Коротко

Новости

Подробно

Фото: Первый канал/Приволжское бюро

«МиГ» длиною в годы

Осужденный за продажу истребителей сотрудник Росрезерва решил обжаловать заочный приговор

от

В конце мая в Нижегородской области задержали бывшего начальника отдела управления Росрезерва в Приволжском федеральном округе Андрея Силякова, девять лет скрывавшегося от приговора суда. В 2011 году он был заочно осужден за мошенничество с незаконной продажей из государственных резервов десятков тонн мазута и четырех планеров истребителей МиГ-31 с общим ущербом свыше 1,3 млрд руб. Однако заочно осужденный и его родные уверены, что резонансное уголовное дело было сфальсифицировано и в нем есть прямые подлоги документов. В следственном изоляторе Андрей Силяков заново изучает свой приговор, материалы дела и судебный протокол и подготовил на него жалобу в Верховный суд, которую в тюрьме не спешат регистрировать.


В СИЗО-1 Нижнего Новгорода сидит бывший сотрудник Росрезерва в ПФО Андрей Силяков, заочно осужденный еще в 2011 году. Девять лет назад областной суд приговорил его к 11 годам заключения, признав виновным в мошенническом отчуждении из мобилизационного резерва и продаже четырех планеров истребителей МиГ-31 (корпус без двигателя), которые были на ответственном хранении авиазавода «Сокол». По данным следствия, узнав, что нижегородский авиазавод остро нуждается в них для исполнения экспортного контракта, сотрудник Росрезерва уговорил руководство авиазавода не участвовать в торгах, гарантировав, что самолеты они получат. С помощью знакомого оценщика планеры истребителей были оценены в символические 147 руб. за штуку, а в июне—июле 2007 года комиссия Росрезерва в Москве на конкурсе продала большой лот: почти две тысячи наименований выведенного из госрезерва имущества. В его составе планеры МиГ-31 были перепроданы через ряд коммерческих фирм авиазаводу «Сокол». Не покидая предприятие, они были приобретены им за несколько миллионов рублей. Кроме продажи «МиГов» Андрея Силякова признали виновным в хищении в 2008 году 35,8 тыс. тонн топочного мазута из государственного резерва, хранившегося на Автозаводской ТЭЦ. По приговору суда качественный мазут М-100 был незаконно разбронирован и продан по заниженной цене как не соответствовавший стандарту. Общий ущерб от выбытия материальных ценностей Росрезерва следствие оценило в 1,3 млрд руб.

В 2011 году Андрей Силяков не пришел на оглашение приговора, передав в суд записку, что в деле нет доказательств его вины. В итоге скрывшегося от суда объявили в розыск вплоть до международного. Оперативные сотрудники ФСИН задержали заочно осужденного только 26 мая 2020 года, поймав его дома у жены в Балахнинском районе.

Сейчас бывший сотрудник Росрезерва в камере и знакомится с запрошенным приговором и уголовным делом. По заверениям его жены Татьяны Силяковой, досконально изучавшей засекреченное дело, ее муж не виноват, а следствие сфальсифицировало материалы дела вплоть до удаления отдельных листов дела. Супруга утверждает, что в показаниях свидетелей и в документах на имущество фигурировали не планеры истребителей (свободная продажа боевой техники запрещена), а некие узлы и агрегаты монтажного комплекса. Однако привлеченный следствием эксперт Торгово-промышленной палаты сделал вывод, что под этими запчастями значились самолеты и авиационные пушки рыночной стоимостью 1 млрд руб. Жена арестанта, проведя вместе с адвокатами свое расследование, уверена, что следствие выдало набор старых запчастей за боевые самолеты. По эпизоду с незаконным разбронированием и продажей топлива в уголовное дело, по словам Татьяны Силяковой, были подложены посторонние паспорта качества от другой партии мазута. Пока муж был в розыске, она пыталась доказать факты фальсификации доказательств и добиться проверки следователя и эксперта. Однако, поскольку защите не удалось обжаловать заочный обвинительный приговор и он вступил в законную силу, в Следственном комитете не стали подвергать сомнению действия своих сотрудников.

Теперь правом на обжалование намерен воспользоваться сам заочно осужденный. Оказавшись в СИЗО, Андрей Силяков написал краткую жалобу в Верховный суд о незаконности приговора и ходатайство о восстановлении пропущенных процессуальных сроков.

На подачу такой жалобы дается десять дней. Однако, по словам Татьяны Силяковой, в СИЗО дежурный отказался принимать и регистрировать жалобу заключенного. Поэтому жена инициировала проверку изолятора, обратившись в спецпрокуратуру по надзору за исправительными учреждениями. По словам Татьяны Силяковой, «некий сотрудник» уже предлагал ее арестованному мужу исправить дату на подготовленных бумагах, но тот категорически отказался.

Роман Кряжев, Нижний Новгород


Комментарии
Профиль пользователя