Коротко

Новости

Подробно

Фото: ТК "Северный город"

ЧП в Норильске вышло на федеральный уровень

В чем сложности ликвидации последствий катастрофы

от

Президент России Владимир Путин объявил режим федеральной чрезвычайной ситуации, после разлива топлива в Норильске. Прорыв резервуара с дизелем произошел еще 29 мая из-за внезапного проседания грунта. Хотя изначально сообщалось, что причиной инцидента стало то, что в резервуар врезался автомобиль, и возник пожар. Тем не менее, в две ближайшие реки попало более 20 тыс. кубометров топлива.


Власти Норильска отреагировали на ситуацию лишь 31 мая, после того, как информация стала распространяться в соцсетях. Об этом в ходе видеоконференции Владимиру Путину доложил лично губернатор Красноярского края Александр Усс. Однако президента доклад главы региона не удовлетворил:

«Почему органы власти узнали об этом только через два дня? Мы что будем узнавать о чрезвычайных ситуациях из социальных сетей? У вас там все в порядке со здоровьем?»

По словам представителей компании, которая владеет резервуаром, данные о происшествии были переданы в МЧС. Хотя глава ведомства заявил Владимиру Путину, что узнал об инциденте также через несколько дней. Путин отметил — ему придется обратиться в правоохранительные органы, чтобы те разобрались, кто передавал информацию, и как на нее отреагировали ответственные лица.

В «Норникеле» заявляют, что на ликвидацию разлива топлива потребуется 14 суток. По словам губернатора региона Александра Усса, предполагается сжигать дизель, который оказался в реке. Хотя глава Минприроды Дмитрий Кобылкин выступил против такого подхода. Он отметил, что своими силами компания не сможет ликвидировать последствия аварии, а потому придется привлекать военных и МЧС. В среду в Норильск отправился глава ведомства Евгений Зиничев.

По оценкам первого зампреда центрального совета Всероссийского общества охраны природы Элмурода Расулмухамедова, инцидент в Норильске — это крупнейшая катастрофа десятилетия, сравнимая только с разливом нефти в Мексиканском заливе:

«Мы пытались связаться с компанией, чтобы получить какую-то достоверную информацию. Насколько мы понимаем, не было необходимого контроля, с точки зрения промышленной, технической безопасности за состоянием этих резервуаров. Не было ни системы предупреждения, ни разработанных регламентов предупреждения распространения такой аварии.

И сработал весь комплекс факторов, которые привели к такому колоссальному ущербу.



У нас очень много городов стоит в зоне вечной мерзлоты. Много инфраструктурных объектов, принадлежащих регионам, которые гораздо беднее, чем “Норникель”, но при этом, чтобы катастрофически что-то разрушилось, — такой ситуации давно не знаем и не видели. То, что мерзлота протаивает, это понятно, но, если у вас есть специалисты, которые этим занимаются, то можно спрогнозировать такого рода проблему, поставить необходимые датчики, которые не требуют каких-то колоссальных вливаний.

Сжигать в этой зоне — это только увеличивать негативное воздействие, в том числе расширить площадь негативного воздействия, потому что дизель, смешанный с водой, при горении дает большое количество копоти, это все никуда не улетит. Сейчас можно смешать с реагентами, постараться вывезти, делать какую-то реабилитацию, но мы пока не очень понимаем, что случилось с экосистемой, там две реки сильно пострадали. Докуда это пятно доедет, какая будет акватория, какая будет территория поражена, пока оценивать сложно. Там ниже по течению большого количества населенных пунктов нет. Но ситуация в том, что это северные реки с высокой степенью проницаемости, и они зальют часть моря, часть океана».

При этом, как выяснил “Ъ”, сообщения об утечке топлива Управление по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Норильска получило именно 29 мая, а через две минуты информацию подтвердили и на самой ТЭЦ. При этом до Москвы сведения дошли всего через чуть более 30 минут. Хотя губернатор Красноярского края Александр Усс утверждал, что никаких сообщений об экологическом ущербе в тот день не поступало.

Так кому придется отвечать за этот инцидент? Директор центра политологических исследований Финансового Университета Павел Салин считает, что под ударом может оказаться губернатор региона:

«Усс — это чистой воды выходец из региона, который шел к губернаторскому посту с начала 1990 годов, и на седьмом десятке лет наконец добился того, к чему стремился. То есть его не поставили из Москвы, федерального центра, на ресурсно-привлекательный регион. Когда такой назначенец подставляется, защитить его фактически некому. И есть вторая причина, объективная: дело в том, что власть сейчас испытывает очень серьезный кризис легитимности, и она прекрасно понимает, что ситуация неустойчивая, что любой инцидент, который еще несколько лет назад мог бы повлечь умеренно негативные последствия, сейчас может спровоцировать очень серьезную волну недовольства. Как происходит сейчас, допустим, в Соединенных Штатах, — любой инцидент, который продемонстрирует некомпетентность власти, и неважно какой региональной или федеральной, может эту неустойчивую ситуацию окончательно свалить в сторону, невыгодную власти. К господину Уссу много вопросов накопилось еще со времени лесных пожаров, население было недовольно, а к губернатору возникали очень серьезные вопросы относительно нелегальных лесопилок в регионе и бенефициаров, так что ему сейчас все могут припомнить до кучи».

Тем временем после инцидента в Норильске Генпрокуратура возбудила три уголовных дела. Кроме того, в ведомстве сообщили о задержании начальника цеха ТЭЦ-3 по делу об утечке нефтепродуктов. По некоторым оценкам, ущерб от инцидента может достигать 100 млрд руб.

Владислав Викторов


Комментарии
Профиль пользователя