Коротко

Новости

Подробно

Фото: Роман Храмовник / ТАСС

Контрольная по воспитанию

Патриотизм вводят в школьную программу

Журнал "Огонёк" от , стр. 14

Не прошло и 30 лет после отказа от советской идеологической догматики в школах, и вот на минувшей неделе Госдума приняла в первом чтении поправки к закону об образовании 2012 года. Их суть: введение в учебных заведениях страны всеобщего патриотического воспитания школьников, учащихся СПО и студентов вузов.


Александр Трушин


Как выяснил «Огонек», дело не ограничится только поправками к закону, хотя они сами по себе важны. В Минпросе сейчас разрабатывается новый федеральный проект «Патриотическое воспитание граждан РФ». Он станет еще одной частью нацпроекта в сфере образования. И предусмотренные федеральным проектом средства пойдут на реализацию нового закона, который должен вступить в силу с 1 сентября этого года. Министр просвещения Сергей Кравцов, представляя законопроект в Думе, перечислил его основные и принципиальные постулаты:



— Это формирование чувства патриотизма и гражданственности, уважение к памяти защитников Отечества и подвигам его героев. Также в детях будут воспитывать уважение к закону и правопорядку, человеку труда и старшему поколению, бережное отношение к культурному наследию и традициям многонационального народа РФ, к природе и окружающей среде.

Гораздо ярче высказался содокладчик, председатель комитета по образованию и науке Вячеслав Никонов:

— Этот законопроект позволит школе воспитывать победителей.

Кого побеждать будем, Вячеслав Никонов не сказал. А о том, что задача школы не только учить, но и воспитывать, в последние годы говорят все настойчивее. Причем чем хуже учат в школе и чем активнее родители привлекают репетиторов (опрос ВЦИОМа прошлого сентября показывает — больше половины родителей считают, что за последние годы качество школьного образования ухудшилось), тем больше тревожатся о воспитании. Вот и сейчас — на носу ЕГЭ, перенесенный из-за коронавируса на более поздний срок, школьная программа в полном объеме не была пройдена, но главный экзамен все-таки назначен. Как его будут сдавать дети, какие будут результаты, как будут оценивать знания, которые не были получены? Ведь с этим связана дальнейшая дорога ребят… Но нет, куем поколение победителей. Те, кто постарше, тут обычно вздыхают (таким же глубоким и печальным вздохом сопровождались и комментарии наших экспертов, к которым обратился «Огонек»),— они помнят, как велась воспитательная работа в советской школе, какой нудной обязаловкой она была, как высокие моральные принципы, положенные на бумагу методичек и рекомендаций для «проработки», превращались в издевательскую профанацию, на которой всходили блистательные карьеры молодых циников, угробивших тот самый режим, поручивший им воспитывать «победителей» того времени. И вот в ту же реку и с теми же благими намерениями…

Выступая в Госдуме, Вячеслав Никонов заметил:

— Что касается обучения, об этом у нас много написано в законе. Существует много подзаконных актов, и процесс обучения строится на основе федеральных государственных образовательных стандартов и программ, которые существуют в школах. Что касается воспитания, важнейшего компонента образования, то здесь ситуация пока гораздо хуже. И предлагается заполнить эту законодательную лакуну с тем, чтобы создать реально систему воспитательной работы с подрастающим поколением.

«Создать реально!» — обратите внимание. То, что не удалось сделать советской школе, до зубов оснащенной идеологией, карательными аргументами и 70-летней традицией промывания мозгов молодому поколению, нынешние чиновники берутся осуществить на новом историческом витке.

Как же будет преодолен фатальный разрыв между сегодняшним цифровым поколением, нуждающемся в срочном воспитании, и «победителями», которых предстоит вырастить?

Ответ есть. Министр просвещения Сергей Кравцов объяснил, в какой форме будет осуществляться патриотическое воспитание обучающихся. Учителя школ, преподаватели средних и высших учебных заведений будут обязаны составлять «рабочие программы по воспитанию и включать их в примерные учебные программы по предметам». Также министр рассказал, что его ведомство уже разработало «единую примерную программу воспитания школьников для всей страны». Вот тут надо сделать остановку и разобраться, что имеется в виду.

Воспитание под копирку


Годом раньше Рособрнадзор, из недр которого и вышел нынешний министр просвещения, проанализировал около 400 воспитательных программ в школах и выяснил: все они «написаны под копирку и реальной воспитательной работы не ведется». Прочитать эти программы большого труда не составляет — все они висят в интернете. 400 программ, по мнению министра,— это много (хотя составляют всего лишь 1 процент от числа российских школ). Когда-то его предшественница Ольга Васильева в таком же духе говорила об учебниках: «Десять учебников — это не учеба, три учебника — это учеба». Новая программа должна исправить этот, как считает министр, недостаток.

Действительно, сегодня в каждой школе есть программа воспитательной работы. Она составляется школой на основе разработанной несколько лет назад и рекомендованной министерством программы духовно-нравственного развития школьников. И написана она так, что понять ее трудно, а изменить в ней что-нибудь невозможно. Поэтому все учителя и пишут одинаково, как под копирку: «Организация духовно-нравственного развития, воспитания и социализации обучающихся осуществляется по следующим направлениям…»

Однако если вместе с этим (или вместо этого) будет одна-единственная утвержденная министерством программа для всей страны, «окончательная, фактическая, настоящая», как говорил профессор Преображенский, то ведь и с ней произойдет то же самое: ее станут точно так же копировать, показывать проверяющим инспекторам, но работать-то по ней не будут. Потому что в законе об образовании планируется записать так: «Воспитание обучающихся при освоении ими основных образовательных программ в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, осуществляется на основе включаемых в образовательную программу рабочей программы воспитания и календарного плана воспитательной работы, разрабатываемых и утверждаемых такими организациями самостоятельно» (стиль сохранен). Если кто не осилил цитату до конца или не понял, упростим: воспитание осуществляется. Причем на основе календарного плана воспитательной работы. То есть по великим праздникам. Но это уже совсем не новость, детей в школах — и советских, и постсоветских — всегда воспитывали под даты.

Между тем существует иной подход. Разработанный, правда, не в Министерстве просвещения, а в Институте стратегии развития образования Российской академии образования (РАО) в прошлом году. Он описан в документе, который называется «Примерная программа воспитания», и даже одобрен (2 июня этого года) на заседании Федерального учебно-методического объединения (ФУМО РАО) по общему образованию. Не утвержден, а именно одобрен, потому что его невозможно внедрить по всем школам страны и всюду требовать исполнения. Эту особенность подчеркивают авторы программы.

По сути, это не перечень обязательных мероприятий, а описание возможных задач, форм и способов работы с детьми. Например, чему надо учить в младших классах? Быть любящим, послушным и отзывчивым сыном, дочерью или внуком. Быть трудолюбивым. Знать и любить свой родной дом, улицу, село, город, страну. Беречь и охранять природу. Проявлять миролюбие, избегать конфликтов. Быть вежливым и опрятным. Уметь сопереживать, проявлять сострадание к попавшим в беду. Уметь прощать обиды. Быть уверенным в себе… Понятно, что для каждого возраста ставятся разные задачи воспитания. И для каждой школы эти задачи тоже могут быть разными. Но вся работа по воспитанию основана на общечеловеческих ценностях — семья, отечество, природа, труд, мир, знания, культура, здоровье... И нет в этой программе ни слова о воспитании «победителей». И ни разу не употребляется термин «патриотизм».

Научный руководитель Института стратегии развития образования Светлана Иванова говорит:

— У нас было убеждение, что не надо в программе употреблять слово «патриотизм». Бывший министр просвещения Ольга Васильева тоже задавала нам такой вопрос: как это вы ни разу не упоминаете это слово? И согласилась с нашей позицией, что суть не в словах, а в делах и результатах. Известно много появлявшихся в прошлом программ с трескучими словами про патриотизм, работать по которым оказывалось невозможно. Особенно когда предполагалось что-то «патриотическое» в детях оценить и замерить. Мы не понимаем, как это возможно. Наш коллектив ученых под руководством Натальи Селивановой создавал эту программу вместе с педагогами из 800 школ страны, с экспертами из педагогических вузов. И уверены, что она сработает. При этом можно использовать собственные модели и разработки. Все учителя, дети и школы разные. Где-то могут увлекаться военно-патриотическими играми, а где-то народными промыслами.

