Коротко

Новости

Подробно

2

Юристы оценили перспективы нового «дела Nginx»

В США продолжает развиваться судебное разбирательство между Lynwood Investments и компанией F5 Networks, а также их соответчиками Игорем Сысоевым, Максимом Коноваловым и инвестфондами Runa Capital и E.Ventures. Стороны оспаривают право собственности на веб-сервер Nginx, который разрабатывался сотрудниками Rambler, а затем был продан американской компании F5 Networks за $670 млн. Свой деловой ущерб Lynwood, которой от Rambler были переданы права требований, оценила в $750 млн.


Ведущие российские юристы в области интеллектуальной собственности прокомментировали перспективы судебного разбирательства вокруг Nginx в Калифорнии, которое имеет все шансы стать определяющим для ситуации в этой области права в России.

Основной вопрос на рассмотрении суда сейчас — применимость российского законодательства в американской юрисдикции. В случае с программами ЭВМ вопрос собственности на служебные произведения, согласно ГК РФ, весьма однозначен, считает специалист по праву интеллектуальной собственности адвокат Артур Арутюнов: «Случай с программами для ЭВМ не может быть оценен иначе — служебные произведения принадлежат работодателю. Конкретно программы для ЭВМ — еще и в силу самого их создания в рамках служебных обязанностей: до 2008 года (а по словам представителей компании Nginx, программа была создана как раз до 2008 года) даже оформления служебного задания не требовалось».

Судя по опубликованному иску, истец считает, что сооснователи Nginx Игорь Сысоев и Максим Коновалов, а также IT-директор Rambler в 2007–2009 годах Александр Коротков, будучи еще сотрудниками компании, обратились в венчурное сообщество для «финансирования компании сообщников» и легализации нового платного продукта Nginx Enterprise. «Если это действительно так, то речь идет о банальном воровстве,— уверен господин Арутюнов.— Представьте себе ситуацию, когда на заводе образуется группа рабочих, использующих свет, станки, рабочее время и получающих зарплату за то, что они в рабочее и нерабочее время в цехах этого завода занимаются своими делами. Сложно представить себе, что пример с заводом выглядит ужасно некрасиво, а когда вместо завода оказывается IT-компания, а вместо группы рабочих — почти весь технический отдел, вся общественность бежит сочувствовать бедным рабочим».

Схожего мнения придерживается и специалист по корпоративному праву управляющий партнер «АМГ Партнерс» Мария Благоволина. Отсутствие задания от руководства на разработку не может быть основанием считать, что созданный на рабочем месте код является собственностью разработчика: «Речь идет о служебном произведении в соответствии с законодательством об авторском праве, действовавшим до 2008 года. Налицо все признаки служебного произведения, поскольку разработкой кодов группа физических лиц занималась именно в период их трудовых отношений с компанией Rambler».

В случае с американским законодательством двумя важнейшими задачами для истца должно стать доказывание осведомленности Игоря Сысоева о том, что он начинал свою разработку в интересах работодателя, а также упор на отсутствие у создателя веб-сервера вейвера — официального подтверждения отсутствия претензий компании на разработанное ПО. Проверка наличия подобных документов лежит в основе деятельности венчурных фондов, к которым обратились российские IT-предприниматели. «Если существуют трудовые договоры, в которых предусмотрено, что исключительные права на служебные произведения принадлежат Rambler, ответчику может быть сложно найти контраргументы. Особенно если удастся доказать, что обновления программы выходили в рабочее время»,— комментирует Мария Благоволина.

При этом факт осведомленности руководства компании Rambler о создании платного продукта не имеет значения в суде. Калифорнийскому суду предстоит выяснить, было ли получено разрешение на разработку стороннего проекта и в какой форме. «Создавая программу, работники, скорее всего, отдавали себе отчет в том, что делают это по поручению и за счет компании Rambler,— считает Мария Благоволина,— соответственно, речь может идти о недобросовестности с их стороны, поскольку в такой ситуации любому работнику должно быть очевидно, что исключительные права принадлежат работодателю».

Скриншот одного из рабочих писем Максима Коновалова, опубликованного в анонимном телеграм-канале Nginx papers, запущенном одновременно с началом резонансного судебного процесса (https://t.me/nginx_papers)

Но даже если Rambler разрешила разработку программы на рабочем месте в нерабочее время, у суда будут вопросы: почему сделка проходила, когда программисты еще состояли в трудовых отношениях с Rambler, и в каком статусе Максим Коновалов курировал разработку Nginx в 2008–2009 годах, прежде чем покинуть компанию и стать владельцем 30% стартапа Nginx Enterprise. «Одним из аргументов защиты может, вероятно, стать информация о якобы имевшем место разрешении кого-то из руководства на разработку программы не для Rambler, а для себя в нерабочее время. В таком случае, однако, речь может идти о злоупотреблении полномочиями в соответствии с УК РФ»,— заключает Мария Благоволина.

Итоговое решение примет суд присяжных, напоминает управляющий партнер компании «Зуйков и партнеры» Сергей Зуйков. Юрист отмечает, что это создает высокий уровень непредсказуемости решения. По мнению господина Зуйкова, перспективы иска будут зависеть от доказательной базы, одним из ключевых элементов которой являются показания бывшего IT-директора Rambler Александра Короткова. Подобные показания допускаются в суде Соединенных Штатов.

наглядно

Профиль пользователя