Протестные аплодисменты

С чем не согласны белорусы?

На прошлой неделе белорусский ЦИК объявил кандидатов на пост президента. Два главных конкурента Александра Лукашенко ожидаемо выбыли из гонки, поэтому центральным событием стало отстраивание по отношению к этой новости всех оставшихся. Тон, впрочем, задали избиратели.

«Паковать» людей на улицах в Минске начали без особых прелюдий

«Паковать» людей на улицах в Минске начали без особых прелюдий

Фото: AP

«Паковать» людей на улицах в Минске начали без особых прелюдий

Фото: AP

Алеся Корженевская, Минск

Белорусский ЦИК расставил точки над «i» на своем заседании 14 июля. Банкиру Виктору Бабарико, который сейчас под следствием, отказали по причине «несоответствия декларации о доходах и об имуществе и участия иностранной организации в его избирательной кампании». При этом глава Центризбиркома Лидия Ермошина между делом отметила: еще у комиссии имеется письмо от Комитета госконтроля о том, что Бабарико руководил преступной группой, отмывавшей деньги.

Отказ в регистрации экс-дипломата Валерия Цепкало объяснили недостаточным количеством собранных подписей. После проверки комиссиями из 165 тысяч подлинными были признаны около 75 тысяч. Говоря о жалобах, которые Цепкало и его сторонники подавали в ЦИК по этой причине, Ермошина заявила, что лишь 2975 подписей были не засчитаны по ошибке, и даже согласилась их учесть, что принципиально ситуацию не поменяло (для регистрации нужно 100 тысяч). Зато была обнародована новая претензия в адрес этого претендента — его жена Вероника, оказывается, не указала, что у нее есть акции Приорбанка, а это «существенное несоответствие». Как выяснилось позже, за прошлый год эти акции принесли ей доход на сумму около 30 белорусских рублей (меньше тысячи российских).

Принимая решение по Светлане Тихановской, в ЦИК обратили внимание на дом в собственности ее мужа, информации о котором нет в декларации. В ответ Светлана заявила, что Сергей Тихановский оспаривал статус этой недвижимости, а документы на нее забрали для следствия. И Лидия Ермошина проявила снисходительность: «Не хотелось бы уменьшать количество кандидатов, с учетом того, что ее поддержали более 100 тысяч человек».

К остальным претендентам в кандидаты замечаний не было. Экс-депутата Анну Конопацкую, главу партии «Грамада» Сергея Череченя и сопредседателя общественного объединения «Говори правду» Андрея Дмитриева зарегистрировали в кандидаты без нареканий. Зато они сами молчать не стали. Кандидат Черечень, получив удостоверение, произнес: «Справедливые выборы в нашей стране невозможны, но мы должны объединиться».

Еще больше удивил кандидат Дмитриев, который до этого не позволял себе громких слов и чаще всего отказывался от общения с прессой. Но на сей раз он выступил перед членами ЦИК со словами, что еще «пять лет, как сейчас (с президентом Лукашенко.— «О»), обернутся катастрофой — поломанными судьбами людей».

— Многие смотрят на это и уже хотят махнуть рукой, не пойти голосовать — этого от нас и добивается власть. Но я призываю не сдаваться,— эмоционально заявил кандидат прямо во время заседания ЦИК.— Это больше не кампания за кандидата Дмитриева, теперь это кампания солидарности за всех тех, кто считает, что Белоруссии нужен новый президент, и против всего, что унижает белорусов и не дает им сделать выбор. Я считаю, что стать кандидатами имеют право Виктор Бабарико, Валерий Цепкало, Сергей Тихановский.

