Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Образовательная дистанция

Результаты и выводы после перехода Санкт-Петербурга на дистанционный режим обучения школьников и студентов в связи с эпидемией COVID-19

В начале года нельзя было предположить, что со второй половины марта российское образование разом перейдет в онлайн в связи с COVID-19. В процессе перехода система образования всех уровней столкнулась с острой нехваткой технических средств, виснущими онлайн-площадками и методологическими пробелами. Петербург с вызовом справился во многом благодаря тому, что в городе имелся опыт дистанционного обучения. За месяцы эпидемии властям и образовательной общественности города стало ясно, что дистанционное обучение — это не только технический перенос уроков или лекций в интернет, а прежде всего набор методик, инструментов и навыков, которые еще предстоит переосмыслить и доработать.


Следуя концепции


В Санкт-Петербурге проект «Концепции создания и развития системы дистанционного образования» разрабатывался с 2007 года. В документе, размещенном на сайте «Петербургское образование», говорится, что в работе над проектом городской комитет по образованию опирается на аналогичную общероссийскую концепцию, утвержденную еще 25 лет назад.



Основной целью дистанционного образования был охват нескольких групп обучающихся и педагогов. Это дети с ограниченными возможностями или хроническими заболеваниями, те, кто занимается творчеством или спортом и часто выезжает на концерты или соревнования, или учащиеся 10–11 классов.

В отличие от университетов, которые столкнулись с пандемией COVID-19 в середине семестра, школьное образование вышло в интернет после весенних каникул, использованных для урегулирования проблем с удаленным режимом.

Но если в университетах дискуссии о переводе некоторых лекций в онлайн-формат хотя бы велись, школы до этого работали в удаленном режиме в особых случаях.

С 2012 года дистанционные технологии активно использовались в Санкт-Петербурге в основном для болеющих учеников. До начала эпидемии на городской платформе дистанционного образования занимались около 4 тыс. детей. «Мы продвинутый в цифровом плане город — и по количеству подключений к интернету, и по количеству имеющейся техники,— отмечает вице-губернатор Петербурга Ирина Потехина, курирующая сферу общего и среднего профессионального образования.— Но одно дело, когда образовательная система работает на 4 тыс. человек, совсем другое — на 500 тыс.».

Вебинар о вебинаре


Для масштабирования системы требовалось ответить на три основных вопроса: достаточно ли у города технологических возможностей — начиная от готовности цифровых платформ и заканчивая наличием планшетов у детей, по всем ли предметам есть необходимый онлайн-контент, а не просто оцифрованные учебники, и насколько готовы к работе в цифровой среде педагоги.

Методической и технической поддержкой перехода на дистанционное образование занимались специалисты и преподаватели Санкт-Петербургского центра оценки качества образования и информационных технологий. По словам директора учреждения Александра Федосова, на городском портале дистанционного обучения были созданы аккаунты для почти 600 тыс. учеников и учителей: «Мы развернули службу технической и методической поддержки, создали информационные ресурсы с рекомендациями, ссылками, видеоинструкциями, реализовали серию вебинаров в формате мастер-классов, провели онлайн-марафон решений по организации обучения с применением дистанционных технологий. Также у нас постоянно работала горячая линия»,— рассказывает господин Федосов.

Что думают родители и педагоги о дистанционном обучении

Читать далее

Оргсекретарь профсоюза «Учитель» Ольга Мирясова говорит, что педагоги по всей России жаловались на рост нагрузки в этот период — осваивать новый формат, давать необходимую программу и выстраивать цифровой диалог с детьми приходилось параллельно. Учитель мог использовать как традиционные средства: учебники, пособия, рабочие тетради, так и специализированные ресурсы из интернета. Конечно, продуктивнее всего оказались разные варианты видеоконференций. Но для их применения у всех учеников и учителей должны быть не просто компьютеры или планшеты, но и высокоскоростной интернет, веб-камеры, микрофоны. А главное — все должны уметь работать с соответствующим оборудованием и программным обеспечением. Поэтому педагоги взаимодействовали с детьми через все доступные каналы коммуникаций: электронную почту, телефон, социальные сети, мессенджеры.

Время проверки


Константин Тхостов, директор лицея №369, педагоги которого на протяжении нескольких лет осваивали цифровые технологии, в целом переходом на дистанционный формат доволен. Хотя даже подготовленные учителя испытывали стресс — в условиях самоизоляции они вели занятия не со своего рабочего места, а из дома. Обкатанный компьютер с нужными программами и контентом остался в классе, на домашнем все нужно было начинать заново. «У детей образовательный процесс особых затруднений не вызвал,—- констатирует Константин Тхостов. — А вот родителям нужно было помогать. Каждый четверг лицей проводил онлайн родительские собрания, и мы в прямом эфире обсуждали все вопросы и трудности».

Учитель истории петербургской гимназии №190 Екатерина Степанянц считает, что их школе повезло, поскольку там сразу перешли на «Google Класс» — веб-сервис, разработанный для школ с целью упростить создание, распространение и оценку заданий онлайн. «Это было удобно: твоя почта не заполняется миллионом сообщений. Поскольку я "молодой" специалист, у меня не было проблем с техникой. Единственное, пришлось самой купить платную версию Zoom, где я проводила с каждым классом по одному занятию в неделю,—- рассказывает преподаватель.— Проблема была с проверкой домашних заданий. На нее тратилось в три раза больше времени: кто-то забыл перевернуть фотографию, или в комнате ученика плохое освещение… Я разрешала детям печатать ответы, но не у всех были собственные компьютеры или ноутбуки, многие выходили на связь через телефоны или планшеты».

