Коротко

Новости

Подробно

Фото: Сергей Карпухин / ТАСС

«У нас с властью одни и те же цели»

Надежда Соловьева (SAV Entertainment) о том, как концертная индустрия ищет выход из кризиса

от

В России появился новый вид концертно-зрелищных мероприятий — концерты для автомобилистов. Первые московские концерты в таком формате пройдут в «Лужниках». В рамках большой серии концертов Live & Drive 4 июля выступят The Hatters, 5 июля — Zivert, 10 июля — Леонид Агутин, 11 июля — группа «Сплин». Для организации концертов нового формата объединились конкуренты. Это крупные гастрольные игроки — группа компаний SAV Entertainment и «Русский шоу-центр» и компания TCI. Билеты будут продавать также конкурирующие операторы — kassir.ru и parter.ru. О том, как игроки концертного рынка находят общий язык перед лицом краха зрелищной индустрии, Борису Барабанову рассказала глава SAV Entertainment Надежда Соловьева.


— Надежда Юрьевна, что это за площадка, на которой вы планируете проводить концерты в рамках Live & Drive?

— Это заасфальтированная территория в «Лужниках», там раньше был рынок, сейчас — парковка. Мы строим там огромную сцену, большое количество экранов, делаем специальное видеосопровождение. Нам разрешили размещать там до 1 тыс. автомобилей. В каждом автомобиле до четырех пассажиров. Насколько я понимаю, это самая большая в мире вместительность среди площадок такого формата. Для машин с одним-двумя пассажирами одна цена билета, если пассажиров, то есть зрителей, больше, то другая. На въезде будет досмотр, измерение температуры. Маски, стерилизаторы — все, как положено. Также будет бесконтактная доставка напитков и еды прямо на площадке. Все это в соответствии с требованиями Роспотребнадзора.

Я правильно понимаю, что главное — заехать на территорию в машине, а дальше это выглядит как обычный концерт?

— Нет, из машин выходить нельзя. Звук будет поступать прямо в машину, для этого нужно будет настроить приемник на определенную частоту.

В вашем расписании нынешним летом по понятным причинам только русские артисты. Для SAV Entertainment это нечто непривычное.

— Я с русскими артистами работаю с 1987 года. Но вы правы, долгие годы у нас основной деятельностью были гастроли зарубежных музыкантов. Хотя к отечественным музыкантам мы тоже неравнодушны. Теперь рынок поменялся, есть время вплотную заняться этим сегментом. После всех переносов первый наш гастролер по состоянию на сегодняшний день приедет 1 декабря — это Степан Хаусер из группы 2Cellos, и следом — тур Лауры Перголицци. А пока мы ведем переговоры об организации турне с несколькими отечественными музыкантами. Но я думаю, что реальная гастрольная деятельность осенью все же не начнется. Все-таки, вероятнее всего, останутся какие-то ограничения. И я скорее соглашусь с тем, что слишком торопиться с возобновлением концертной деятельности не стоит. Как бы нам этого ни хотелось.

Концерты Live & Drive вы проводите вместе с компанией T.C.I., крупным игроком на концертном рынке, с которым ваша группа компаний всегда конкурировала, билась за гастролеров. Как удалось договориться?

— Когда мы стали обсуждать этот формат концертов с «Лужниками», выяснилось, что T.C.I. тоже разрабатывают такой проект. Мы созвонились с главой T.C.I. Эдуардом Ратниковым и решили делать Live & Drive вместе. Договорились за один день. Понимаете, это не вопрос заработка. В этом проекте нашим компаниям важно показать зрителю, что концертная жизнь продолжается, что она не умерла. Даже в Нью-Йорке или в Лос-Анджелесе, где с эпидемиологической ситуацией все еще хуже, чем в Москве, такие концерты происходят. Это важно с социальной точки зрения. К слову, и артисты тоже идут навстречу по гонорарам, по условиям. Ведь понятно, что концерт на 1000 машин это не то же, что концерт на стадионе. Некоторые артисты отказывались, но не из-за денег. Просто, например, стенд-ап-комикам все же очень важно видеть лица людей, слышать их реакцию. Им такой формат совсем не подходит. Но у нас будут и рэп-концерты, и даже рейвы. И еще важная вещь: билеты будут продавать kassir.ru и parter.ru, то есть, опять-таки, два конкурента.

В начале карантина, когда пошла волна переносов концертов, главный страх организаторов зрелищ состоял в том, что зрители сейчас побегут сдавать билеты, и у компаний просто не хватит денег, чтобы всем вернуть.

— Могу сказать, что массовой сдачи билетов, к счастью, нет. Во всяком случае, так утверждают билетные операторы. В большинстве своем люди все же хотят увидеть своих любимых артистов. Что же касается тех, кто просит вернуть деньги, то теперь, в рамках нового постановления правительства, за билеты на перенесенные мероприятия им можно не возвращать деньги — билеты действительны на новую дату. Что касается отмененных концертов, то зрителям предлагается ваучер на аналогичную услугу, или же они могут попросить вернуть деньги, и тогда у организаций на возврат средств за билеты будет полгода с момента выхода региона из режима повышенной готовности.

Это постановление появилось во многом благодаря вашим усилиям и усилиям ваших единомышленников из инициативной группы, которая общалась и с Роспотребнадзором, и с Администрацией президента. Сложно вспомнить, когда еще концертная индустрия демонстрировала такое единство.

