Подробно

В теле письма

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 4

Когда в Америке начали ломать памятники Колумбу и прочим якобы рабовладельцам, было понятно, что это только начало и дело неминуемо дойдет до топонимики, а потом и до брендов. Так и случилось. В Калифорнии хотят переименовать замечательное местечко Скво-Вэлли, где в 1960-м проходила зимняя Олимпиада. Потому что «скво» – это индейская женщина. И стало быть, называть так долину – расизм. Ну, и про эскимо вы уже слышали – мороженое, именовавшееся так без малого сто лет, больше в Штатах не будет так называться, чтобы эскимосы не обижались.

В этой связи мне весьма тревожно за названия американских автомобильных брендов и их моделей.

Взять, например, марку Lincoln, принадлежащую концерну Ford. 16-й президент США прославился не только тем, что дал свободу черным рабам. В его планах было выселение бывших рабов на историческую родину, в Африку, в силу невозможности, как он полагал, их ассимиляции в Америке. Закономерен вопрос: уместны ли на дорогах Штатов машины, носящие имя «Линкольн»? Особенно если они белого цвета.

Другая история. Автомобили Cadillac концерна General Motors получили свое имя в честь французского авантюриста маркиза Антуана Кадийяка, успешно воевавшего с индейцами в районе Великих озер. Сейчас подобные геройства, как мы видим, не очень в чести.

Кадийяк сражался с индейцами племени оттава. Чуть южнее в Америке проживало не менее воинственное племя – чероки. В честь которого у марки Jeep названы, как вы знаете, сразу две модели – Cherokee и Grand Cherokee. То есть тоже непорядок.

Поэтому топ-менеджерам автомобильных компаний уже сегодня надо думать о том, как припасть на одно колено, покаяться и пересмотреть свои бренд-буки, пока их к этому не вынудили активисты борьбы с расовой дискриминацией.

Говорят, что победить какую-то идею можно не только вступая с ней в борьбу, но и, наоборот, следуя ей до полного идиотизма.

Дмитрий Гронский, главный редактор


Комментарии
Профиль пользователя