Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Reuters

Под жестким обличением

Обамагейт возвращается с новыми силами

Журнал "Огонёк" от , стр. 22

На минувшей неделе американские новости больше напоминали оперативные сводки: уличные беспорядки, погромы, всплеск нетерпимости и вражды — все это, казалось, отодвинуло и страхи перед эпидемией нового коронавируса, и уж тем более политические проблемы, которыми живет страна в год президентских выборов. «Казалось», однако, зря: радикалов на улицах быстро зачистят, разбитые витрины приберут, а вот интриги выборного года никуда не денутся. Не остынет и самое острое в повестке дня — Обамагейт.


Иван Лебедев


Фешенебельный бар The Kensington Wine Rooms, расположенный в центре Лондона недалеко от Гайд-парка, в эти дни продает еду только навынос. Как и другие британские рестораны, кафе и пабы, он ждет, когда власти разрешат ему открыться и возобновить нормальную работу после пандемии нового коронавируса. А почти ровно четыре года назад дождливым майским вечером в The Kensington Wine Rooms произошла встреча, положившая начало политическому скандалу, который не утихает и по сей день. Именно после тех событий ФБР США заподозрило людей из окружения Дональда Трампа в связях с Россией и начало против них расследование.



Потом были доклады спецслужб и спецпрокурора Роберта Мюллера, судебные приговоры и слушания в Конгрессе, попытка импичмента президента и отставки в Белом доме. Американцы по-прежнему убеждены, что Россия вмешивалась в их выборы в 2016 году, хотя сговора избирательного штаба Трампа с Москвой обнаружить не удалось. Тем временем ситуация изменилась, и теперь уже другой спецпрокурор расследует действия тех, кто заводил дела на помощников Трампа, республиканцы в Сенате планируют новые слушания, а демократы обвиняют их в «охоте на ведьм».

Сторонники Трампа считают, что в 2016 году администрация Барака Обамы с помощью спецслужб сначала пыталась помешать предвыборной кампании республиканца, а затем саботировала его первые шаги на посту президента и хотела доказать, будто его победа на выборах была незаконной. С подачи нынешнего хозяина Белого дома скандал получил название «Обамагейт» — он запустил в оборот это словечко, с энтузиазмом подхваченное консервативными СМИ, в своем обычном стиле, через Twitter. Запись появилась там после того, как Обама весьма нелестно отозвался о некоторых шагах нынешней администрации.

Открыто критиковать своих предшественников на президентском посту, даже если они принадлежат к другой партии, не в американских традициях, и Трамп ответил Обамагейтом, добавив, что речь идет о «крупнейшем политическом преступлении в истории Соединенных Штатов».

Демократы, естественно, утверждают, что никаких нарушений закона с их стороны не было, а Трамп просто пытается отвлечь внимание от серьезных проблем, с которыми не может справиться его администрация, в первую очередь от пандемии нового коронавируса и выступлений протеста в связи с гибелью афроамериканца Джорджа Флойда в Миннеаполисе. По подсчетам проекта GDELT, изучающего тенденции в мировых СМИ, в мае прореспубликанский телеканал Fox News упоминал в своих репортажах ФБР чаще, чем новый коронавирус.

«Вместо того чтобы помогать людям, они продолжают заниматься какими-то теориями заговора, которые уже доказали свою несостоятельность»,— заявил лидер демократического меньшинства в Сенате Чак Шумер.

Даже бывший спичрайтер президента-республиканца Джорджа Буша-младшего Дэвид Фрум высмеял Обамагейт, написав в Twitter, что это «примерно то же самое, как если бы Аль Капоне обвинил федеральную налоговую службу в неуплате налогов».

Леволиберальные СМИ призывают и вовсе не обращать на это внимания. По выражению популярного новостного сайта Vox, «Обамагейт — это чушь собачья».

Однако полностью игнорировать выпады в свой адрес демократы не могут. Тем более что республиканцы всеми силами стараются втянуть в этот скандал без пяти минут кандидата Демократической партии на ноябрьских выборах, бывшего вице-президента Джозефа Байдена. И поводов для обвинений у них в последнее время заметно прибавилось.

Под перекрестным огнем


В США продолжают всплывать архивные документы, которые четыре года назад использовались спецслужбами для преследования лиц из окружения Трампа, а теперь, наоборот, используются его сторонниками для раскрутки Обамагейта. В мае консервативная НПО Judicial Watch («Юридический дозор») опубликовала меморандум ФБР от 31 июля 2016 года о начале расследования якобы имевшихся связей избирательного штаба республиканца с Россией. Поводом для этого послужила встреча внешнеполитического советника кампании Трампа с послом Австралии в Лондоне, состоявшаяся в том самом баре The Kensington Wine Rooms.

Judicial Watch получила документ ФБР, затребовав его через суд от Минюста США на основании закона «О свободе информации». Речь идет о докладной записке сотрудника этого ведомства Питера Стржока, ставшей отправной точкой в деле Crossfire Hurricane. Его название, повторяющее слова из песни Jumpin’ Jack Flash группы The Rolling Stones, можно перевести как «ураган перекрестного огня».