Любопытная деталь: до того, как Центризбирком огласил список кандидатов, перед зданием была замечена… мертвая мышь. Поначалу подумали, что бездыханный грызун — часть некоего перформанса от какой-либо группы политактивистов. Но ситуация оказалась еще интереснее. Над входом в ЦИК пролетал ястреб-пустельник, он-то и уронил свою добычу на глазах у толпы журналистов — очевидцы нашлись. Случайность или предзнаменование? Споры не утихают…

Без вожаков, но с последствиями

Как вскоре стало понятно, 14 июля избиратели ждали с большим интересом даже не из-за регистрации кандидатов (его исход был как раз предсказуем), а с надеждой на объединение штабов явных лидеров президентской кампании от оппозиции — Бабарико, Цепкало, Тихановского. Но в тот день этого не случилось. Руководители инициативных групп первых двух претендентов лишь изъявили желание подать жалобы в ЦИК, а также иски в суды — на ЦИК. Их сдержанные комментарии по поводу произошедшего вызвали разочарование. «Мирными методами ничего не решить. Нужно объединяться и голосовать за одного кандидата», «Объединитесь с Тихановской!», «Что тут рассуждать? Действуйте!» — тысячи подобных комментариев заполонили интернет.

В тот же день в популярных Telegram-каналах появились сообщения с призывами к мирным протестам. Авторы предлагали несогласным выйти на улицы городов в 7 часов вечера. Конкретных мест сбора никто не называл. Зато четко обозначили форму выражения общей позиции: пешеходы хлопают, велосипедисты звонят, автомобилисты сигналят.

До последнего было не ясно, поддержит ли кто-нибудь инициативу анонимов из Сети. Но после 19:00 Минск зашумел. Люди (преимущественно молодежь) стали стихийно выстраиваться в «цепи солидарности» в разных точках города, собираться в толпы и двигаться по улицам без четкого маршрута. Большинство машин, проезжающих по главной улице Минска — проспекту Независимости,— в унисон засигналили. Им вторили велосипедисты.

Со стороны все это выглядело довольно странно, и в первые минуты даже напоминало День города. Ни лозунгов, ни плакатов — улыбающиеся люди заполонили тротуары и не спеша куда-то шли.

Впрочем, очень быстро коррективы в происходящее начали вносить сотрудники ОМОНа и солдаты внутренних войск. Жесткие задержания начались практически сразу.

Правоохранители в форме и в штатском хватали всех без разбору — и реально протестующих, и случайных прохожих. Но из-за того, что акция шла по непредсказуемому сценарию, сделать это было непросто.

Народ то разбегался, то собирался на новом месте, то пытался отбить у омоновцев задержанных. К половине десятого вечера противостояния в Минске стали переходить в драки. Самая массовая развернулась на лестнице у кафедрального собора Сошествия Святого Духа — главного православного храма Белоруссии. В какой-то момент толпа даже начала скандировать: «Милиция с народом!», полагая, что это заставит правоохранителей отступить, но не помогло.

К слову, неподалеку был замечен посол Франции в Белоруссии Дидье Канесс. Он держался в стороне от протестующих, но внимательно наблюдал за происходящим.

В какой-то момент из-за сложившейся ситуации сотрудники ГАИ перекрыли движение по проспекту Независимости и прилегающим к нему улицам, поезда в метро перестали останавливаться на семи станциях в центре, входы в подземку были закрыты.

Впрочем, задержания имели место не только в центре, но и в спальных районах. Так, в Новой Боровой (престижный жилой комплекс за МКАДом) на улицу вышло около сотни человек. Люди шли цепью и хлопали в ладоши. Этого оказалось достаточно для прибытия стражей правопорядка, которые стали задерживать даже зевак у подъездов их собственных домов. В автозаке, к примеру, оказался мужчина, вышедший с женой в магазин. Омоновцы затолкали его в машину так быстро, что он даже не успел отдать супруге ключи от дома. Ей пришлось ночевать у знакомых, а наутро выяснилось, что мужу предъявили обвинение в участии в несанкционированном шествии и препятствовании при задержании. Штраф — 1350 белорусских рублей.

Протестные акции прошли не только в столице. Жители Бреста, Гродно, Гомеля, Могилева и городов поменьше поддержали минчан, но тоже не без последствий. Так, в Гомеле народ стал собираться у здания цирка. Полсотни человек омоновцы разгоняли пару раз со словами: «Гулять можно, но не здесь».

Сложно сказать, сколько всего людей в тот вечер вышли на улицы Белоруссии, так как все они были разобщены. Что касается задержанных, то конкретную цифру на следующее утро представило МВД — около 250 человек. Правозащитники говорят, что не меньше 280 — это включая десяток журналистов, которых правоохранители забирали во время прямого эфира.

