Коротко

Новости

Подробно

Фото: Игорь Иванко / Коммерсантъ   |  купить фото

«Ситуация с транспортными монополиями только усугубилась»

Старший аналитик компании WMT Consult Валерий Андрианов — в программе «Деньги и биржи»

от

15 июня правительство должно было представить проект решения по пересмотру тарифов государственных транспортных монополий РЖД и «Транснефти» на прокачку и транспортировку нефти и нефтепродуктов. Такое поручение дал президент Владимир Путин. Эта мера должна была помочь субсидировать компании на срок действия соглашения ОПЕК+ в целях снижения нагрузки на отрасль. Удалось ли выполнить поручение президента? Этот вопрос в рамках программы «Деньги и биржи» экономический обозреватель “Ъ FM” Константин Максимов обсудил со старшим аналитиком компании WMT Consult Валерием Андриановым.


— Те поручения, которые дал президент, позволили каким-то образом хотя бы приблизиться к решению проблемы в отрасли?

— К сожалению, можно констатировать, что ситуация с транспортными монополиями в последнее время только усугубилась, прежде всего, с компанией «Транснефть». Она оказалась в особой ситуации: с одной стороны, компания является участником нефтяного рынка, а с другой — она получает все выгоды, которые свойственны игрокам, но не несет никаких рисков, не страдает в периоды кризисов, а продолжает себе спокойно существовать.

— То есть пресловутые отрицательные цены на нефть для нее вообще не повод для беспокойства?

— Да, здесь мы видим абсолютно противоположную тенденцию. Доля компании в так называемой ренте на скважине — это цена нефти минус себестоимость добычи: если в 2006 году она составляла 5%, то в 2019 она выросла до 10%, а в этом году в условиях кризиса она уже составляет 15%. Причем в апреле были даже уникальные случаи, когда стоимость транспортировки нефти достигала 30% от самой цены нефти на мировом рынке — это абсолютно беспрецедентный показатель. Почему это происходит? Из-за того, что тарифы не только не снижаются и не идут вслед за нефтяными котировками, они продолжают расти. Причем здесь существует очень хитрый момент: есть так называемый инвестиционный тариф, за счет которого «Транснефть», как она объявляет, строит новые объекты. И все компании его оплачивают.

Но, начиная с этого года, фактически компания прекратила новые строительства: если в прошлом году, инвестиции составляли 13,5%, то в этом году — 1,5%. По прогнозам, в следующем году не будет ни одного процента. Но сам инвестиционный тариф остается. То есть фактически компании платят за создание новых объектов, которых не строятся. Есть еще один интересный момент: если кто-то за что-то платит, например, за создание объекта, он должен стать либо его совладельцем, либо получать какую-то прибыль от эксплуатации. Но нет. Нефтяные компании платят за создание объектов инфраструктуры, их эксплуатируют, а получать тарифы на транспортировку продолжает компания «Транснефть», которая построила их за чужой счет. То есть ситуация абсолютно уникальная.

— Но ведь любой человек, который увидит подобные вещи, захочет приобрести бумаги «Транснефти», и получается, что мы можем рассчитывать на курсовой, дивидендный доход. А если «Транснефть» не тратит собственные средства, соответственно, дивидендные выплаты увеличиваются, что и происходило в последние периоды. Так чем плоха бумага?

— В том-то и дело, что как раз бумага прекрасна, ее котировки растут. Но давайте разберемся, кто получает эту выгоду. Нетрудно заметить, что многократный рост дивидендов по привилегированным акциям совпал по времени с продажей значительного пакета акций. Причем они были проданы близким самой компании структурам. И эти конечные бенефициары неизвестны. То есть что мы сейчас видим? Благодаря извращенной тарифной политике компания наращивает свой денежный поток. И куда эти деньги уходят? Не на инвестиции, а на дивиденды. Кто является конечным получателем, неясно.

То есть фактически выводятся значительные средства из нефтяной отрасли, которая является основным донором российского бюджета, в неизвестном направлении. Конечно, сами показатели компании могут и радовать инвесторов, но для государства это, можно сказать, прямой убыток. Сложилась достаточно странная политика. Причем аналогичная ситуация у нас была и с газом до 2016-2017 годов. Но регулятор взял под контроль эту сферу, тарифы на транспортировку газа фактически заморожены. Там ситуация более или менее стабилизировалась. Но почему-то нефтяная отрасль оказалась вне зоны внимания наших регуляторов. Но этот вопрос, наверное, надо задавать лоббистам компании «Транснефть», структурам, которые как-то эти вопросы решают.

— И все-таки выполнены ли поручения президента? Как-то удалось согласовать те самые разногласия на прокачку и транспортировку нефти и нефтепродуктов у разных монополий?

— Получается, что сейчас этот вопрос не решен, потому что такие тарифы и условия нанесли очень сильный удар по нефтяным компаниям в период кризиса. Вместо того чтобы решить этот вопрос, ситуация, как я уже сказал, усугубилась, она стала хуже именно в период кризиса, когда компании должны действовать сплоченно, понимать интересы друг друга, идти навстречу. Но мы, к сожалению, этого не увидели.

Комментарии
Профиль пользователя