также предлагает типовой набор услуг вендора программного продукта: консалтинг, технический аудит, помощь при внедрении. Среди заказчиков, доверяющих свои базы данных Postgres Professional, — государственные органы и крупнейшие компании: в частности, Федеральная налоговая служба, Министерство финансов, Федеральное казначейство, Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, «Роснефть», «Газпромнефть», «Интер РАО».

Переход заказчиков на Postgres Professional осуществляется незаметно для десятков тысяч пользователей, делится опытом Анатолий Безрядин из ОТР, консалтинговой компании, специализирующейся на предоставлении комплексных IT-решений для финансовых организаций, госструктур и предприятий различных отраслей. По его мнению, такой выбор позволяет заказчикам избавиться от зависимости в проприетарном иностранном решении, существенно сэкономить на поддержке и выиграть в производительности системы. С переходом на Postgres Professional производительность СУБД возросла на 50% — в том числе из-за рефакторинга (улучшения структуры) части кода при переносе. Кроме того, исправление ошибок и добавление нового функционала в отечественный продукт происходит раньше на 3–6 месяцев, чем у его импортного аналога, рассказывает господин Безрядин. Однако в сравнении с зарубежными решениями российскому производителю еще предстоит улучшить инструменты администрирования и вырастить сообщество разработчиков и администраторов с опытом высоких нагрузок, отмечает спикер.

В Postgres Professional, которая выросла из сообщества, хорошо понимают значимость развития экосистемы и укрепления сообщества Postgres в России, которое составляет, по самым скромным оценкам, уже не менее 10 тыс. человек. Компания активно вкладывается в развитие сообщества, проводя различные мероприятия и выкладывая большое количество материалов в открытый доступ. С 2015 года ежегодно выпускается полная техническая документация Postgres на русском языке, разработаны курсы повышения квалификации и проводится профессиональная сертификация.

При поддержке Postgres Professional профессором СПбГУ и ВШЭ Борисом Новиковым и преподавателем СибГУ имени Решетнева Евгением Моргуновым разработаны учебные курсы для вузов «Технологии баз данных» и «Язык SQL». Кроме того, ежегодно компания проводит одну из крупнейших в мире международных конференций по теме Postgres — PgConf. Russia, которая собирает до 750 участников из России и других стран.

Таким образом, Postgres Pro стала одним из лидеров российского рынка СУБД общего назначения. Из локальных игроков на нем представлены еще отечественный аналог открытой Firebird — СУБД «Ред База Данных», а также «Линтер» — российская разработка, применяемая в основном в системах, работающих с гостайной.

Свой взор на свободно распространяемое ПО сегодня обращают и такие IT-гиганты, как Oracle, Microsoft, Huawei, Google и Apple, разрабатывая свои коммерческие продукты на базе такого софта. В Postgres Professional убеждены: это подтверждает правильность выбранной стратегии компании. В первой половине 2018 года Postgres Professional вышла на операционную самоокупаемость с общим объемом привлеченных инвестиций более 300 млн руб. В 2019 году компания стала участником «Сколково», а ее оборот составил около 500 млн руб.

По дороге импортозамещения


В России наиболее популярными СУБД в крупном бизнесе и госсекторе сейчас являются Oracle (81%), Microsoft SQL Server (64%) и PostgreSQL (51%), отмечает сооснователь Postgres Professional Иван Панченко, ссылаясь на данные TAdviser. При этом более 70% организаций планируют миграцию на отечественные СУБД в ближайшее время либо рассматривают такую возможность, говорит господин Панченко. В их число входит 86% госорганизаций, включая госкорпорации, а также 66% компаний, представляющих крупный частный бизнес — это промышленные компании, предприятия транспорта и энергетики, добавляет он.

По оценке директора по технологиям импортозамещения компании «Диасофт» Дмитрия Гребенщикова, примерно 92% организаций уже выполнили оценку стоимости проекта по переходу на PostgreSQL, около 5% собираются это делать и только малая часть из них вообще не рассматривает возможность замены СУБД. За последние несколько лет существенно возросло количество запросов на использование открытых СУБД и отечественных СУБД как при создании новых информационных систем, так и для миграции на них систем, работающих на СУБД иностранного производства, согласен руководитель отдела инфраструктурных решений, сервисов и управления данными департамента корпоративных систем ГК «Ланит» Яков Шуваев.