— Когда нашу индустрию настиг кризис, вызванный пандемией, мы поняли, что срочно нужно создавать ассоциацию деятелей концертно-зрелищного рынка. Ведь до сих пор мы никак не были представлены в обществе, в отличие от государственных театров и цирков, чьи интересы представляет Минкульт, или от ивент-агентств, у которых несколько таких ассоциаций. Понимаете, первыми, кому в Америке выделили деньги во время пандемии, были представители live entertainment. Там есть понимание, что человек не может только работать и смотреть телевизор, ему нужно еще что-то. А у нас от имени этой индустрии до сих пор просто никто не говорил. Пока контуры нашей общественной организации не очень ясны. Я не могу сказать, что это будет за форма — профсоюз или что-то еще. Нам еще предстоит выработать механику взносов для членов такой ассоциации и вообще правила игры. Но нашей инициативной группе уже удалось добиться принятия постановления, о котором мы говорили, и во многом оно стало спасением для отрасли. Я должна сказать, что на мартовской встрече президента с предпринимателями, когда мы впервые заговорили о своих проблемах, президент очень четко понял эту проблему, и впоследствии нам очень помогла Администрация президента. Без нее мы бы не справились.

— Что мешало объединиться раньше?

— Проблема была в том, что во всех попытках создать такого рода объединение участвовали артисты. А у нас с ними все же разные цели. Сейчас мы говорим только об организаторах концертов и билетных операторах. Впрочем, есть артисты, которые сами организовывают себе туры и концерты. Их мы, естественно, тоже будем рады видеть в своих рядах. В ближайшие два-три года наша индустрия будет страдать. На то, вероятно, будут и медицинские причины, и экономические.

Такого кризиса, как сейчас, ни в 1998, ни в 2008, ни в 2014 не было. Сейчас наша отрасль в коме.

Так что нам всем вместе придется работать над тем, чтобы для нее были сделаны какие-то системные послабления — в налоговой сфере, в сфере распределения государственных заказов и работы в регионах. Мы рассчитываем сделать серьезное исследование концертной инфраструктуры, которое было бы полезно и для наших зарубежных партнеров. Их знания о нашей стране сейчас по большей части ограничиваются Москвой и Санкт-Петербургом. У нас огромная страна, иностранцам здесь можно устраивать туры на 10–12 городов, а не на 2–3, как за редкими исключениями происходит сейчас.

— Несколько дней назад крупнейшие мировые концертные операторы Live Nation и AEG приняли решения, в результате которых жизнь артистов кардинально меняется. Сокращаются размеры предоплат перед концертами и размеры гарантированных гонораров в случае отмены концертов из-за плохих продаж. На плечи артиста ложится весь маркетинг выступления, съемки концерта, а также расходы на перелеты и гостиницы. Это тоже результат коллапса, который индустрия пережила во время пандемии?

— Наконец-то какая-то часть ответственности в концертном бизнесе ложится на плечи артиста. Требования артистов по гонорарам в последние годы росли просто необоснованно, и не только для России. При этом невозможно было добиться даже одного несчастного интервью для российских СМИ, и хорошо если удавалось заставить их обратиться к российским фанатам в соцсетях. “No press” — это был очень частый ответ на наши просьбы пообщаться с вашими коллегами.

Артисты были уверены, что концерты прекрасно продаются, и реклама — не их забота.

Конечно, в какой-то степени такие компании, как Live Nation, сами в этом виноваты. Они сами платили артистам эти колоссальные деньги за права на туры, а потом сами продавали концерты еще дороже. Но сейчас нужно вернуться с небес на землю. Чтобы вы понимали, если в России есть хотя бы робкая надежда на то, что в сентябре, например, откроются театры, то на западе все живут, имея в виду, что бизнес начнется не раньше весны 2021 года. Раньше мая не стартует ни один тур. Многие зрители лишились работы. Зарплаты урезали. Денег нет. И есть десятки тысяч специалистов в концертной индустрии, которым нужно платить зарплаты. О каких стопроцентных предоплатах артистам может идти речь в такой ситуации? Все это повлечет за собой снижение цен на билеты. Понимаете, на западе артист никогда не позволит промоутеру заработать на своем концерте больше 10%, а такие артисты, как U2, дают заработать не больше 3–5%. И все отношения там прозрачные.

— Чему еще научил вас, опытного промоутера, этот период вынужденного простоя?

— У меня, как вы поняли, простоя не было, наоборот, нужно было работать с утра до вечера. А вот вечером или даже ночью было время почитать прессу по моей специальности, посмотреть видеотрансляции, изучить опыт зарубежных коллег — заняться тем, на что в обычное время не хватает сил. И знаете что? Концертная индустрия в ее вроде бы цивилизованном виде существует в России с 1987 года, и все-таки мы ни на шаг не приблизились к тому, как это организовано у них.

Я говорю не конкретно об организации концертов — здесь мы все умеем. Мы отстаем с точки зрения маркетинга. И еще было хорошо видно, как самоорганизовались во время пандемии наши зарубежные коллеги.

А нам пока не удалось создать такую индустрию, которая стала бы важной частью государственной инфраструктуры. Не удалось заявить о своей значимости тем, кто управляет страной. При этом у нас с властью одни и те же цели — способствовать лучшей жизни людей.

Комментарии
Профиль пользователя