Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Прессуют за заметки»

Защита Ивана Сафронова обжаловала его арест

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

8 июля адвокаты обжаловали арест советника главы «Роскосмоса», бывшего специального корреспондента газет «Коммерсантъ» и «Ведомости» Ивана Сафронова. Защитники полагают, что Лефортовский райсуд избрал самую жесткую меру пресечения господину Сафронову необоснованно, поскольку следствие ФСБ официально ничем не подтвердило свои подозрения в госизмене (ст. 275 УК). Сам Иван сообщил защитникам, что его уголовное преследование связано с публикациями. Находясь в СИЗО и не имея доступа к своим заметкам, он хочет вспомнить и проанализировать их, с тем чтобы в ходе «журналистского расследования» выяснить причину своей посадки.


В Лефортовский райсуд в среду поступили жалобы от двух из пяти адвокатов Ивана Сафронова на его арест. Остальные жалобы ожидаются в четверг. Их авторы называют избранную журналисту меру пресечения незаконной и необоснованной. Как отметил “Ъ” адвокат Евгений Смирнов, в жалобе, в частности, указывается на незаконность проведения судебного заседания по избранию меры пресечения в закрытом для СМИ режиме.

По версии защитника, в материалах, представленных следствием ФСБ в суд, не было сведений, содержащих гостайну. Не нарушалась, по его данным, и тайна предварительного следствия, поскольку в заседании не был раскрыт план тех действий, которые собираются провести в ФСБ.

Другой защитник журналиста, Олег Елисеев, обратил внимание “Ъ” на возможное нарушение в порядке возбуждения самого уголовного дела по ст. 275 УК. Разработка журналиста велась ФСБ несколько лет, а ход ее материалам почему-то дали только перед задержанием Ивана, отметил он. При этом сам журналист, обратил внимание защитник, неоднократно проходил проверки различных спецслужб, в том числе перед тем, как его приняли в кремлевский пул и взяли на работу в «Роскосмос». Сам Иван, рассказал “Ъ” господин Елисеев, полагает, что его уголовное преследование связано с публикациями в СМИ.

«Прессуют за заметки»,— сказал защитнику господин Сафронов. Теперь он пытается выяснить, за какие именно. Однако поскольку в СИЗО у него нет доступа к публикациям, Иван пытается вспомнить и проанализировать буквально каждую из них.

Версию господина Сафронова, которую поддерживают многие из его бывших коллег, решил проверить и Союз журналистов России, направивший запрос на имя директора ФСБ Александра Бортникова с просьбой предоставить информацию, связано ли задержание и возбуждение уголовного дела в отношении журналиста с его профессиональной деятельностью. Сами журналисты, поддерживающие Ивана, готовы выступить поручителями, когда Мосгорсуд будет рассматривать жалобу на его арест.

Адвокатов в СИЗО «Лефортово» к Ивану Сафронову пока не пускают, ссылаясь на карантин. Впрочем, для правозащитников было сделано исключение. Член ОНК Москвы Ева Меркачева рассказала “Ъ”, что ей в среду удалось увидеться с Иваном. По ее словам, журналист в целом на условия содержания не жалуется. Он просил починить телевизор, установленный в камере, и, если возможно, заменить очень жесткий матрас, на котором он спит. Еда в СИЗО его полностью устраивает: он даже похвалил рыбу с картофельным пюре. Правозащитница также отметила, что Иван просил оформить ему подписку на газеты, в том числе на те, в которых он работал.

Пока Иван Сафронов находится один в стандартной двухместной камере СИЗО на двухнедельном карантине. Это вытянутый пенал площадью около 15 кв. м с высоко расположенным окном и мебелью, привинченной к полу. В камере есть горячая вода, помимо кроватей и стола в ней имеются умывальник, холодильник, туалет, телевизор и навесной ящик для личных вещей. Режим в «Лефортово» считается не очень строгим, и арестанты могут вздремнуть днем или почитать книгу после официального отбоя. Прогулки ежедневные, но из-за карантина могут быть и раз в два дня. Прогулочный дворик, отметим, расположен на крыше изолятора.

Однако из-за пандемии возникли сложности с передачами. Так, например, Иван до сих пор не может получить с воли спортивный костюм и другие вещи, которые ему могут пригодиться в изоляции, оставаясь в костюме, в котором и был задержан.

Задержание Ивана Сафронова фактически произошло около девяти утра во вторник, когда он подходил к служебной машине, которая должна была отвезти его на работу в «Роскосмос». Однако, согласно протоколу задержания, права нашему бывшему коллеге были разъяснены лишь в 11:35, а спустя еще час был оформлен протокол. В нем зафиксировано изъятие у Ивана телефона, двух пачек сигарет и удостоверения советника главы «Роскосмоса». Кстати, в самой корпорации его увольнять не собираются, очевидно дожидаясь окончательного судебного решения по делу.

Допрос в качестве подозреваемого, который начался около 14 часов вторника, занял совсем немного времени, так как на первый же вопрос следователя ФСБ, желает ли он давать показания, Иван ответил, что вину не признает и воспользуется ст. 51 Конституции, позволяющей не свидетельствовать против себя. Само следственное действие проходило в присутствии адвоката по назначению, хотя у входа в следственное управление ФСБ, расположенное по соседству с СИЗО «Лефортово», с 11 часов находились адвокаты журналиста Сергей Малюкин и Олег Елисеев. Оба имели ордера и информировали дежурного о том, что прибыли на допрос своего доверителя, однако они так и не были приглашены следователем, что является нарушением норм Уголовно-процессуального кодекса. В этой истории, по данным “Ъ”, уже разбирается Адвокатская палата Москвы, в которую обратились защитники Ивана.

Предъявить обвинение Ивану Сафронову следствие планирует в понедельник, 13 июля. Пока же защите лишь известно, что журналисту инкриминируется передача сведений, составляющих гостайну, в 2017 году.

Информацию об этом ФСБ якобы получила от СВР, негласно контролировавшей переписку репортера, которую тот вел, используя домашний компьютер. По заключению СВР, отправленный им материал был получен в Чехии неким лицом, возможно связанным с разведкой этой страны. Два других исследования, на которые опирается следствие, анализируют результаты прослушки его телефонных переговоров и переписки.

При этом в материалах не указываются объем переданной информации и количество передач. Отсутствуют данные самого получателя, а также форма и сумма вознаграждения, якобы полученного за информацию, хотя и говорится, что измена Родине была осуществлена из корыстных побуждений. Зато Минобороны и Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству подтвердили в своих заключениях следствию, что в переданных материалах о поставках вооружений и действиях ВС РФ в странах Африки и Ближнего Востока имеются секретные сведения.

Владислав Трифонов, Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя