Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Гуляй, масквина!

Как Сергей Собянин скомандовал москвичам «на первый–второй рассчитайсь!»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

27 мая президент России Владимир Путин встретился с мэром Москвы Сергеем Собяниным, который сообщил ему, что с 1 июня планирует открыть Москве ее нормальную, то есть всю эту сумасшедшую жизнь. О том, как будут гулять теперь москвичи, попарно или попеременно,— специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников.


— Должен сказать,— поделился московский мэр с президентом в начале встречи,— что в свое время, когда мы с вами советовались о принятии решения о раскрытии промышленности и строительства, у нас было, конечно, очень много не то что сомнений, а все-таки опасений, как это ляжет на ту ситуацию, которая у нас есть. Все-таки речь же идет о сотнях тысяч людей, которые возвращаются на производства.

Таким образом, опасения все-таки были. И в такой ситуации опасения отличаются от сомнений даже в лучшую сторону, так что вряд ли стоило поправляться. Ведь именно опасения рождают сомнения. И странно, если опасения есть, а сомнений при этом нет.

Возможно, в этом, впрочем, и состоит главный парадокс московской власти, позволившей ей держать город в том виде, в каком он находится сейчас.

— С 12-го числа,— продолжил господин Собянин,— у нас заработали практически все промышленные предприятия. У нас на 12-е число работали примерно 366, сегодня работают больше 700 основных предприятий — это основной костяк промышленности Москвы. У нас работали где-то около 150 строек, которые мы не останавливали: это метрополитен, железнодорожные стройки, ряд медицинских строек. Сегодня работают более тысячи площадок строительных, то есть практически строители пусть даже не в полном объеме, но начали работать почти на всех строительных площадках. Это детские сады, школы, поликлиники, жилье, деловое строительство, транспортное строительство и так далее.

Мэр имел в виду, видимо, все же не то, что работали детские сады и школы, как могло бы показаться и как многим показалось, а стройки на таких площадках.

— И одновременно,— добавил Сергей Собянин,— мы видели, как начало активно прибывать количество людей, которые ездят на общественном транспорте, на личных машинах. Ежедневный поток в Москве вырос почти на миллион человек. То есть люди, возвращаясь на рабочие места, конечно, увеличили вот это общение друг с другом, движение, перемещение по городу. И конечно, был риск, что у нас эпидемия начнет более динамично развиваться в худшую сторону.

Таким образом Сергей Собянин подтвердил самые смелые предположения, в том числе и мои. Риски, что будет болеть и умирать больше людей, виделись, опасения были, а сомнений в том, что надо так сделать,— не было.

То есть, грубо говоря, это была рулетка. И могла сложиться именно Спарта — с издержками в виде новых жертв этой эпидемии, причем в самой уязвимой части этого чудовищного водоворота людей, машин, пропусков, строек, масок и перчаток, опасностей и сомнений, то есть среди пожилых людей.

Но медлить, видимо, больше было нельзя. Поставили на «красное». А могло сыграть и «черное». Причем ведь самое черное.

— Для того чтобы минимизировать эти риски,— говорил Сергей Собянин,— компенсировать их, мы ввели еще более жесткие требования к работодателям и перемещению на транспорте, введя обязательный масочный и перчаточный режим… Что если ты заходишь общественный транспорт, в магазин, то ты должен быть в маске и перчатках. Конечно, мало кому такие требования нравятся (и мало кто их соблюдал, по крайней мере полностью, и уж точно с каждым днем все меньше.— А. К.), но результат-то есть: открывая работу огромного количества предприятий, увеличивая транспортные потоки… с другой стороны, более жесткие требования, предъявляемые к людям и гражданам и предприятиям, позволили добиться неплохих результатов. На мой взгляд, очень неплохих.

Или сыграло «красное», и эпидемия просто пошла (как и везде, где началась раньше) на спад после долгого, но не бесконечного роста?

Да, затормозили, кто спорит, но остановили ли, запустив предприятия и обязав носить маски и перчатки в магазинах и на транспорте?

Получалось, впрочем, что Сергей Собянин считает именно так:

— С 12-го числа (мая.— А. К.) по сегодняшний день у нас не то что выросло, а на 40% сократилось количество госпитализаций, тяжелых больных, что является ну таким… безусловным маркером! Потому что вот за эти две недели было бы явно видно, если бы что-то не так! Тогда количество людей бы просто прибывало в такой… серьезной прогрессии! Количество ковидных пневмоний… уменьшилось тоже на 40%! И количество вновь выявляемых больных ковидом уменьшилось более чем на 40%! Сегодня вообще по Москве был самый низкий показатель — 2140 человек! А раньше мы выявляли в пике более 6 тыс. человек!

Вывод при этом последовал однозначный:

— Все это позволяет нам сказать: те меры, которые мы приняли после 12 мая,— раскрытие промышленности, строительства и ряд других мероприятий одновременно с такими жесткими достаточно санитарными требованиями — позволили нам не только стабилизовать ситуацию, а значительно ее улучшить!