Павел Степанов, заведующий лабораторией стратегии и теории воспитания того же института, один из авторов программы, говорит, что в ней дается некий идеальный образ, или горизонт, к которому может стремиться учитель. Но не всегда можно его достигнуть.

— Учитель, к счастью,— не папа Карло, а ученик не выструганное ожившее полено, которому можно дать пять золотых и отправить его в светлое будущее. Создать стандартного ребенка невозможно, и мы такую задачу не ставим. Речь в программе идет не о том, чтобы ученик соответствовал стандарту воспитанности, а о том, чтобы обеспечить динамику его личностного развития и хоть чуть-чуть помочь ему в продвижении к идеалу. Но если родители и учителя видят развитие ребенка, откуда бы оно ни начиналось, пусть и от самой нижней точки,— это уже будет неплохо, это станет небольшой педагогической победой. Сейчас в обществе, в жизни нашей много деструктивных, контркультурных практик, влияющих на детей, и семье и школе очень трудно этому противостоять. Трудно, но можно и нужно.

Дойдет ли эта альтернативная программа до школ? Увы, вопрос, похоже, риторический…

Клякса на репутации


Есть в проекте поправок к закону одна вещь, которая ставит в тупик. Речь о новой редакции пункта 9 статьи 2: «Образовательная программа — комплекс основных характеристик образования (объем, содержание, планируемые результаты) и организационно-педагогических условий, который представлен в виде учебного плана, календарного учебного графика, рабочих программ учебных предметов, курсов, дисциплин (модулей), иных компонентов, оценочных и методических материалов, а также в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в виде рабочей программы воспитания, календарного плана воспитательной работы и форм аттестации». Если прочитать, выбросив сбивающие с толку слова, мы получим: «<…> комплекс, который представлен <…> в виде рабочей программы воспитания, календарного плана воспитательной работы и форм аттестации». То есть предусматривается аттестация (оценивание) тех, кого будут патриотически воспитывать.

Еще до революции 1917 года в школах была оценка по прилежанию. Если ученик ставил в тетрадке кляксу (о, нынешние дети даже не знают, что раньше писали перьевыми ручками и чернилами), значит, он не отличается прилежанием. Потом, когда школы перешли на шариковые ручки и клякс не осталось, ввели оценку по поведению. Пятерку получал тот, кто не бегал на перемене, не дрался, не ругался, не курил в туалете, не сбегал с уроков, не вертелся на занятиях, не дергал девочек за косички и вообще ничего не делал.

Теперь нам прописано патриотическое воспитание. И не только в школе, но и в колледже и вузе. Как его оценивать? И на что повлияют эти оценки?

Максим Дулинов, исполнительный директор Российского общества «Знание», говорит:

— Думаю, оценку по воспитанию вскоре введут, Рособрнадзор давно пытается это сделать. И даже, насколько мне известно, в этом ведомстве выстраивали некие шкалы и критерии оценок. Это значит, что проверяющие инспекторы не будут удовлетворяться только бумажными отчетами о проведенных воспитательных мероприятиях. Они же понимают, что отчеты формальны. Значит, Рособрнадзору надо ввести какие-то собственные измерения уровня патриотизма. Не удивлюсь, если появятся ВПР (всероссийские проверочные работы) по патриотическому воспитанию. Хотя это будет выглядеть очень странно.