Тройка превращается в единицу

Муж сидит, жена работает: Светлана Тихановская с удостоверением кандидата, выданным ЦИК

Муж сидит, жена работает: Светлана Тихановская с удостоверением кандидата, выданным ЦИК

Фото: REUTERS/Vasily Fedosenko, Reuters

Муж сидит, жена работает: Светлана Тихановская с удостоверением кандидата, выданным ЦИК

Фото: REUTERS/Vasily Fedosenko, Reuters

Несмотря на то что у волнений не было ни явного лидера, ни определенной цели, реакция последовала незамедлительно. Одной из первых высказалась Светлана Тихановская.

Кандидат записала видеообращение ночью. Вот только адресовала его не потенциальным избирателям, а сотрудникам правоохранительных органов, заявив, что те своими руками «творят геноцид»: «Что вы делаете? Вы просто избиваете своих матерей, сестер, братьев, детей. Люди вышли на мирный протест, чтобы высказать недовольство существующей системой. Люди вышли, чтобы жить в свободной стране и иметь честные выборы. Зачем вы своими действиями разжигаете в сердцах людей еще больше негативных эмоций к системе?»

Следом — уже днем — свое видение ситуации озвучила глава ЦИК Лидия Ермошина: она обвинила в организации и планировании протестов штабы Бабарико и Цепкало. Впрочем, те предпочли дипломатичное молчание как до, так и после акций, но призвали сторонников 15 июля подать в Центризбирком жалобы с требованием регистрации кандидатов.

Народ и на сей раз откликнулся. 2,5 тысячи человек реально высказали свое недовольство на бумаге и создали длинную очередь у входа в здание. Но избирком быстро остудил их пыл: на дверях появилась надпись, что лично письма принимать не будут. Все претензии — через почту в конверте с маркой.

Пришел в этот день в ЦИК и зарегистрированный кандидат в президенты Сергей Черечень. Правда, вместо жалобы в комиссию он подал заявку на проведение акции протеста. Рядом был замечен и Андрей Дмитриев. Он вышел на «прогулку солидарности» и раздавал прохожим открытки с просьбой отправить их политзаключенным. На почтовых карточках была изображена символика предвыборной кампании Виктора Бабарико, написано название YouTube-канала Сергея Тихановского.

Однако, чтобы люди не вздумали снова массово выходить в центр города, милиция предусмотрительно перекрыла доступ к площадям, расставила на дорогах автозаки, поезда в метро снова стали проезжать некоторые станции. Но на улицу, похоже, на сей раз никто и не собирался. Протестно настроенная часть избирателей, показав готовность к активным действиям накануне, затаилась в ожидании ответного шага от тех, за кого ставила подписи в июне.

Ждали объединения, и это случилось. В четверг представители трех штабов (Виктора Бабарико, Валерия Цепкало и Светланы Тихановской) наконец встретились. По итогам переговоров было принято решение, что дальше они пойдут вместе. Новая команда заявила, что в случае победы «проведет повторные честные выборы после 9 августа».

Первым снимком, который опубликовал объединенный штаб, стал портрет трех женщин: рядом с кандидатом Светланой Тихановской стоят Мария Колесникова, представитель инициативной группы Бабарико, и Вероника — жена Валерия Цепкало.

На момент сдачи номера Александр Лукашенко эту новость не комментировал (вечером 16 июля он находился на открытии «Славянского базара» в Витебске). Однако и до этих событий он не раз высказывался по поводу женщин в белорусской политике. Вот одна из самых запоминающихся цитат:

— У нас Конституция не под женщину,— заметил Александр Григорьевич на старте нынешней кампании.— И у нас общество не созрело для того, чтобы голосовать за женщину. Потому что у нас по Конституции президент обладает сильной властью. У нас президент — не Литва. Там президентом была Даля Грибаускайте, пришла, поулыбалась, посидела и пошла. Ни за что не отвечает, потому что там парламентская республика. У нас — нет. Президентом будет мужик, я в этом абсолютно убежден.

Что ж, кампания продолжается…

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...