Коротко

Новости

Подробно

Фото: Пресс-служба Губернатора Санкт-Петербурга

«Борьба с коронавирусом — это проверка на прочность»

Командный опыт работы Санкт-Петербурга в борьбе с коронавирусом

С началом распространения COVID-19 в Санкт-Петербурге был создан один из первых в стране Межведомственный координационный совет, объединивший усилия городских и федеральных структур. По словам Ирины Потехиной, вице-губернатора Петербурга, коллегиальная работа позволила мобилизовать все необходимые ресурсы, чтобы оперативно реагировать на эпидемию, когда еще никто не понимал, что надвигается. Спустя почти четыре месяца после выявления нулевого больного, несмотря на снижение заболеваемости, вирус не ушел, борьба продолжается за людей, за экономику, за привычную жизнь.


Смежные зоны ответственности


— В начале февраля в Петербурге был создан Оперативный штаб по профилактике и контролю за распространением коронавирусной инфекции. Потом появился одноименный Межведомственный координационный совет. Кем и как в итоге принимались решения по пандемии?

— Полномочия Оперштаба касаются исключительно администрации города. В Межведомственный совет входят и те, кто напрямую задействован в ситуации, но губернатору не подчиняется: федералы, силовики. В Петербурге работают федеральные медицинские центры, высшие медицинские учебные заведения. Роспотребнадзор, ключевой участник всех процессов во время пандемии, тоже федеральная структура. Так что у Межведомственного совета больше полномочий и функционал гораздо шире.

В конце февраля в городе появился первый заболевший — студент Мечниковского медицинского университета, вернувшийся после каникул итальянец. 4 марта у него был официально подтвержден COVID-19. По решению Роспотребнадзора общежитие института сразу же было закрыто на карантин. Этот обсерватор, где находились 750 студентов и еще 30 медиков, которые отправились следить за состоянием здоровья ребят, оказался крупнейшим в нашей стране со времен Второй мировой войны. Опыта работы в подобных условиях ни у кого не было — тогда еще никто не понимал, с чем приходится иметь дело. Но за эти две недели команда инфекционистов из Мечниковского института разработала полноценный типовой алгоритм работы обсерватора: начиная с режима наблюдения за студентами и заканчивая организацией питания и утилизацией мусора. Документ был передан в Минздрав для масштабирования опыта. Для города это была тренировка перед боем. Спустя две недели карантин сняли, никто из ребят тогда не заболел, многие стали потом волонтерами и сейчас помогают в инфекционных больницах.

В соответствии с предписанием главного санитарного врача города 13 марта было принято Постановление правительства Петербурга №121, которое вводило целый ряд хоть и щадящих, но ограничений. С тех пор это постановление поменялось больше 15 раз, и каждое изменение — работа Межведомственного совета.

Самым трудным было синхронизировать информацию, поступающую из разных источников, и наладить взаимодействие между разными структурами: Роспотребнадзором, администрацией города и его комитетами, федеральными медицинскими учреждениями. Вообще, вся работа по борьбе с эпидемией — это сотрудничество самых разных ведомств. Например, прибытие вывозных рейсов из-за рубежа организуют МИД, Минтранс, Роспотребнадзор, региональные власти сразу нескольких субъектов, чьи жители собраны в самолете. Сопровождают процесс пограничники, силовики. Чтобы сложить каждый такой пазл, нужно обязательно иметь очень четкое взаимодействие всех структур. Сейчас 90% принимаемых решений — это решения коллегиальные.

— Какие у вас впечатления от работы с Роспотребнадзором как главенствующим органом в этой ситуации?

— Роспотребнадзор выполняет понятную задачу: обеспечивает санитарно-эпидемиологическое благополучие человека — они просто обязаны занимать жесткую позицию. Задача же городских властей — обеспечивать при всех ограничениях функционирование и жизнеобеспечение мегаполиса как живого организма и учитывать самые разные потребности людей. Каждую такую потребность мы с коллегами обсуждаем: начиная с работы дежурных детских садов и заканчивая банями и парикмахерскими. Еще месяц назад, когда количество заболевших ежедневно нарастало, Роспотребнадзор отклонял все наши предложения по летнему отдыху детей. Сейчас ситуация в городе становится легче, и мы уже обсуждаем с коллегами условия, при которых выезд детей в лагеря все-таки может состояться — с учетом эпидемиологической обстановки.

