Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Если сидишь в бункере — сиди до конца

Как суды оценили проблемы участников споров во время пандемии

от

Режим самоизоляции и неопределенность «нерабочих дней» привели к тому, что многие участники судебных дел пропустили сроки на обжалование, что сократило их шансы в отстаивании своей позиции. “Ъ” попытался разобраться, какие причины пропуска срока для подачи жалобы арбитражные суды считают уважительными, а какие нет и какую роль при этом играет пандемия.


После введения президентом с 30 марта нерабочих дней в юридическом сообществе развернулась дискуссия о том, должны ли эти дни включаться в сроки для обжалования судебных актов. По общему правилу, установленному Арбитражным процессуальным кодексом (АПК), если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, то он автоматически переносится на следующий рабочий.

Исходя из буквального толкования АПК, многие юристы предположили, что сроки будут перенесены на первый рабочий день, который к тому же постоянно сдвигался новыми указами президента. Дополнительным подтверждением такой позиции стало и заявление секретаря пленума Верховного суда РФ (ВС) Виктора Момотова 11 апреля на ПМЮФ о невключении новых рабочих дней в сроки.

Конец дискуссии положил ВС в обзоре практики от 21 апреля, вопреки ожиданиям указав, что объявленные президентом нерабочие дни рассматриваются как рабочие и не останавливают течение процессуальных сроков. Получилось, что в отрезок времени для обжалования не включались лишь выходные (суббота и воскресенье) и праздничные дни. В результате у ряда участников споров сроки на обжалование оказались пропущены.

“Ъ” изучил судебные акты, вынесенные после окончания нерабочего периода арбитражными судами по вопросу о восстановлении процессуальных сроков.

Чаще всего речь шла о сроках для подачи апелляционной или кассационной жалобы, но иногда дело касалось пропуска пятидневного срока на обращение за мотивированным решением при рассмотрении дела в порядке упрощенного производства.

Во-первых, выяснилось, что ряд участников споров, пропустивших срок, вообще не подавали ходатайств о его восстановлении, в связи с чем суды вернули их жалобы без рассмотрения. Среди таких лиц обнаружились как частные организации (пропущены сроки для апелляции — ООО «Промгеосевер» по спору с таможней, ООО «Корона» по спору с ИП Евгением Кошечкиным о взыскании долга; пропущены сроки для составления мотивированного решения суда — ООО АМК по спору с ООО «Марка» о просрочке поставки, ПАО «Тамбовская энергосбытовая компания» по делу с ООО «ЖКХ Моршанск» о взыскании долга за электроэнергию и др.), так и государственные (пропущен срок для апелляции — Агентство по закупкам департамента здравоохранения города Москвы по спору о взыскании неосновательного обогащения с подрядчика по госконтракту).

Во-вторых, при наличии такого ходатайства суды, ссылаясь на одни и те же акты (указы президента, обзоры ВС и процессуальные кодексы), приходили к противоположным выводам о влиянии ограничительных мер и нерабочих дней на возможность подачи жалобы в срок.

Почему продлевают сроки


На данный момент можно говорить о том, что суды в большинстве случаев стараются идти навстречу заявителям и восстанавливать сроки на обжалование. При этом чаще всего в судебных актах не говорится о конкретных причинах, которые препятствовали лицам вовремя обратиться с жалобой.

В основном суды лишь проверяют, не истек ли предельный шестимесячный срок для обжалования, ссылаются на процессуальные нормы о сроках, разъяснения ВС и на принятые противовирусные меры.

Возможно, конечно, что объективные помехи для заявителей были изложены в их ходатайствах, но суды эти доводы не приводят.

Примером одного из самых кратких объяснений может служить определение от 15 мая Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда. При подаче жалобы через электронный сервис «Мой арбитр» 30 апреля ООО «Судоходная компания "Вектор"» заявила ходатайство о восстановлении истекшего 24 марта (еще до введения нерабочих дней) срока, ссылаясь на разъяснения ВС и Совета судей.

«Рассмотрев ходатайство заявителя, суд, принимая во внимание неистечение шестимесячного срока, считает возможным его восстановить, поскольку признает причину его пропуска уважительной»,— все, что говорится в судебном акте о мотивах.



Арбитражный суд Поволжского округа тоже ограничился кратким описанием того, что ходатайство конкурсного управляющего ООО «Торговый комплекс» «мотивировано введенными в государстве мерами по противодействию распространения новой коронавирусной инфекции». «Оценив обстоятельства, приведенные в обоснование ходатайства, в целях реализации заявителем права на судебную защиту, суд считает возможным его удовлетворить»,— резюмируется в судебном акте. Сами обстоятельства, а также даты истечения срока и фактической подачи кассационной жалобы суд предпочел не указывать.

Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд восстановил сроки по ходатайству ООО «Сфера» с более внятным объяснением. Крайней датой для обращения было 1 апреля, но компания направила жалобу лишь 13 мая, объяснив, что в нерабочий период у нее не было возможности получить доступ к оргтехнике и другим средствам, необходимым для составления жалобы. Суд в итоге согласился, что ограничительные меры в связи с пандемией являются уважительным обстоятельством. Процессуальные сроки, пропущенные «в связи с введенными мерами по противодействию распространению новой коронавирусной инфекции (ограничение свободного перемещения граждан, их нахождения в общественных местах, государственных и иных учреждениях, изменения в работе органов и организаций), подлежат восстановлению».

Похожая мотивировка при восстановлении срока дается и в определении от 14 мая Второго арбитражного апелляционного суда по жалобе финансового управляющего Александра Ангелова в рамках банкротства Светланы Ноздряковой. Суд расценил введенные ограничительные меры против COVID-19 как уважительную причину, при этом не приводя данных, когда закончился срок и на сколько заявитель опоздал.

Иногда в обоснование восстановления срока ложатся нерабочие дни, хотя ВС и признал, что они сами по себе не являются основанием для продления. Так, срок для апелляции АО «Восточно-Сибирское аэрогеодезическое предприятие» (Иркутская область) истек 3 апреля, а жалоба была подана через систему «Мой арбитр» лишь 1 мая. Четвертый арбитражный апелляционный суд отметил, что надо учитывать не только продолжительность пропущенного срока, но и реальную возможность подачи жалобы, «чтобы не допустить несоразмерного нарушения прав других сторон и дестабилизации делового оборота». Затем суд напомнил необходимости соблюдения права на судебную защиту и сослался на нерабочие дни с 30 марта по 30 апреля (хотя они длились до 11 мая, и жалоба была подана в нерабочий, причем праздничный день). И в итоге, поскольку срок обжалования судебного акта пришелся на указанный период (из месячного срока на нерабочий период пришлось пять дней), суд считает возможным его восстановить, называя причину пропуска уважительной. Аналогичным образом тот же суд восстановил срок для жалобы ООО ОМ из Оренбургской области.

Восемнадцатый арбитражный апелляционный суд признал ограничения на передвижение основанием для восстановления срока, истекшего на первой объявленной нерабочей неделе. Жалоба конкурсного управляющего ООО «СДЦ Строй» была подана через «Мой арбитр» 30 апреля (срок закончился 2-го). «Введение правовых режимов, предусматривающих ограничения свободного перемещения граждан, их нахождения в общественных местах, государственных и иных учреждениях, предполагает возложение на граждан обязанностей публично-правового характера», принимая во внимание также нерабочие дни и разъяснения ВС, суд счел причины пропуска срока уважительными.

Почему не продлевают сроки


Число отказов восстановить срок для обжалования судебных актов пока меньше, чем количество случаев продления. Чаще всего отказы получали те, у кого процессуальные сроки истекли еще до нерабочего периода или в первые такие нерабочие дни.

Так, АС Уральского округа от 14 мая пресек попытку ООО «Элитсервис» восстановить срок, который истек 23 марта, до начала нерабочего периода. Направив жалобу только 21 апреля, компания ссылалась на объявление ВОЗ пандемии 11 марта, на предписание ВС и Совета судей от 18 марта и на указы президента о нерабочих днях. Суд отметил, что в данном случае пандемия и последовавшие ограничительные меры не мешали заявителю подать жалобу вовремя, а «произвольное восстановление процессуальных сроков противоречило бы целям их установления», при этом ни одного объективного препятствия для обжалования не выявлено. «Ссылки на объявление президентом РФ нерабочих дней не имеют отношения к вопросу, поскольку данные меры приняты за пределами срока подачи жалобы»,— резюмировал суд.

