Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Елена Мизулина предложила презумпцию добросовестности семьи

Эксперты требуют дополнительного обсуждения

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 3

Новый законопроект сенатора Елены Мизулиной вводит принцип презумпции добросовестности родителей и резко сужает перечень поводов для изъятия детей из семьи. Документ, разработанный при участии ультраконсервативных организаций, разрешает органам опеки забирать детей только по решению суда о лишении родительских прав. Опрошенные “Ъ” эксперты называют поправки непродуманными, указывая, что государство «рискует запереть детей-жертв с родителями-тиранами».


Группа сенаторов Совета федерации, возглавляемая Еленой Мизулиной, внесла в Госдуму пакет законопроектов для «укрепления института семьи в России». Как напомнили в пресс-службе госпожи Мизулиной, над «предложениями по совершенствованию положений Семейного кодекса» с 2016 года работала временная комиссия, созданная «при поддержке» спикера Совета федерации Валентины Матвиенко. Как выяснил “Ъ”, в нее входили чиновники Минпросвещения и представители РПЦ — в частности, известный своими резкими высказываниями протоирей Дмитрий Смирнов. Также среди разработчиков оказались ультраконсервативные организации «Иван-чай» и «Родительское всероссийское сопротивление» (связано с движением «Суть времени» Сергея Кургиняна). Как заявил “Ъ” на условиях анонимности один из участников разработки, «круг допущенных организаций был очень узким». Так, совет при правительстве РФ в сфере попечительства в социальной сфере неоднократно запрашивал у сенаторов текст проекта, но так и не получил его.

«Не секрет, что современная семья сталкивается со множеством вызовов, угрожающих ее благополучию и целостности,— заявила госпожа Мизулина.— Пакет законопроектов является ответом на ряд таких вызовов, направлен на защиту от угрозы разрушения прежде всего семей с несовершеннолетними детьми и тем самым на ее укрепление». Документ предполагает установить, что взаимодействие семьи и государства определяется «презумпцией добросовестности осуществления родительских прав».

Изъятие ребенка из семьи возможно как крайняя мера — только при лишении или ограничении родительских прав по решению суда.

«В документе ни слова не говорится о жестоком обращении с детьми, насилии, пренебрежении к потребностям ребенка — например, когда его морят голодом»,— отметила в разговоре с “Ъ” президент организации «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская. По ее словам, все жалобы на то, что «ребенок плачет, оставлен один, будут идти через полицию, а не через органы опеки». При этом госпожа Альшанская отметила положительный момент проекта — возможность на время передать ребенка родственникам или знакомым. «Но и здесь недоработка,— сказала она.— Озвучено, что ребенок может находиться у бабушки без дополнительных документов. Это хорошо, так как были случаи, когда опека изымала ребенка у бабушки. Но это может породить и спорные ситуации при разводе и попытке увезти ребенка родственниками от родителя, с которым он проживает».

Депутат Оксана Пушкина полагает, что «примитивными запретами и усложнением процедур проблему не решить». «Бездумный запрет может просто парализовать профилактику насилия в отношении детей,— полагает она.— Прежде всего нам необходима кардинальная реформа службы опеки и попечительства. Нужно утвердить понятные и единые для всех критерии эффективности работы этих структур, привлечь туда профессиональных юристов и психологов». «Сейчас же мы просто рискуем запереть детей-жертв с родителями-тиранами и лишить государство инструментов воздействия на такие семьи,— полагает она.—

Мы вытолкнем в серую зону самые страшные преступления в отношении несовершеннолетних, "детей-маугли" может стать гораздо больше».



Партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерина Тягай отметила, что поправки Елены Мизулиной — это «попытка выдать масштабное вторжение публичной власти в семейные отношения за прямо противоположное». «Законопроект предлагает перевести исконно частные отношения граждан в режим ручного управления»,— пояснила госпожа Тягай. Действующие нормы Семейного кодекса сформулированы таким образом, «что в каждом конкретном случае суд может оценить характер и объем злоупотреблений со стороны родителя и вынести индивидуализированное решение». В то время как законопроект «предлагает лишать родительских прав только при наличии вступившего в силу приговора и даже в этом случае разрешает делать исключения, если суд не сочтет опасным продолжение родительско-детских отношений», предупреждает госпожа Тягай.

Валерия Мишина, Анна Васильева, Кира Дюрягина


Комментарии
Профиль пользователя