А потому что патриотки


Когда говорят, что у нас в школе дело с воспитанием обстоит плохо или хуже, чем с обучением, то, мягко говоря, передергивают факты или лукавят. Воспитание детей у нас всегда было делом школы. И большинство родителей — что в советское время, что сейчас — тоже считают, что школа обязана воспитывать детей (см. «Опрос» к этому материалу). Может быть, сейчас таких пап и мам стало чуть меньше, все-таки появляются семьи, имеющие противоположные взгляды. У нас вообще никогда не было школы без воспитания, даже до революции. А уж после 1917 года идеология заняла лидирующие позиции в школе. Система была отстроена на всех уровнях. И учебные программы (кто ж из старшего поколения не учил: «Когда был Ленин маленький…»!), и мероприятия (линейки, смотры, зарницы), и объединения (октябрята, пионеры), и профиль Ленина на значке, и моральный кодекс строителя коммунизма на четвертой обложке тетради — школьник был обложен идеологией, как мороженое льдом в холодильнике. Скорее, возникали проблемы со знаниями. Но воспитание всегда было на первом месте.

Иногда, правда, появлялись странные педагоги, шедшие против общего педагогического движения. Например, фронтовик Василий Сухомлинский в своей Павлышской школе (на Украине) учил детей слышать музыку природы, говорил с ними о силе материнской любви…

Елена Ленская, директор центра изучения образовательной политики Московской высшей школы социальных и экономических наук («Шанинка»), вспоминает:

— Учителя, составляя планы каждого урока, обязательно должны были отмечать три цели — образовательную, развивающую и воспитательную. Но не помню, чтобы даже в советские времена на уроке специально ставилась задача воспитания патриотизма. Мне кажется, что вот так прямолинейно, в лоб, это невозможно сделать.

Вообще в воспитании, продолжает Елена Ленская, есть много вполне достойных задач, которые надо бы решать именно в школе. Например, воспитывать в детях уважение к окружающим. В том числе и к тем, кто не похож на них. Это могут быть дети с особенностями в развитии. Ребенок носит очки — он уже кажется детям не похожим на них, его дразнят, унижают. Дети привыкают к жестокости, если их вовремя не остановить. А потом, во взрослой жизни, они будут считать это нормой общения. Говорят ведь, хоть немногие в это верят: какие дети, какая у нас школа, таким будет и общество.

Эксперты считают, что введение в школьную программу (в образовательную программу, как выражаются чиновники) тематики патриотического воспитания — это не что иное, как индоктринация, насильственное навязывание школьникам или студентам ценностей, идеологий со стороны институтов власти. Психологи отмечают, что чем больше людей «зомбируют», тем больше они начинают сопротивляться. Особенно это касается молодежи.

Да так ли искренни государственные мужи, когда говорят о патриотизме, о воспитании любви к природе, уважении к человеку труда? Максим Дулинов замечает, что уже пытались воспитывать в школах патриотизм каждодневным исполнением гимна. Не получилось. Нельзя это слушать каждый день, надоедает. Пытались говорить с детьми об уважении к людям труда. Тоже не работает. Потому что в нашей стране есть специфическая особенность: большинство бедных — это работающие семьи с детьми. И они прекрасно знают, как работодатели «уважают» их родителей. К тому же, говорит эксперт, сейчас у детей представление о труде отличается от того, как это понимают учителя. Для старших труд — это работа комбайнера или шахтера. А для детей, выросших с гаджетами, более привлекателен блогер, зарабатывающий на рекламе. Комбайнера многие и в глаза не видели. Про любовь к природе учителя твердят чуть не на всех уроках. Но все впустую, потому что в школах, да и в городских домах тоже до сих пор нет раздельного сбора мусора. Для многих сельских детей свалка городского мусора — любимое место поиска всяких полезных вещей. А дети, живущие в промышленных центрах, хорошо знают, что предприятия отравляют окружающую природу, и власти за это никого не наказывают. И этот жизненный опыт детей невозможно одолеть никакими воспитательными мероприятиями.

Елена Ленская обращает внимание, что слова «гражданин» и «гражданство» чаще встречаются в произведениях русских авторов, чем «патриотизм». А слово «патриот» упоминается только один раз — и то из уст несимпатичного персонажа. В комедии Грибоедова «Горе от ума» Фамусов говорит: «К военным людям так и льнут, а потому что патриотки». Тогда еще не было в ходу слово «победители».

Комментарии
Профиль пользователя