Знания жизненной необходимости


— Равнение на Роспотребнадзор затормаживало поступление информации. Ведомства ссылались друг на друга, статистика запаздывала. Как вы выстраивали информационную кампанию и регулировали доступ к данным?

— Петербург — приграничный транспортный коридор. У нас есть граница воздушная, наземная, водная, в Финляндию путешествует чуть ли не полгорода. Как только в Петербурге была выявлена новая коронавирусная инфекция, было отпечатано 50 тыс. экземпляров инструкций для пересекающих границу. Каждый приезжающий получал предупреждение о необходимости двухнедельной самоизоляции, о порядке вызова скорой при заболевании и другую необходимую информацию. Памятку о правилах поведения во время эпидемии — о необходимости мыть руки, снизить количество контактов, а пожилым оставаться дома — в начале апреля получили все петербуржцы: она была размещена на квитанциях «Петроэлектросбыта» и ЖКХ. Нужно было донести самую простую и в то же время жизненно необходимую информацию до максимального количества людей.

Социальные коммуникации в связи с ограничениями резко ограничились, а потребность в достоверной информации столь же резко возросла. Уже в середине марта были сформированы специальные ресурсы во всех крупных социальных сетях и мессенджерах. Telegram-канал «Петербург против коронавируса» буквально за пару недель набрал больше 30 тыс. подписчиков. Группа «ВКонтакте» — еще 70 тыс. с лишним. В «Яндекс-чате», новом формате, который пока осваивают только Москва и Питер, в самые горячие дни количество просмотров превышает полмиллиона. После того как заработал Оперштаб, появилась специальная страничка на официальном портале администрации. В конце марта — прямой эфир на телеканале «Санкт-Петербург», куда каждый день приходят первые лица города, в том числе члены нашего Межведомственного совета — непосредственные носители информации. И это был принципиальный момент — приучиться «ходить в эфир» с самыми актуальными сведениями из самых достоверных источников. Всего на городских информационных ресурсах просмотры информации достигают 1,5 млн в сутки.

— Какую обратную связь вы получали, как она учитывалась и влияла на решения властей?

— В самом начале эпидемии по почтовым ящикам было разнесено около 2,5 млн листовок с информацией. Мы постарались учесть запросы разных категорий людей. Например, всем находящимся под присмотром социальных служб сделали памятки с крупным шрифтом и специальной инфографикой — их по 300 тыс. адресов приносили социальные работники. Кроме общей информации на каждой листовке был указан номер службы экстренных вызовов — 112. Количество звонков на этот номер настолько возросло, что в апреле нам пришлось открыть второй номер — 122, справочный, потому что обращались жители чаще всего именно за информацией, а не с экстренными запросами.

Динамика обращений постоянно менялась. Пока были открыты границы, люди интересовались, что они могут или не могут делать по возвращении. Потом выросло число звонков медицинского профиля. Как только город стал вводить меры социальной поддержки — выплаты пенсионерам, продуктовые наборы детям, стали больше спрашивать об этом. Работали и специальные горячие линии, например в комитете по образованию — по сбору планшетов для школьников, перешедших на дистанционный формат обучения. Петербург первым в стране провел такую акцию: жители города и спонсоры передали ребятам из малообеспеченных семей почти 11 тыс. гаджетов.

Мы использовали для информирования горожан все возможности: и МЧС, и операторов сотовой связи по рассылке СМС-сообщений, и голосовые объявления в общественном транспорте.

Сегодня ажиотажный спрос на информацию о вирусе, который мы наблюдали в начале пандемии, ушел. Но все наши информационные ресурсы продолжают работать.

— В конце марта управление Роспотребнадзора по Петербургу опубликовало постановление о запрете плановой госпитализации. Стали поступать сигналы об отсрочке жизненно важных процедур: химиотерапии или реабилитации после операции на сердце. Как вы решаете вопросы коммуникации с медицинским сообществом, чтобы, в частности, не было перегибов на местах?

— В подавляющем большинстве случаев мы имели дело со страхами, а не фактами. Если же возникали какие-то частные ситуации, город на них реагировал точечно и быстро. Постановление не распространялось на экстренную помощь и на оказание помощи сложным больным. Когда оно вышло, в первые дни вопросов было довольно много, в том числе от руководителей медицинских учреждений. Но были организованы исчерпывающие консультации: и на вебинарах, и по телевизору, и на наших электронных ресурсах, и через справочные службы.

При Межведомственном совете существует несколько рабочих групп: по экономике, по транспорту. Самая важная, безусловно, медицинская. Ее возглавляет генеральный директор ФГБУ НМИЦ имени Алмазова академик Евгений Шляхто. Основная задача группы — объединить опыт и возможности всего медицинского сообщества: городского здравоохранения, федеральных структур, частников, которые в «мирной жизни» существуют достаточно автономно. Первой же задачей группы стало создание единой информационной системы, где был бы собран весь имеющийся в городе ресурс, чтобы использовать его максимально эффективно. Вторая, не менее сложная — разработка маршрутизации больных. Вопрос оказания своевременной помощи больным, не связанным с коронавирусной инфекцией, тоже все это время оставался на повестке дня.

Пандемия как стимул к действию


— В Петербурге больницы относятся к комитету по здравоохранению, а поликлиники — к районным администрациям. Сводную информацию по обеспеченности даже городского звена здравоохранения бывает сложно получить. В информационной системе, о которой вы говорите, консолидируются эти данные?

— Да, коронавирус фактически запустил аудит всей системы здравоохранения. И главным вопросом стали не столько материальные ресурсы, которые, конечно же, очень важны, сколько люди. Ни одна страна мира не имела к началу пандемии достаточного количества инфекционистов. Не хватало среднего медицинского персонала. Поэтому оперативно была организована переподготовка специалистов. Петербург первым начал создавать специальные инфекционные отделения в непрофильных учреждениях: от роддомов — для новорожденных и беременных — до психоневрологических интернатов. Поэтому так или иначе пандемия затронула практически всю систему здравоохранения. Как говорит Евгений Владимирович Шляхто, Рабочая группа которого собрала уже гигантское количество материалов о борьбе с коронавирусной инфекцией: нам еще только предстоит в полной мере проанализировать и осознать, в каких изменениях нуждается система.

— Какие еще вопросы обнажила пандемия?

— Борьба с коронавирусом — это проверка на прочность. Она позволила нам увидеть реальную эффективность и масштаб многих процессов. Например, то же дистанционное образование. Сегодня уже очевидно, что образование будет становиться гибридным. Через несколько лет мы бы к этому и так пришли, но эпидемия этот процесс ускорила. Осенью детям нужно будет пойти в школу — в условиях, когда вирус никуда не исчез. Значит, уже сейчас мы должны прорабатывать цифровую дидактику, новый контент, платформенные решения — все то, что нам понадобится при любом обострении ситуации. Но все эти же инструменты нам нужны и без пандемии — у нас есть шанс сегодня быстро пересобрать образовательный процесс, используя все имеющиеся цифровые возможности.

Очень ярко проявил себя некоммерческий сектор, который и раньше был «законодателем мод» в стране. Волонтеры-медики пришли дежурить во временный госпиталь «Ленэкспо», организовали домашнее проживание для пациентов психоневрологических интернатов, чтобы снизить риски их заражения.

Мы увидели, как оперативно оказалась способна перестроиться промышленность — и здесь огромное спасибо бизнесу, который буквально в течение нескольких недель наладил производство средств индивидуальной защиты, дезинфицирующих и других необходимых материалов.

Высокую управленческую мобильность показал транспортный блок — когда требовалось в короткие сроки обеспечить регулярную санитарную обработку всего подвижного состава. Несмотря на меры ограничения и самоизоляцию, все системы жизнеобеспечения города работали, а значит, надо было организовать безопасное передвижение их сотрудников.

Пандемия показала, что есть большой потенциал и для повышения эффективности в управления городским хозяйством. Притом что Петербург — город цифровой, почти 1,8 млн горожан имеют учетные записи на госуслугах, мы четко увидели возможности для развития и внедрения новых цифровых сервисов. Очевидно, что это еще один источник как более рационального использования ресурсов, так и роста.

Беседовала Елена Большакова


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя