Суррогатное материнство осталось без средств и поддержки

Расследование дела детоторговцев привело к неожиданному результату

По данным “Ъ”, после начатого СКР уголовного преследования участников системы суррогатного вынашивания детей в России без средств к существованию могут остаться несколько десятков «находящихся в предродовом состоянии» суррогатных матерей. Организаторов этого бизнеса и счета их компаний арестовали, а биологические родители уже зачатых младенцев из восьми стран мира вынужденно затаились, узнав о том, что примененная СКР статья УК РФ о купле-продаже человека предусматривает уголовную ответственность не только для продавцов, но и для покупателей детей. Таким образом, за жилье, питание и медобслуживание сурмам стало некому платить.

Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ  /  купить фото

По данным участвующих в громком уголовном деле о «купле-продаже находящегося в беспомощном состоянии человека» (ч. 3 ст. 127.1 УК РФ) защитников, за полгода расследования этого дела было задержано восемь взрослых и 11 детей. Совершеннолетние фигуранты — гендиректор «Европейского центра суррогатного материнства» (ЕЦСМ) Владислав Мельников, трое его коллег-акушеров и четыре технических специалиста, обслуживающих систему суррогатного вынашивания детей, были арестованы Басманным райсудом с соответствующими обвинениями. Младенцы, фигурирующие в уголовном деле в качестве потерпевших, тоже задерживались, но их судьба решалась не в судах, а в органах опеки.

По их решению еще в январе этого года в дом ребенка для детей с поражением нервной системы и нарушением психики в подмосковном городе Видное попали двухмесячные на тот момент близнецы, рожденные суррогатной матерью для политического деятеля Республики Филиппины Фредениля Эрнаеса Кастро и его супруги Джейн Тан. Малыши, как уже сообщал “Ъ”, проживали с няней в специально арендованной для них квартире в Одинцовском районе Подмосковья, которую правоохранители обыскали после внезапной смерти там еще одного, тоже филиппинского младенца.

Генеральный директор центра суррогатного материнства Владислав Мельников

Генеральный директор центра суррогатного материнства Владислав Мельников

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Генеральный директор центра суррогатного материнства Владислав Мельников

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Господин Кастро-старший уже полгода пытается забрать своих детей на родину, но из-за возбужденного в том же январе уголовного дела воссоединиться семья до сих пор не может.

На днях Фрединель Кастро обратился с соответствующей жалобой в Совет при президенте России по правам человека (СПЧ). По словам разбиравшейся с обращением зампреда СПЧ Ирины Киркоры, его автор находятся «в ужасе и шоке», поскольку до сих пор не может выяснить, куда пропали его дети.

Чтобы выяснить их судьбу, родителям предлагают сначала подтвердить свое родство с младенцами через генетическую экспертизу. Госпожа Киркора сказала, что возникшая ситуация вызывает у нее недоумение, и пообещала помочь филиппинской семье.

Еще пятеро малышей-китайцев, по данным участвующих в деле защитников, родились уже «в ходе предварительного следствия» и ждали отправки на родину в арендованной для них и их сиделок квартире на Аргуновской улице в Москве. Своевременно эвакуироваться маленьким китайцам помешали пандемия и возбужденное уголовное дело, а после того, как в квартиру-инкубатор нагрянули правоохранители, представители Поднебесной оказались в том же видновском доме ребенка.

Наконец, последними из числа «задержанных» органами опеки стали четверо четырехлетних детей совладельца и гендиректора юридической компании «Росюрконсалтинг» Константина Свитнева, которого СКР считает организатором международной сети по торговле детьми. Еще до начала карантинных мероприятий Свитнев-старший, успел улететь из России в Прагу, поэтому в число арестованных на прошлой неделе Басманным судом не попал. СКР предъявил ему обвинение по соответствующей ч. 3 ст. 127.1 УК РФ заочно и объявил бизнесмена в федеральный розыск.

В ближайшее время, по данным источников “Ъ”, следствие ходатайствует в Басманном райсуде о заочном аресте господина Свитнева и начнет искать его через Интерпол.