Профессионалы, ознакомившиеся с рассекреченным меморандумом, считают, что достаточных оснований для начала расследования не было. По их мнению, дело базировалось на «предположениях», полученных через третьих лиц, а также на «самых слабых подозрениях». Поэтому под перекрестным огнем теперь может оказаться сам бывший контрразведчик и его непосредственные начальники.

Обстоятельства зарождения стихийного бедствия, обрушившегося на предвыборную кампанию Трампа, в общих чертах были известны и ранее, однако документ ФРБ проливает дополнительный свет на те события и позволяет взглянуть на них под другим углом. В центре «урагана», поднятого спецслужбами, оказался гражданин США Джордж Пападопулос, позиционировавший себя как специалист по вопросам международной энергетики и предложивший свои услуги штабу республиканца. Весной 2016-го он пересекся в британской столице с профессором Лондонской академии дипломатии Джозефом Мифсадом, бывавшим в России на заседаниях дискуссионного клуба «Валдай». Вернувшись из очередной поездки в Москву, Мифсад поведал своему новому знакомому, что у российского правительства есть «тысячи электронных писем», компрометирующих кандидата демократов Хиллари Клинтон.

А через 10 дней Пападопулос уже обсуждал в баре международное положение с австралийским послом Александром Даунером. Позже участники встречи описывали ее каждый по-своему, соглашаясь лишь в одном, что пили они в тот вечер джин с тоником. Так или иначе, Пападопулос поведал Даунеру о профессорских откровениях, а тот направил телеграмму в Канберру и через свое правительство оповестил американцев. Сейчас экс-советник кампании Трампа говорит, что совершил тогда свою «самую большую глупость».

К тому времени, когда Австралия сообщила все это Соединенным Штатам, организация WikiLeaks уже опубликовала похищенную кем-то переписку сотрудников Национального комитета Демократической партии (НКДП) и ФБР начало поиски виновных, задавшись известным вопросом: cui prodest? Кому выгодно? Под колпаком у спецслужб оказался не только Пападопулос, признавшийся впоследствии в даче ложных показаний под присягой и отсидевший две недели в тюрьме, но и другие люди из команды Трампа. Тем не менее никакого сговора между ними и Россией обнаружить не удалось, что позже подтвердил в своем докладе спецпрокурор Мюллер.

Может показаться, что расследование в отношении Пападопулоса было вполне логичным, ведь речь шла как-никак о президентских выборах. Однако эксперты убеждены, что оно было начато вопреки важнейшим правилам, действующим в ФБР, и поэтому вызывает немало вопросов, если не сказать подозрений.

Изучив по просьбе вашингтонского новостного портала Just the News («Просто новости») рассекреченный документ, бывший помощник директора ФБР Кевин Брок отметил, что в нем нет самого главного — фактических указаний на возможное нарушение закона.

Оно не отвечает «минимальным требованиям, традиционно предъявляемым при открытии уголовного или контрразведывательного расследования», подчеркнул специалист.

Когда Брока спросили, одобрил ли бы он начало подобного расследования, будучи помощником директора ФБР, тот ответил: «Да никогда в жизни». «Оно вызвало бы слишком большую настороженность в любом подразделении, поскольку не отвечало нашим стандартам в плане фактических данных»,— пояснил бывший контрразведчик.

Комментируя его выводы, президент Judicial Watch Том Фиттон заявил: «Теперь у нас появились новые доказательства того, что дело Crossfire Hurricane было мошенничеством, основанным на абсурдных слухах и домыслах. Этот документ служит экспонатом номер один в Обамагейте».

Признания под присягой


Дональд Трамп на пути ко второму президентскому сроку готов преодолевать любые препятствия и в состоянии нанести максимальный урон оппонентам

Фото: Tom Brenner, Reuters

Меморандум ФБР — не единственный документ, которым сейчас потрясают республиканцы, требуя сатисфакции. В мае спецкомитет по разведке Палаты представителей разместил на своем сайте материалы закрытых слушаний, проводившихся в 2017–2018 годах в связи с подозрениями относительно вмешательства России в американские выборы. В их числе оказались показания под присягой высокопоставленных чиновников из администрации Обамы, которые признавали, что у них никогда не было надежных данных о связях команды Трампа с Москвой. В связи с этим Белый дом в очередной раз задал вопрос: зачем тогда демократы инициировали расследование спецпрокурора Мюллера, который, потратив за два года более 30 млн долларов, в конце концов пришел к такому же выводу?

Среди 57 документов, выложенных на сайте спецкомитета по разведке, есть и беседа законодателей с Шоном Хенри, одним из руководителей компании CrowdStrike, занимающейся проблемами компьютерной безопасности и изучавшей незаконное проникновение в серверы НКДП. Весной 2016 года руководство Демпартии наняло ее, чтобы узнать, как произошла утечка служебной информации, нанесшей политический ущерб Хиллари Клинтон. Выводы CrowdStrike были переданы ФБР, а затем использовались в докладах спецслужб и спецпрокурора Мюллера.