Кроме того, по мнению судов, если жалоба в итоге была направлена через электронный сервис «Мой арбитр», то ничто не мешало сделать это вовремя, независимо от того, какой режим работы был установлен в суде в этот период. Так, Арбитражный суд Северо-Западного округа 15 мая отказал Кулевскому Г. В. в восстановлении срока, посчитав, что жалоба, заявленная 6 мая через систему «Мой арбитр», могла быть подана таким же образом в отведенное законом время — до 13 апреля. Господин Кулевский в свое оправдание ссылался на плохое самочувствие в период ограничительных мер и на то, что в данном суде до 30 апреля был приостановлен прием документов через канцелярию. На это кассация заметила, что введенные ограничения продолжали действовать и на момент фактической подачи жалобы, а режим работы суда никак не влиял на возможность обжалования через интернет.

Похожую позицию занял и Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд, 13 мая отказавший в восстановлении срока ИП Михаилу Скородумову. Жалоба была направлена через «Мой арбитр» лишь 30 апреля, тогда как срок истек за 20 дней до этого. Суд указал на отсутствие доказательств, что введенные из-за пандемии ограничения мешали предпринимателю подать жалобу вовремя, а «необоснованное восстановление процессуального срока нарушает принцип равноправия участников арбитражного процесса».

Есть примеры и более жесткого подхода судов, когда ограничения на работу почты и передвижение граждан не были сочтены уважительной причиной. Например, Четвертый арбитражный апелляционный суд отказался восстановить срок финансовому управляющему должника Мишарину И. Л.— десятидневный срок на апелляцию истекал 6 апреля, но жалоба была направлена управляющим по почте лишь 24 апреля.

Заявитель оправдывался тем, что из-за ограничительных мер он посещал офис, банк и почту «только по безотлагательным вопросам, к которым относятся, в том числе снятие и выдача должникам денежных средств, принятие мер к сохранности имущества».

Кроме того, для составления жалобы ему требовались документы о деятельности должника, однако ознакомление с материалами дела в этот период было невозможно, и он был вынужден затребовать документы у должника из Саянска, но почтовые организации там не работали. Суд на это заметил, что в силу своей профессиональной деятельности управляющий не мог не знать о сроках обжалования, а совершение фактических действий для получения документов им не доказано. Ссылки на проблемы с почтой тоже не убедили суд, так как можно было подать жалобу иными способами, к тому же в итоге она была направлена в период ограничений.

Гарантий успеха никто дать не может


Большинство опрошенных “Ъ” юристов склоняются к тому, что восстанавливать сроки всем подряд несправедливо, но, учитывая эпидемиологическую ситуацию, судам стоит мягче отнестись к заявителям. «Я являюсь противником восстановления сроков и считаю, что это должно происходить в исключительных случаях. Но с учетом непреодолимого, стихийного и чрезвычайного характера пандемии, включая гуманитарный и психологический аспект, суд должен лояльно относиться к вопросу восстановления сроков, кроме случаев явной недобросовестности»,— говорит управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай.

По его мнению, «если истечение срока произошло во время объявленных карантинных мер и изоляции, то суд должен применять минимальный стандарт доказывания уважительности причин».

В вопросе о причинах неподачи ходатайств о восстановлении срока у юристов разные мнения. Учитывая нормы АПК и заявления официальных лиц, большинство участников судебных процессов вплоть до обзора ВС 21 апреля добросовестно полагали, что в соответствии с законодательством процессуальные сроки будут переноситься на рабочие дни, говорит партнер МЭФ PKF Александр Овеснов. По его мнению, отсутствие ходатайств чаще связано именно с этим — заявители просто считали, что срок не пропущен. Впрочем, Юлий Тай полагает, что это может объясняться и правовой неграмотностью, и рекомендует при любом, даже формальном пропуске срока всегда подавать ходатайство о его восстановлении, «так как суд не может сделать это по своей инициативе, даже если причина сверхуважительная». Его мнение разделяет партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов, добавляя, что такие заявители «полагаются на авось и проявляют фундаментальное незнание процессуальных норм».

