Коротко

Новости

Подробно

Фото: Виктор Берёзкин / Коммерсантъ

В гибели срочника обвинили кражу

СКР прекратил дело о доведении до самоубийства рядового в Воронеже

от

Военный следственный отдел СКР по Воронежскому гарнизону прекратил уголовное дело о доведении до самоубийства рядового 254-го гвардейского мотострелкового полка Дмитрия Вебера, которого 5 апреля нашли мертвым возле воронежского авиазавода. Ранее приемная мать погибшего Ирина Самедова рассказала, что рядовой Вебер мог стать жертвой дедовщины: на его теле были обнаружены многочисленные ссадины, синяки и травмы. Но военное следствие пришло к выводу, что пойти на крайность рядового вынудил стресс, испытанный им после раскрытия кражи у товарища более 4 тыс. руб. и положительного теста на наркотики. Повреждения же он якобы получил, преодолевая ночью «различные ограждения» с колючей проволокой.


О том, что в Воронеже расследуется уголовное дело по признакам доведения до самоубийства (ч. 1 ст. 110 УК РФ, до шести лет лишения свободы) рядового Дмитрия Вебера, в Instagram рассказала приемная мать погибшего Ирина Самедова. Из ее сообщения следует, что Дмитрий Вебер был призван из Иркутской области в октябре 2019 года в 254-й гвардейский мотострелковый полк (Клинцы Брянской области; входит в состав 20-й гвардейской общевойсковой армии со штабом в Воронеже). 15 марта он прибыл в Воронеж для подготовки к участию в параде Победы. Госпожа Самедова сообщила, что 2 апреля ей «позвонили и сообщили, что Дмитрий самовольно оставил часть и были организованы поиски», 6 апреля ей рассказали о гибели Дмитрия и обнаружении его тела у воронежского авиазавода, 9 апреля тело было доставлено домой. По словам госпожи Самедовой, сопровождавший тело заместитель командира части по воспитательной работе Дмитрий Чернышев заявил, что причиной гибели Дмитрия стала «неразделенная любовь».

Сама Ирина Самедова склоняется к версии о дедовщине. «Тело моего сына было изрезано, на левой и правой руках не хватало частей тела большой площади. Ссадины, расположенные на задней поверхности левого плеча, ссадины левой ягодичной области, кровоподтеки в области левого коленного сустава, многочисленные травмы головы, отсутствие гортани, поврежден пах... На это и многочисленные повреждения мне пояснили, что порезы нанесены колючей проволокой»,— рассказала Ирина Самедова. При этом командование части якобы настаивало на том, что проведенный накануне срочнику тест на наркотики оказался положительным. По словам госпожи Самедовой, посмертная экспертиза не обнаружила следов алкоголя и наркотиков.

26 июня в пресс-службе Западного военного округа сообщили о прекращении уголовного дела, возбужденного 5 апреля. Там заверили “Ъ-Черноземье”, что обстоятельства гибели солдата, изложенные госпожой Самедовой, «не соответствуют действительности»: «Командованием воинской части… совместно с правоохранительными органами были проведены все необходимые проверочные мероприятия и экспертизы. Признаков насильственной смерти не установлено. Уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления».

В Главном военном следственном управлении (ГВСУ) уточнили, что в ходе предварительного расследования рассматривались различные версии происшедшего — в том числе насильственная смерть и доведение до самоубийства. Следствие установило, что в ночь с 30 на 31 марта рядовой Вебер «похитил у сослуживца банковскую карту, с которой снял 4 тыс. руб., а также использовал ее при расчете в продуктовом магазине»: «Затем он незаметно вернул карту. Благодаря банковскому мобильному приложению потерпевший узнал о том, что с его счета списаны деньги, а также установил банкомат, который их выдал, и магазин, где с ее помощью была оплачена покупка. Просмотр записей с камер видеонаблюдения в торговом центре позволил установить причастность к этому рядового Вебера. Под давлением неопровержимых улик военнослужащий сознался в содеянном, однако вернуть снятые деньги не смог».

Командование, предполагавшее, что деньги были потрачены «на что-то незаконное», провело экспресс-тест мочи рядового, и тот показал положительный результат на наркотики, утверждают в ГВСУ: «После того как вечером 2 апреля Веберу стало известно об этом, он самовольно покинул расположение воинской части. Мероприятия по его розыску, проводимые командованием на протяжении нескольких суток, положительных результатов не дали». Утром 5 апреля его тело увидели висящим у производственной площадки воронежского авиазавода. Проведенный следователями Левобережного отдела СКР по Воронежской области осмотр показал, что на рядовом не было следов борьбы и самообороны, почва рядом имела «естественное состояние», а смерть наступила от асфиксии.

«При убытии из расположения Вебер видимых телесных повреждений не имел, сведений о применении к нему насилия не получено. Двигаясь в темное время суток от казармы до места его обнаружения, военнослужащий должен был неоднократно преодолевать различные ограждения, в том числе оборудованные колючей проволокой»,— заявили в ГВСУ.



Там также привели результаты посмертной психолого-психиатрической судебной экспертизы. Она пришла к выводу, что из части рядовой Вебер сбежал «в состоянии острой реакции на стресс». Эксперты заключили, что у рядового «быстро менялось эмоциональное состояние» из-за уличения в краже и последующего «острого внутриличностного конфликта» (он якобы боялся юридических последствий и осуждения окружающих). В итоге у него сформировалось состояние «ошеломления», «некоторая дезориентированность» с последующим «уходом от окружающей действительности» и дальнейшей гибелью. Так следствие пришло к выводу, что виновных в гибели рядового Вебера нет.

Ирина Самедова пока публично не отреагировала на информацию о прекращении уголовного дела. На вопрос “Ъ-Черноземье” о возможности обжалования постановления следствия она не ответила.

Олег Мухин


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя