Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

Трудовой ресурс ударит по урожаю

Рабочая сила

"Новая экономическая реальность". Приложение от , стр. 10

Закрытие границ в марте нынешнего года ударило не только по туристическому бизнесу. Значительную долю трудовых ресурсов в РФ составляют мигранты. И невозможность притока в страну новой рабочей силы создала дефицит рабочих рук в некоторых отраслях.


В марте и апреле 2020 года значительная часть мигрантов лишилась работы. По ним кризис бьет обычно сильнее, чем по всем остальным, и мало на кого из них распространяются «каникулы с сохранением зарплаты». Во время периода самоизоляции федеральными властями был принят ряд мер, призванных стабилизировать ситуацию на рынке труда: были сделаны существенные послабления для мигрантов в вопросах регистрации и трудоустройства без специальных разрешений и отменена выплата за патенты.

Елена Новоселова, заместитель генерального директора по развитию региональной сети Coleman Services в России и СНГ, замечает: «Ситуация с пандемией негативно сказалась на рынке труда России, значительной частью которого являются мигранты из других стран. То, что у многих мигрантов проблемы с работой, видно по снижению денежных переводов, которые они делают своим семьям, оставшимся за рубежом. В качестве поддержки мигрантов МВД России приняло решение не аннулировать документы (визы, разрешения на работу, патенты) и не депортировать иностранцев на время пандемии коронавируса COVID-19. Более того, принимать трудовых мигрантов на работу в течение трех месяцев, с 15 марта по 15 июня, можно без разрешения».

«По мере выхода страны из режима карантина правовые режимы регулирования миграции будут, на мой взгляд, возвращаться к прежним правилам. Сегодняшние чиновники заинтересованы в привлечении иностранной рабочей силы, которая позволит быстрее восстановиться и выжить важным экономическим секторам, но при этом они же хотят сохранить за собой инструменты ограничения миграционных потоков и политического влияния через миграцию на соседние страны»,— поясняет Сергей Абашин, профессор факультета антропологии Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Неравномерный спрос


Андрей Фоменко, руководитель отдела административной практики ЮБ «Миграционный юрист», полагает, что сегодня целые отрасли страдают не столько от коронавируса, сколько от ограничений на трансграничные перемещения. «Что интересно, строительство, в котором занято около 30% иностранцев, пострадало меньше всего. Дело в том, что строительство не имеет сильно выраженной цикличности, то есть строительные работы ведутся круглогодично. И с начала эпидемии все строительные объекты были более или менее укомплектованы персоналом. По-другому дела обстоят в сельском хозяйстве. Отрасль также привлекает большое количество мигрантов, но здесь привлечение мигрантов происходит только на период сельскохозяйственных работ — начиная с весенних посевных работ и заканчивая сбором урожая к осени»,— поясняет эксперт. Зимой работы нет, и иностранцы уезжают домой. Но 1 марта правительство закрыло границы, и аграрии остались без дешевой рабочей силы. В некоторых регионах власти задумались о привлечении к работам студентов и даже отбывающих наказание лиц. Если и эти меры не помогут аграриям, тогда в скором будущем можно будет наблюдать миграцию безработных из крупных городов в сельскохозяйственные регионы страны, полагает господин Фоменко. Еще одна пострадавшая отрасль, по его мнению,— это промышленное производство с использованием иностранного оборудования. «Такое оборудование требует регулярного техобслуживания, которое обычно производится силами работников зарубежных компаний-производителей. Пропуск сроков обслуживания оборудования повлечет аннулирование гарантии, необходимость ремонтных работ или же простой предприятия»,— уверен эксперт.

Конкуренты из регионов


Эксперты говорят, что закрытие границ, невозможность въезда в страну работников из ближнего зарубежья, а также отсутствие работы в регионах дадут толчок к внутренней миграции. В ближайшее время часть населения из менее развитых регионов страны будет вынуждена переезжать и искать работу в крупных экономических центрах. Это связано в первую очередь с ростом безработицы, снижением доходов населения и многочисленными закрытиями в регионах предприятий сферы услуг, которые не справились со сложившейся ситуацией (торговля, рестораны, гостиницы).

«Учитывая текущий рост числа безработных, конечно, часть регионов сможет найти замену мигрантам в лице российских граждан. Но такие крупные города, как Москва и Петербург, где по-прежнему сохраняется достаточно большое количество незакрытых вакансий, будут нуждаться в притоке иностранной рабочей силы. Кроме того, многие россияне, даже потерявшие заработок, не готовы переходить на ту работу, которую часто выполняют мигранты в сферах строительства, клининга, услуг ЖКХ»,— говорит Никита Муров, генеральный директор компании «Бронка Групп».

За время пандемии коронавируса почти 10% россиян потеряли работу. Многих работников перевели на неполный график или отправили в неоплачиваемые отпуска. Все это привело к массовому «выбросу» кандидатов на рынок труда и усилению внутренней миграции.

Госпожа Новоселова говорит, что по опыту прошлых кризисов внутренняя миграция в России всегда усиливается в такие периоды минимум на два года. Так, в 2014–2017 годах в 55% российских регионов миграционный отток населения ускорился. Трудоспособное население уезжало в более богатые регионы в поисках работы и лучших условий для жизни, рассказала она.

Соответственно и сейчас россияне будут стремиться в крупные экономические центры, при этом отток экономически активного населения произойдет в регионах со слабой инфраструктурой и системой социальной поддержки, низкими доходами населения, высокой занятостью в сфере услуг, которая больше всего пострадала от кризиса (торговля, гостиницы, транспорт). Есть шанс удержаться на плаву тем регионам, где есть локальные программы поддержки экономики, способствующие повышению спроса на рабочую силу и сглаживанию миграционного оттока.

Впрочем, господин Абашин сомневается, что в условиях карантинных мер внутренняя миграция будет резко расти. «Количество иностранных трудовых мигрантов из-за быстрого закрытия границ не могло радикально уменьшиться, по мере восстановления российской экономики в посткарантинных период иностранные граждане будут возвращаться на свои прежние рабочие места, а образовавшаяся в результате кризиса и сжатия рынка труда лишняя рабочая сила покинет Россию, как это было в 2014–2015 годы. Российские граждане тоже постараются, как я полагаю, вернуться к докарантинным видам трудоустройства. Разные формы внутренней миграции будут, конечно, но вряд ли больше, чем это было до кризиса 2020 года, скорее будет восстановление внутренней миграции до докризисного уровня»,— говорит эксперт. Он отмечает, что у России нет ресурсов, способных заменить иностранную рабочую силу.

«В ближайшие десятилетия в России будет продолжаться сокращение собственного населения, в том числе трудоспособного возраста, что является важным фактором для привлечения иностранной рабочей силы. Кроме того, россияне неохотно идут работать в те сферы, которые заняты иностранные мигрантами, так как эта работа во многих случаях считается менее престижной, она часто меньше оплачивается и меньше обеспечена социальными гарантиями»,— заключает господин Абашин.

Евгений Варшавер, старший научный сотрудник Центра региональных исследований и урбанистики Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС, рассуждает: «Предположим, что внутрироссийская мобильность восстановится, но международная будет ограничена так же, как сейчас. В такой ситуации появится нехватка на рынке неквалифицированного труда, в том числе агропромышленного. Эту нехватку могут закрыть как россияне, так и мигранты, оказавшиеся не в состоянии покинуть Россию. И я думаю, что вариант с мигрантами более вероятен. Важно понимать, что нынешнее положение дел на рынке труда, где мигранты широко представлены в строительстве, общепите, клининге, ЖКХ, сложилось не просто так. Вероятнее всего, после того как возобновится международная мобильность, восстановится и структура рынка труда». Господин Варшавер считает что у страны нет ресурсов для замены трудовых мигрантов. «Дело в том, что неквалифицированная дешевая временная рабочая сила, как следует из международных исследований,— это важнейший ресурс для развития экономики. Когда все хорошо, мигранты обеспечивают рост и прибыль. Когда все плохо — просто уезжают к себе домой и не ложатся нагрузкой на работодателя. Важно и то, что они не вписаны в систему статусов принимающего общества: мигрант может работать дворником много лет, не прося повышения. Скорее будет повышаться его статус в отправляющем обществе. Поэтому мигранты незаменимы для развивающейся экономики, и заменять их не нужно»,— считает господин Варшавер.

Три аспекта


Господин Муров видит три ключевых изменения на рынке трудовой миграции, о которых можно говорить сегодня. «Первое — это существенное послабление режима пребывания и трудовой деятельности для мигрантов, установленное правительством на период закрытия границ и введения различного рода ограничений на уровне регионов. В результате продления срока действия миграционных документов у мигрантов, в частности, появилась возможность работать без патента, а у работодателя — возможность без риска привлекать к труду такого иностранного работника»,— рассуждает господин Муров.

Второе — пандемия повлекла за собой рост числа мигрантов, которые потеряли работу: кто-то из них успел вернуться на родину, кто-то изменил профессию, кто-то до сих пор находится в поиске. При этом открытые вакансии на рынке есть: работает стройка, продолжают функционировать магазины, клининг, ЖКХ, службы доставки.

«Наконец, третий момент — возможно, самый важный. Сейчас на федеральном уровне рассматривается вопрос о сужении прав субъектов РФ в вопросах миграции за счет предоставления центру (в лице МВД) исключительного права на определение так называемой "уполномоченной организации" по этому направлению. Сегодня каждый субъект РФ, исходя из своей специфики и особенностей, принимает решение о том, какая организация наделяется статусом "уполномоченной". В результате в каких-то регионах эти функции выполняет подведомственная МВД структура, в других — учреждения, подчиняющиеся субъектам РФ. Рынок, безусловно, ждет взвешенного решения по этому вопросу. Оно должно учесть интересы как федерального центра, так и крупных регионов, где доля притока трудовых мигрантов наиболее высока и которые обладают многолетним опытом реализации полномочий в сфере регулирования трудовой миграции»,— рассуждает господин Муров.

Юлия Мартыненко


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя