Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Netflix

Фрик — дело благородное

Похожа ли музыка киношного «Евровидения» на настоящую

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

Американцы знают про конкурс «Евровидение» примерно столько же, сколько европейцы — про музыку кантри. Так казалось до выхода на экраны фильма Дэвида Добкина о «Евровидении». Когда появились первые сообщения о съемках фильма с Уиллом Ферреллом в качестве сценариста, продюсера и исполнителя главной роли, преобладающей реакцией был скепсис, которому все-таки не поддался Борис Барабанов.


Комедии с Уиллом Ферреллом — удовольствие на любителя, может быть, даже отдельный жанр, а тут налицо еще и среда, в которой американские кинематографисты вряд ли ориентируются свободно. Мало было надежды на то, что авторы фильма справятся с темой, которая для большинства американцев — далекая экзотика и странное фрик-шоу. Но все вышло наоборот.

Самой неудачной карикатурой фильма можно считать «типичную исландскую музыку», о которой зрители должны судить по дурацкой фолк-песенке «Jaja Ding Dong», которую герои Уилла Феррелла и Рейчел Макадамс до посинения исполняют на бис в единственном на весь свой родной город кабачке. Несмотря на то что в финальных сценах фильма за кадром звучит музыка группы Sigur Ros, у большинства неискушенных зрителей канала Netflix исландская музыка отныне и будет ассоциироваться с «Jaja Ding Dong». К прискорбию исландцев, чья страна помимо Sigur Ros подарила миру Хильдур Гуднадоттир, GusGus, Kaleo, mum, Олафура Арналдса, Of Monsters And Men, Эмилиану Торрини — и Бьорк, наконец.

Зато вряд ли найдется российский фанат «Евровидения», который не оценил по достоинству шарм Александра Лемтова, выдуманного российского участника конкурса. Исполнитель его роли Дэн Стивенс уже признался в интервью, что срисовал костюмы и манеры своего героя с Филиппа Киркорова, а прическу — с Джорджа Майкла времен Wham! Если же присмотреться совсем внимательно, то лакшери-стиль Лемтова, у которого есть свой «дом в Шотландии»,— это все же скорее калька с клипа Робби Уильямса «Party Like A Russian». А по имиджу ему гораздо ближе Александр Панайотов, которому из года в год прочат участие в настоящем «Евровидении», и все же он никак туда не доедет.

Добкин, Феррелл и Стивенс изучили матчасть на славу. Они даже смогли прочувствовать прочную связь российской и греческой продюсерских команд «Евровидения» — предмет многолетней гордости Филиппа Киркорова. После всех интриг конкурса Александр Лемтов все равно возвращается к своей греческой коллеге по имени Мита Ксенакис.

Фото: Netflix

Центральный эпизод фильма — большая вечеринка в доме русского певца, в которой принимают участие реальные победители «Евровидения» разных лет — Александр Рыбак (Норвегия, 2009), Нета (Израиль, 2018), Кончита Вурст (Австрия, 2014), Джамала (Украина, 2016) и Лорин (Швеция, 2012). Звезды конкурса участвуют в достаточно остроумном попурри из международных поп-хитов, гораздо более узнаваемых в мире, нежели их собственные победные номера. И это чистое удовольствие для «еврофанов». Американскому зрителю имена европейских звезд ничего не говорят, но для него есть особое блюдо — являющаяся герою Феррелла, как привидение, исландская певица Катиана Линдсдоттир в исполнении Деми Ловато.

Продюсер саундтрека к фильму про «Евровидение» Саван Котеча справился и с более сложной задачей, нежели кавер-версии хитов. Его команда сочинила песни для выдуманного, экранного конкурса в Эдинбурге. Большую их часть при всей пародийной подоплеке фильма легко представить себе на реальном состязании европейских певцов. А песня придуманного сценаристами Лемтова «Lion Of Love» (вокал к песне записал шведский баритон Эрик Мьонес) — это «Евровидение» в чистом виде, со всей его оперной патетикой и танцевальным угаром. На YouTube-канале Netflix есть даже караоке-версия «русской» песни, от которой невозможно оторваться.

Русский телезритель давно сроднился с «Евровидением», российские телепродюсеры уверены в том, что конкурс чуть ли не вообще жив благодаря нашим ТВ-каналам (см., например, интервью Константина Эрнста “Ъ” от 14 апреля 2017 года). Уилл Феррелл в декорациях «Евровидения» — это как Адам Сэндлер в студии «Голубого огонька». Но жемчужина фильма — это все же не дуэт «Огненная сага» и не русский певец в золоте, а прогулка героев по Эдинбургу под аккомпанемент песни Салвадора Собрала «Amar Pelos Dois», победившей на «Евровидении» в 2017 году. Хотя бы ради того, чтобы эту песню услышало еще больше людей, уже стоило снять этот фильм.

Комментарии
Профиль пользователя