Московский мэр, тем не менее, жестко продолжал увязывать одно с другим в один уже просто немыслимый узел.

Впрочем, это все была прелюдия к главному:

— И сегодня уже можно говорить о следующих шагах выхода из кризисной ситуации. Что мы предлагаем? Мы предлагаем с 1 июня… ну отработать и в ближайшие день-два выпустить нормативные документы… С 1 июня раскрыть не только продовольственную торговлю, но и непродовольственную торговлю… Всю непродовольственную торговлю… На всякий случай — там работает около 300 тыс. человек! И плюс к тому у населения востребован целый ряд товаров, которые они не могут по электронной почте получить… Это целый сектор серьезных услуг и экономики!

Я сразу спросил, конечно, у главы Bosco di Ciliegi Михаила Куснировича, означает ли это, что с 1 июня, к примеру, в обычном режиме начнет работать ГУМ:

— Я очень на это надеюсь,— ответил господин Куснирович.— Мы находимся в режиме долгожданной готовности.

— Второе — это раскрыть часть бытовых услуг,— продолжал Сергей Собянин.— Это те, которые не требуют контактов непосредственно с человеком. То есть это прачечные, химчистки, ремонтные мастерские и так далее.

— Ну и, пожалуй,— усмехнулся Сергей Собянин,— самое важное для граждан… Ведь для многих эти месяцы, что они просидели дома, даже без прогулок… Очень важно получить возможность выйти, прогуляться по улице, в сквере, в парке и так далее (то есть можно еще далее? — А. К.)… Очень, конечно, важное… такое непростое решение…

Что предполагает второй этап ослабления карантина

Читать далее

Да, тяжело всему его естеству давались эти слова…

И все-таки, казалось, все никак не мог заставить себя это выговорить:

— Потому что если сказать, что вот давайте гуляем где хотим!..— в сердцах воскликнул Сергей Собянин,— и сколько хотим!.. То я очень боюсь, что на улицах Москвы будет… ну примерно как на первомайской демонстрации!

Он снова засмеялся:

— Ну такая… Очень непростая мера! Поэтому мы предлагаем…— и он наконец произнес это.— Поэтому мы предлагаем сделать это в тестовом режиме (ну хорошо, вы предложили, мы попробуем, скажите уже, что пробовать.— А. К.) и сделать как график, когда те или иные дома могут… Граждане, проживающие в тех или иных домах, могут выходить на прогулки… Здесь надо сделать максимально простую схему! Максимально простую и доступную!..

А вот такого еще не было! То есть Сергею Собянину все-таки удалось нас удивить. Будем гулять домами. По четным дням, видимо, четные, по нечетным — нечетные.

— Все-таки чтобы не все враз,— пояснил Сергей Собянин.— И вот так неделю-другую!..

Интересно, на какой стороне улицы Тверская находится правительство Москвы? Ах да, дом 13…

Да, это выглядело как-то уж очень беспрецедентно. То, что называется, Оруэллу и не снилось.

— И пожить-посмотреть, как ситуация будет развиваться! — констатировал мэр.— Я думаю: будет нормально все. Но надо, тем не менее, страховаться в этой истории!

— В целом должен сказать, что мы, на мой взгляд, контролируем ситуацию (а что, разве не все с этим согласны? — А. К.), и я уверен, что она будет улучшаться в Москве. Несмотря, конечно, на все «но»… Несмотря на все сложности. Несмотря на режим повышенной готовности… Но она будет улучшаться.

То есть вопреки даже повышенной готовности.

Президент не комментировал идеи насчет одно-двухнедельной подстраховки в виде поэтапных выгулов (или выгулов по этапу), это означало, что он согласен.

Сергей Собянин еще добавил, что теперь свободна половина созданного и имевшегося коечного фонда. То есть со следующей недели, пояснил мэр, в полной мере будет возвращаться плановая помощь.

— Видел, как вы лично переживали за ту ситуацию, которая складывалась в столице, как работала ваша команда,— ответил президент.— И что хотел бы в этой связи сказать… В целом работа и ваша, и все вашей команды, конечно, все было, все видели, здесь сбои неизбежны мелкие (это, видимо, об очередях на входе в метро месячной давности.— А. К.)… Но в целом работа была очень ответственной, взвешенной, каждый шаг продумывался… Что очень важно — вы действовали на опережение и не теряли времени…

Владимир Путин попросил помочь другим регионам медиками и оборудованием, и это, конечно, будет сделано.

Но я бы хотел посмотреть, как Москва будет маршировать на прогулках домами и кварталами.

Просто пожить-посмотреть. Своими глазами. Детям рассказать хоть. А, они же сами пойдут.

Да, и я же тоже.

Все пойдем.

Поднимемся и пойдем.

Андрей Колесников


Комментарии
Профиль пользователя