В некоторых школах у части учеников не было постоянного доступа к интернету — например, потому что родители отправили их на дачу. Еще одной проблемой, по словам учителей, стало заполнение электронных журналов: удаленный доступ к ним появился только к маю, до этого оценки в журнал можно было выставлять непосредственно в школе.

Директор школы №80 Петроградского района Юрий Козырев рассказывает, что расписание онлайн-занятий ежедневно публиковалось на сайте школы: «В расписание были включены ссылки на видеоуроки, подготовленные учителями, задания для самостоятельной работы и другие дополнительные материалы. Расписание было построено по блочно-модульному принципу: дистанционные уроки, как правило, состояли из двух частей. Для начала предлагалось просмотреть видеоролик, а после — выполнить задание, предложенное учителем. Все видеоуроки мы выкладывали на канале школы в YouTube. Учитывая разные технические обстоятельства, мы публиковали заранее записанные ролики, иногда проводили прямые трансляции на той же платформе». Некоторые задания и проверочные работы публиковались на платформе «ЯКласс», а коммуникация между педагогами осуществлялась при помощи корпоративного чата «Яндекс.Мессенджер» (в составе сервиса «Яндекс.Коннект»). Последний звонок тоже проводился в YouTube. «Выпускной надеемся провести в традиционном формате после сдачи ЕГЭ в августе»,— добавляет господин Козырев.

Гаджеты навсегда


По словам Ирины Потехиной, сведения о потребности в технических средствах собрали со школ еще во время каникул: «Оказалось, что почти 17 тыс. детей нуждаются в гаджетах — это около 3% от общего числа. Во многих заявках описывалась ситуация, когда в семье был, например, один ноутбук, который использовали для удаленной работы родители. Существенная часть заявок касалась семей, где техники в доме не было в принципе. Первой была мысль о приобретении школами недостающих планшетов, но провести процедуры закупки в такой короткий срок невозможно. Более того, нужного количества гаджетов просто не было на складах в Санкт-Петербурге. Поэтому мы обратились за помощью к спонсорам. Одна только IT-компания «Марвел-Дистрибуция» передала нам около 4 тыс. планшетов, потом подключились другие компании, а также неравнодушные петербуржцы — всего удалось собрать почти 11 тыс. технических устройств».

Формально планшеты являются собственностью Санкт-Петербургского центра оценки качества образования и информационных технологий, который принимал их от жителей и спонсоров. Но пока они останутся в безвозмездном пользовании семей, потому что в частичном формате дистанционное образование может сохраниться и в следующем учебном году, если в город придет вторая волна эпидемии, отмечает Ирина Потехина.

По осени считают


В комитете по образованию считают, что оценивать усвоение материала «на дистанции» нужно будет осенью. Планируется, что в начале учебного года, до 12 октября, пройдут всероссийские проверочные работы — их будут писать учащиеся, перешедшие в 5–9-е классы (в 10–11-х классах проверочные работы состоялись). Этот этап важен для всех: для школ, учителей и родителей школьников, чтобы понять, какие пробелы образовались в подготовке учащихся, с чем нужно дополнительно поработать.

«Открытое образование»


В высшей школе, как и в общеобразовательной, с организацией дистанционного обучения лучше справились ведущие университеты. В двух крупнейших вузах города — Санкт-Петербургском государственном университете и Санкт-Петербургском политехническом университете Петра Великого (СПбПУ) — и до эпидемии имелись собственные внутренние платформы, на которых студенты общались с преподавателями.

«У нас все занятия проходят строго по электронному расписанию, вебинарные комнаты работают на порталах университета, а переписка ведется через корпоративную почту. Организовать учебный процесс через единую точку входа сложнее, чем дать возможность преподавателям и студентам самим выбирать площадки для взаимодействия, но такой подход приводит к полной бесконтрольности, особенно если вуз крупный,— говорит ректор СПбПУ Андрей Рудской.— У Политеха большой опыт в области развития онлайн-образования. В 2014 году мы стояли у истоков создания национальной платформы "Открытое образование", а сейчас входим в небольшое число российских вузов, у которых заключено соглашение с международной образовательной платформой Coursera. Онлайн-курсы в рамках смешанной модели обучения мы внедряли с 2015 года».

В целом проблема с отсутствием необходимого технического оборудования и навыков работы у преподавателей в режиме дистанционного обучения была актуальной и для высших учебных заведений.

Цифровая дидактика


Новый учебный год образовательные учреждения всех уровней надеются начать уже в обычном режиме и с соблюдением необходимых санитарных норм. Опыт дистанционного образования показал, что некоторые классические формы обучения действительно могут быть легко адаптированы к удаленному режиму.

Важный итог: за прошедшие месяцы властям и образовательной общественности города стало ясно, что дистанционное обучение — это не технический перенос уроков или лекций в интернет, Skype или Zoom, а набор методик, инструментов, навыков и приемов. Новую цифровую дидактику еще предстоит переосмыслить и доработать.

Марина Царева


Комментарии

обсуждение

наглядно

Профиль пользователя