Необходимость замены СУБД возникает у заказчиков по двум основным причинам: политика импортозамещения в РФ и сокращение издержек, рассуждает руководитель направления в Департаменте инфраструктурных решений глобального провайдера IT-решений и сервисов Softline Илья Белов. По его словам, в число основных критериев выбора входят «функциональность, надежность, удобство использования и наличие специалистов, знакомых с СУБД». «Postgres Professional соответствует этим критериям», — резюмирует эксперт.

По общему мнению специалистов, интерес компаний к миграции на отечественные СУБД также связан с рисками при использовании продукции зарубежного производителя. В этом случае поставщик может отказать в обновлениях и техподдержке системы по политическим и иным причинам. Так, Oracle в январе 2018 года уже ограничила сотрудничество с 283 российскими компаниями, в том числе запрет коснулся «Газпрома», «Сургутнефтегаза», «Лукойла» и «Роснефти», их «дочек» и некоторых зарубежных проектов. Лишившись техподдержки, применяя устаревающую версию иностранного продукта, потеряв доступ к исправлениям ошибок и ликвидации уязвимостей, пользователи могут через некоторое время остаться без данных или без возможности с ними работать.

Некоторые заказчики решают этот вопрос с помощью «поверхностного импортозамещения», то есть замены иностранного прикладного продукта на отечественный без замены его системной основы, обращают внимание в Postgres Professional: «Замещение только верхнего слоя программных продуктов создает лишь видимость технологического суверенитета. Чтобы его обеспечить на самом деле, нужно заменять не только прикладной продукт верхнего уровня, с которым работает пользователь, а всю линейку продуктов, включая и СУБД, и операционную систему, и средства виртуализации».

Еще один вариант — использование свободно распространяемых продуктов. Но без обеспечения техподдержки со стороны разработчика это крайне опасно: ошибки и уязвимости должен кто-то вовремя и гарантированно исправлять. Кроме того, необходимо изучать лицензионные соглашения этих продуктов на предмет возможного контроля со стороны иностранного правообладателя и связанных с этим политических рисков: свободно распространяемая СУБД MySQL, например, принадлежит американской Oracle. Многие компании, до сих пор не поняв разницы между отечественным продуктом PostgresPro и свободно распространяемой PostgreSQL, стремятся сэкономить, устанавливая бесплатное свободное ПО вместо отечественного, отмечает Дмитрий Гребенщиков.

Не сильно снижает риски и использование свободно распространяемых СУБД, входящих в отечественный дистрибутив операционной системы, даже прошедшей сертификацию ФСТЭК. Это не гарантирует наличие у производителя компетенции, необходимой для техподдержки и своевременного исправления ошибок и уязвимостей в этой СУБД. Важно отметить, что ситуацию мог бы улучшить отдельный профиль защиты для СУБД, анонсированный ФСТЭК несколько лет назад, однако хотя он и разработан, но не применяется при сертификации, указывают в Postgres Professional.

Отдельный профиль защиты для СУБД мотивировал бы компании делать более безопасные СУБД, чтобы пройти сертификацию ФСТЭК, а значит, повысил бы доверие потребителей к отечественной продукции, полагает Иван Панченко. Создание отдельного профиля защиты для СУБД стало бы достойной реакцией на вызовы современности, где СУБД играют ключевую роль, добавляет он.

Существующие сегодня на рынке системы в основном сертифицированы по техническим условиям (ТУ), которые содержат те требования, которые определил и посчитал нужным заявить разработчик СУБД для сертификации, продолжает Яков Шуваев. Принятие профиля защиты для СУБД позволит стандартизировать требования по безопасности и состав механизмов безопасности, реализованных в СУБД, на уровне регулятора, что очень важно, если речь идет о выборе СУБД для государственной информационной системы с высоким классом защиты, говорит он.

Отечественные СУБД могут заменить иностранные в большинстве критических применений, обеспечив безопасность критичной информации о российских гражданах и организациях. Однако перевести конкретную большую систему, разрабатывавшуюся много лет, на другую СУБД — непростая задача. Нельзя забывать и о том, что для этого требуются глубокие, в том числе архитектурные изменения в информационных системах, а это, в свою очередь, приводит к дополнительным финансовым и временным затратам.