14 июля, когда следствие начало массовые задержания предполагаемых торговцев детьми, оперативники посетили и коттедж главы «Росюрконсалтинга» в Пушкинском районе Подмосковья. Однако застали там только четверых детей бизнесмена и находящихся при них сиделок. Выданные няням доверенности от родителей показались участникам обыска подозрительными, и всех Свитневых-младших отправили в Московскую областную больницу им. профессора Розанова в Пушкино, хотя дети и были совершенно здоровы.

Защитник  Константина Свитнева Игорь Трунов тогда заявил, что четырехлетние малыши стали «заложниками следствия» и «вещдоками по уголовному делу». В понедельник адвокат вместе с оставшимися в России родственниками бизнесмена Свитнева отправился в медучреждение и, предоставив его администрации целую пачку заверенных и зарегистрированных доверенностей от биологических родителей, эвакуировал Свитневых-младших в полном составе обратно в отцовский коттедж.

Защитник пообещал в тот же день привлечь к ответственности участников расследования, которые, по его мнению, взяли детей в заложники, и даже отправился с соответствующим заявлением в Пушкинскую городскую прокуратуру. Однако там защитник сам едва не стал обвиняемым. По его словам, надзорщики тут же созвонились со следователем ГСУ СКР, разбирающейся с уголовным делом о торговле детьми, и та пояснила им, что следствие законно передало оставшихся без родителей детей органам опеки, а вот защитник Трунов с сиделками как раз похитил их из больницы, чему и следовало бы дать соответствующую правовую оценку. В итоге всех «освободителей» из прокуратуры принудительно препроводили в отдел полиции Пушкино, где тем пришлось писать объяснительные записки.

Между тем разразившийся скандал, по мнению участвующих в уголовном деле о торговле людьми адвокатов, еще только набирает обороты, и главная проблема будет не с «задержанными» малышами, а с теми, которые еще только ожидают своей очереди появиться на свет.

Как пояснили близкие к теме суррогатного материнства источники “Ъ”, бизнес по экстакорпоральному оплодотворению российских «сурматерей» биоматериалом иностранных заказчиков и вынашивание ими потомства биологических родителей был поставлен господами Свитневым и Мельниковым на поток.

Через их ЕЦСМ и «Росюрконсалтинг» ежегодно проходили сотни заказов из США, Китая, Аргентины, Австралии, Монголии, Франции и Филиппин, в которых «коммерческое» вынашивание чужого ребенка запрещены законом. К бизнесменам и возглавляемому ими коллективу из опытнейших акушеров, гинекологов и других профильных специалистов регулярно обращались за помощью и представители российской элиты, которые по разным причинам не могли родить детей обычным способом.

С учетом специфики этого бизнеса, остановить запущенный еще 25 лет назад «конвейер» суррогатного материнства после возбуждения уголовного дела не удалось. В итоге на десятках арендованных в Москве и Московской области квартир «зависли» няни с чужими детьми и сурмамы, находящиеся, по выражению адвоката Игоря Трунова, «на разных стадиях беременности», а некоторые — и в «предродовой стадии». Поскольку счета ЕЦСМ и «Росюрконсалтинга» арестованы, а их руководители по разным причинам отсутствует, платить за жилье для сурмам, а также уже родившихся детей и их сиделок стало некому. Им больше не привозят продукты и лекарства, они не могут рассчитывать на помощь врачей, а самое главное, им некуда теперь девать детей, которых они вынашивали просто за деньги, предусмотренные договором.

Стоит отметить, что и на материальную поддержку биологических родителей младенцев теперь может надеяться не каждая суррогатная мать. СКР, как пояснил “Ъ” адвокат Игорь Трунов, уже дал понять, что статья УК о купле-продаже человека «обоюдная» и уголовную ответственность за это преступление (до 15 лет лишения свободы), может понести не только продающий ребенка коммерсант, но и кровные мать с отцом, которым приходится по сути выкупать собственного ребенка. «Мы пытались объяснить следствию, что заказчики сначала привозили в Россию свой биоматериал, а затем просто возвращали его обратно,— рассказал защитник.— Но следствие с нами не согласилось, заявив, что такую операцию нельзя считать возвратом — ведь сделка с живым человеком в ней производится только один раз и только на финальной стадии».

Сергей Машкин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...