Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Нидерландская прокуратура оправдала украинских военных

Она уверена, что ВСУ не могли сбить малайзийский Boeing

от

В Гааге продолжаются слушания по делу о катастрофе самолета «Малайзийских авиалиний» в небе над Донбассом в 2014 году. Выступавшие во вторник нидерландские прокуроры уверены: самолет не находился в радиусе поражения украинской зенитно-ракетной системы «Бук», а значит, Киев не может быть причастен к трагедии. Официальная версия Москвы, напомним, заключается в том, что самолет сбили представители вооруженных сил Украины (ВСУ) при помощи ракеты, переброшенной в зону конфликта из Тернопольской области.


Второй после вынужденного перерыва (из-за пандемии коронавируса) день слушаний запомнился выступлениями представителей прокуратуры. Напомним, Окружной суд Гааги ставит своей целью доказать причастность или непричастность бывшего командующего силами самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР) Игоря Стрелкова (Гиркина) и троих его подчиненных — Олега Пулатова, Сергея Дубинского и Леонида Харченко — к катастрофе самолета «Малайзийских авиалиний» в небе над Донбассом. Никто из обвиняемых на заседаниях не присутствует, однако интересы господина Пулатова представляют адвокаты.

Если 8 июня, в первый день после двухмесячного перерыва, сторона обвинения подробно рассказывала о телефонных переговорах руководителей самопровозглашенной ДНР, утверждая, что те использовали «защищенные средства связи, которые нельзя приобрести в свободной продаже», то на этот раз обсуждалась ракета, при помощи которой и был, как предполагается, сбит самолет.

В том, что речь идет именно о ракете, сторона обвинения не сомневается, хотя на радарах ее приближение к самолету зафиксировать не удалось.

Версии со взрывом на борту или атакой военного самолета в Гааге назвали неубедительными. «Эксперты считают, что отсутствие таких данных совершенно не означает, что не было никакой ракеты»,— заявил один из прокуроров, пояснив, что радары нередко не замечают ракеты.

При этом в прокуратуре убеждены, что ракета, сбившая малайзийский Boeing, не может быть украинской. «Нет никаких улик, указывающих на то, что самолет находился в радиусе, в котором его могли сбить украинские вооруженные силы»,— сказал представитель стороны обвинения (цитата по агентству «Интерфакс»). И пояснил, что экспертам удалось сузить район, из которого могла быть пущена ракета, и это окрестности поселка Первомайский Донецкой области. «Эта небольшая территория была полностью неподконтрольна вооруженным силам Украины»,— заявил выступавший.

Напомним, официальная версия Москвы по делу о гибели рейса MH17 заключается в том, что самолет сбили украинской ракетой типа «Бук», переброшенной из Тернопольской области. Такой вывод российские военные сделали, определив бортовой номер ракеты по обломкам. В сентябре 2018 года генерал-лейтенант Николай Паршин утверждал, что, согласно журналу, найденному в архивах Долгопрудненского научно-производственного предприятия, которое изготавливает ЗРК «Бук», эта ракета была перевезена на территорию Украины еще в 1986 году и вернуться в Россию никак не могла.

Впрочем, нидерландская прокуратура дала понять, что не слишком доверяет выводам российских официальных лиц.

По словам представителей обвинения, «российская сторона действовала недобросовестно» и многие из представленных ею сведений оказались неверными.

Стоит также отметить, что ЗРК «Бук» старой и новой модификации отличаются типом поражающего элемента. При этом на вооружении украинской армии стоят устаревшие ЗРК, произведенные еще в советское время, а на вооружении российской армии — новые. По мнению прокурора Тейса Бергера, осколки, извлеченные из тел погибших, «имеют больше сходства с ракетой "Бук" типа 9М38М1, чем с 9М38». То есть, вероятно, речь идет о ракете, стоящей на вооружении в России. Такой вывод удалось сделать на основании осколка в форме бабочки, найденного в теле командира экипажа MH17.

Такие осколки упоминались еще в 2015 году, когда Росавиация настаивала, что если бы самолет действительно был сбит новой российской ракетой 9М38М1, то повреждения в форме бабочки были бы множественными, а их на обшивке упавшего самолета не было вовсе. В тот момент Следственный комитет России считал приоритетной версию с уничтожением лайнера боевым самолетом, от которой в Москве затем отказались.

Кирилл Кривошеев


Комментарии
Профиль пользователя