Теперь выяснилось, что еще два года назад Хенри заявил на слушаниях, что у его компании никогда не было прямых доказательств вмешательства России в президентские выборы в США. «Мы сообщили об изъятии данных, основываясь на косвенных доказательствах»,— сказал специалист, который перешел в CrowdStrike из ФБР, где возглавлял отдел по борьбе с киберпреступностью.

Кроме того, Хенри рассказал, что НКДП нанял CrowdStrike не напрямую, а через юридическую фирму Perkins Coie — ту самую, которая в 2015 году дала задание вашингтонской компании Fusion GPS собрать на Трампа компрометирующие данные. Скандальное досье с вульгарными подробностями, над которым работал бывший британский разведчик Кристофер Стил, оказалось фальшивкой, но также было использовано в расследовании против людей из окружения Трампа.

«Недавно опубликованные показания Хенри еще не означают, что Россия не проникала в компьютеры НКДП,— отметил информационный портал Real Clear Investigation ("По-настоящему ясное расследование").— Но они четко показывают, что представители администрации Обамы, НКДП и другие лица ввели в заблуждение общественность, выдав в качестве установленных фактов ту информацию, которая, как им было известно, являлась неточной».

Ловушка для демократов


Кроме того, по требованию республиканцев в Сенате был обнародован список сотрудников администрации Обамы, которые в конце 2016 — начале 2017 года запрашивали у спецслужб информацию о генерале Майкле Флинне, собиравшемся занять должность помощника Трампа по национальной безопасности. Он совсем недолго продержался на этом посту и был вынужден подать в отставку, поскольку неверно проинформировал вице-президента Майкла Пенса о своем разговоре по телефону с тогдашним послом России в Вашингтоне Сергеем Кисляком. Буквально на днях в США была опубликована запись их беседы и выяснилось, что вопреки подозрениям демократов ничего предосудительного Флинн не говорил. В 2017 году против него были выдвинуты обвинения в даче ложных показаний ФБР, однако теперь Минюст предлагает освободить того от ответственности, поскольку следствие по его делу велось с нарушениями.

При этом республиканцы хотят выяснить, зачем администрация Обамы запрашивала информацию о Флинне и что она с ней делала. А среди тех, кто проявил повышенный интерес к личности генерала, был… Джо Байден — вероятный соперник Трампа на ноябрьских выборах, которого республиканцы мечтают сделать одним из главных фигурантов раздуваемого скандала.

Для Байдена это, пожалуй, даже опасней, чем обвинения в связи с недавней публикацией на Украине записей его телефонных разговоров с экс-президентом Петром Порошенко (напомним: в 2016 году Байден требовал уволить украинского генерального прокурора Виктора Шохина, затеявшего расследование деятельности газовой компании Burisma, в которой работал его сын Хантер). Война компроматов продолжается, и инициатива в ней сейчас принадлежит республиканцам.

Трамп заявляет, что это «только начало», и призывает следить за событиями, которые произойдут «в ближайшие недели». Намек прозрачный: в юридическом комитете Сената состоятся слушания, на которых вновь будет обсуждаться вопрос о том, как ФБР проводило операцию Crossfire Hurricane, и нужно ли было затевать еще и расследование Мюллера. Председатель комитета Линдси Грэм не поддержал призывы коллег вызвать для дачи показаний Обаму и Байдена, но пообещал подвести итоги слушаний к октябрю, то есть к самым выборам. Одновременно ожидается доклад на эту тему спецпрокурора Джона Дарема, действующего по поручению министра юстиции Уильяма Барра.

Газета Politico считает, что с помощью Обамагейта Трамп пытается в очередной раз заманить демократов в ловушку. Действует он по уже отлаженной схеме: выступает с провокационным заявлением, ждет ответной реакции противников, а затем старается устроить вокруг этого шумную перебранку и обвинить своих оппонентов во всех смертных грехах. Больше всего ему хотелось, чтобы скандал можно было назвать «Обама—Байденгейтом».

Байден старается не отвечать на эти выпады, демонстрируя «моральное превосходство» над своим противником, но положение у него тоже не слишком устойчивое. Согласно опросам, он лишь на несколько процентных пунктов опережает Трампа в общенациональном масштабе, и до выборов ситуация может измениться. Многое будет зависеть от состояния национальной экономики, а она вполне способна на неожиданности.

На днях всех удивил прогноз профессора Гарвардского университета Джейсона Фурмана, заявившего, что экономика США будет выходить из спада после пандемии по V-образной траектории и уже в третьем квартале ее ожидает стремительный рост. В Белом доме оценки авторитетного эксперта были встречены с ликованием, а в избирательном штабе Байдена — с изрядной тревогой. Тем более что Фурман — демократ, в 2013–2016 годах он возглавлял Совет экономических консультантов при президенте Обаме.

Поэтому не исключено, что «октябрьские сюрпризы» придется наблюдать в самых разных областях. И это будет как раз в американских традициях.

Комментарии
Профиль пользователя