Восстановление судами сроков без приведения конкретных причин, помешавших заявителю обратиться с жалобой вовремя, юристы объясняют отчасти недостатками мотивировки, отчасти желанием суда помочь стороне. При этом Александр Овеснов указывает, что жестких требований к таким определениям суда о сроках закон не содержит, «вопрос о глубине и степени мотивировки фактически находится на усмотрении судьи».

Юлий Тай добавляет, что любое восстановление срока одной стороне крайне неблагоприятно сказывается на правах противоположной, это не должно происходить автоматически, нужны мотивы и основания такого решения. «Когда вместо мотивов указаны общие фразы и нет оценки обстоятельств пропуска срока и доказательств, нельзя понять и оценить законность, обоснованность судебного акта, а следовательно, не возникает ни правовой определенности, ни доверия граждан к решениям судов»,— поясняет господин Тай.

По мнению Станислава Данилова, суды в этих случаях, вероятно, отдают приоритет праву на судебную защиту перед процессуальным формализмом, поэтому «прощают заявителям тот факт, что они растерялись в непростой период». Господин Овеснов замечает, что суд чаще восстанавливает срок, когда все время, отведенное на подачу жалобы, пришлось на режим ограничений и «нерабочие дни».

Юристы обращают внимание, что за восстановлением сроков обратились не только добросовестные лица, но и те, кто увидел для себя возможность получить преимущества благодаря пандемии. «У целого ряда заявителей, которым было отказано в восстановлении срока, основная часть процессуального срока лежала за пределами карантинных ограничений и "нерабочих дней", и лишь окончание срока попадало на этот период. Этот фактор судьи не посчитали уважительной причиной»,— отмечает Александр Овеснов.

Станислав Данилов полагает, что заявителю жалобы стоит быть последовательным: «Весь апрель были нерабочие дни, действовали ограничительные меры. Заявитель должен был подать жалобу, к примеру, до 2 апреля, но подал ее 22-го, хотя к этой дате ничего не изменилось — опасность не снизилась, меры не сняли. В этом случае заявитель может просто прикрывать свое опоздание введением мер». По мнению господина Данилова, было бы логичнее прийти в суд после окончания нерабочих дней и сказать: «Я сидел в бункере, вот моя жалоба».

Большинство юристов считает, что в текущих условиях наиболее удобным и безопасным является направление жалобы через сервис «Мой арбитр», при этом следует тщательно объяснять суду причины пропуска срока и невозможности подачи документов по интернету. Если сроки пропущены именно по причине введенных в связи с коронавирусом мер, суд, скорее всего, пойдет вам навстречу. «Суд должен проявлять человечность, а не излучать равнодушие и жестоковыйный формализм, ведь речь идет о жизни и здоровье людей»,— считает господин Тай.

Партнер BMS Law Firm Денис Фролов напоминает, что конкретного списка уважительных причин не существует, но чем больше доводов, аргументов и доказательств вы приведете, тем больше шансов будет на восстановление срока. «Например, участник спора находится в другом регионе с более жесткими ограничениями или компания прекратила деятельность, перевела сотрудников на удаленную работу, закрыла офисы, и нет доступа к документам»,— перечисляет господин Фролов.

Впрочем, гарантий успеха никто дать не может — судьи оценивают уважительность причин субъективно, кто-то относится более формально, кто-то более лояльно. «Единственное, что можно здесь посоветовать,— действовать по закону,— говорит Станислав Данилов.— Не подавать абы какие ходатайства без доказательств, а подходить к вопросу серьезно, не следовать тому, что увидели по телевизору или прочитали в указе президента, поскольку не указ президента определяет порядок процессуальных действий в арбитражных судах».

Арбитражная группа


Комментарии
Профиль пользователя