План действий


Опираясь только на собственное финансирование и свободный рынок, российские компании могут выдержать конкуренцию с мировыми IT-лидерами лишь в отдельных узких областях. Сегодня у Oracle, IBM, SAP, Amazon и других зарубежных крупных компаний есть очевидные преимущества, среди которых и многолетний опыт, и, что не менее важно, постоянная господдержка, в которой так нуждается российская высокотехнологичная отрасль. Особенно сейчас, когда пандемия ставит перед экономикой совершенно новые вызовы. Западные вендоры начинали свое развитие с госзаказов и продолжают их получать, и ожидание того, что отечественная IT-отрасль выдаст решения, на голову превосходящие зарубежные, может оказаться попросту бессмысленным. Нужно стимулировать спрос, предоставляя заказы уже сейчас, уверены в Postgres Professional, отмечая, что огромные финансовые ресурсы, уходящие за рубеж на приобретение иностранного ПО, могли бы способствовать развитию российских участников рынка.

Закупки, проводимые в рамках импортозамещения, — важнейший стимул для развития отечественной IT-отрасли, ведь главным источником финансирования отечественных разработчиков являются продажи их продуктов. Но несмотря на рост числа внедрений отечественного ПО, темпы исполнения программы импортозамещения пока недостаточные, что ставит под угрозу получение отраслью достаточных для развития средств. Наиболее эффективными мерами могут стать долгосрочные контракты на поставку и техподдержку отечественного системного ПО, выделение средств на модернизацию только что внедренных систем для их перевода на российское системное ПО, а также субсидии прикладным разработчикам на миграцию их продуктов и систем на отечественное системное ПО, отмечают в Postgres Professional.

Кроме того, нужно развивать экосистему отрасли: предоставить льготы компаниям, возвращающим разработчиков из-за рубежа, и гранты на разработку в рамках международных open-source проектов и за преподавание на базе отечественного ПО. Для разработчиков важными бы стали льготные условия по ипотеке и отсрочка от призыва.

Похоже, необходимость принятия мер господдержки все-таки понимают и на высшем уровне: так, по итогам совещания с представителями IT-отрасли Владимир Путин поручил подготовить план поддержки индустрии, который в свою очередь войдет в национальный план по развитию экономики. «Смысл такого комплекса действий должен заключаться в том, чтобы в России были созданы действительно глобально конкурентные условия для работы IT-специалистов, чтобы они реализовывали свой творческий и предпринимательский потенциал именно здесь, дома», — отметил глава государства. В числе прочих мер IT-отрасли обещают заместить выпадающее финансирование госзаказами и проведут для нее налоговый маневр (снижение ставок соцсборов в IT с 14% до 7,6% и налога на прибыль с 20% до 3% при восстановлении НДС на часть операций).

Спустя месяц после этой встречи совещание с представителями IT-индустрии в Иннополисе провел премьер-министр Михаил Мишустин, представив общие контуры разрабатываемой в правительстве новой программы господдержки IT. Белый дом намерен за три-четыре года удвоить число занятых в IT-секторе и довести его долю в ВВП страны до 2%. Объявленными способами этого амбициозного плана, помимо налоговых льгот, являются стимулирование спроса госсектора на IT-решения с запретом на разработку продуктов, аналогичных коммерческим, создание государственно-частного партнерства с использованием государственной big data, переформатирование системы поддержки стартапов и заметный рост вложений в IT-образование.

Управлять данными — управлять миром


Вряд ли английский математик Клайв Хамби, разработавший систему лояльности для торговой сети Tesco, в 2006 году предполагал, что его афоризм «Данные — это новая нефть» станет таким популярным. Но он оказался прав на все 100%. В 2020 году совершенно очевидно, что тот, кто владеет данными, которые генерируют люди и машины, может управлять миром — каждый своим. Так, интернет-магазины могут продавать больше товаров, машиностроители — производить качественное оборудование, медики — лучше лечить больных и т. д.

Этот актив нового типа — «топливо XXI века», которое нельзя пощупать руками — ценнее любого золота, а значит, системы, управляющие этим активом, можно отнести к критически важной IT-инфраструктуре. СУБД — неотъемлемый стратегический компонент цифрового суверенитета страны, и то, что данные должны быть в надежных руках, бесспорно. Важность программы импортозамещения ПО в условиях текущей ситуации геополитического соперничества всех со всеми для отечественной IT-индустрии невозможно переоценить. Поэтому достойный IT-продукт с развитой экосистемой — такой, как СУБД от Postgres Professional — должен найти своего потребителя.

Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя