Коротко

Новости

Подробно

Фото: Ying Tang / NurPhoto / AFP

После битвы за Берлин

Германия начинает приходить в себя

от

Германия возвращается к нормальной жизни, нарушенной пандемией коронавируса. Что думают немцы об отмене карантинных мер, спасет ли это от разорения местный бизнес и что вызывает наибольшее раздражение у людей, переживших почти два месяца самоизоляции, изучила корреспондент «РИА Новости» в Берлине Ангелина Тимофеева — специально для “Ъ”.


Непродовольственные магазины, школы, парикмахерские, общественные спортивные и детские площадки, музеи, выставочные центры, галереи и мемориалы, а также ботанические и зоологические сады вновь открылись в Германии еще в начале мая. Вскоре после этого возобновили работу рестораны и кафе, в отдельных регионах вновь заработал отельный бизнес.

Снят контроль на границах с Данией и Люксембургом. Правительство ФРГ надеется, что восстановить докризисный порядок передвижения в шенгенской зоне можно будет с 15 июня.

Хотя крупные массовые мероприятия запрещены до 31 августа, улицы германской столицы оживают.

Кто-то продолжает повсюду носить защитную маску, но, согласно требованиям властей, обязательно прикрывать нос и рот нужно только в магазинах и в общественном транспорте.

Если в магазинах это правило исполняется практически на сто процентов, то в общественном транспорте дела обстоят иначе. К примеру, бездомные, которых в Берлине, по официальным данным, около 2 тыс., а по неофициальным — в пять раз больше, расхаживают по станциям и вагонам метро, а также городских электричек, не прикрывая лица. При этом они еще просят у пассажиров денег «на кусок хлеба». Хотя берлинцы обычно охотно подают обездоленным, особенно если они сопровождают свои просьбы пением или раздачей бесплатной периодики, сегодня можно нередко наблюдать, как пассажиры стараются отодвинуться подальше от обратившегося к ним бездомного.

Нередко в общественном транспорте можно видеть молодых людей, которые прикрывают маской только рот, оставляя нос открытым, или стягивают ткань полностью под подбородком. Маска при этом остается висеть на ушах, но, конечно, ничего не прикрывает. Таких людей называют «ковидиотами», учитывая, что они нарочито игнорируют предупреждения, направленные на защиту личного и общественного здоровья и безопасности. Мотивы такого поведения — бравада, протест против «ограничения личной свободы». Однако открытого возмущения у других пассажиров такие люди, как правило, не вызывают.

Магазины по-прежнему вынуждены ограничивать число покупателей, одновременно присутствующих в зале. Учитывая это, перед входами в торговые точки почти повсеместно выстраиваются очереди. В основном они состоят из молодежи, самые длинные очереди — возле спортивных магазинов, велосалонов, торговых залов сетевых одежных брендов типа Zara и H&M.

Примерочные закрыты полностью или частично — покупателям предлагают мерить вещи дома и обменять их, если вещь не подошла.

Люди жалуются на духоту — передвигаться в магазине можно только в защитной маске. Все больше нареканий вызывает и то, что кассиры сидят в зале с незащищенными лицами.

На самом деле практически все кассы были прикрыты с начала карантинных ограничений специальными пластиковыми щитами, разметка возле них не позволяет покупателю приблизиться к работнику магазина, и это дает многим владельцам основание позволять кассирам работать без масок.

Парикмахерские и маникюрные салоны работают по предварительной записи. Посетителей после почти двухмесячного перерыва все еще много. Мастера в зале работают строго в защитных масках. На дверях салонов часто висят объявления с просьбой не заходить самостоятельно внутрь, оставаться на улице до появления персонала. Посещение парикмахерской, например, в берлинском районе Штеглиц происходит так: закрепленный за посетителем мастер впускает клиента внутрь, брызгает ему на руки дезинфицирующим средством. Затем клиенту предлагается снять защитную маску, в которой он зашел в салон, и получить новенькую маску из рук мастера. Клиент обязан ее надеть и только потом проследовать к креслу для стрижки.

Многие берлинцы с нетерпением ждали открытия заведений общепита. Особенно долгожданным стало возобновление работы небольших пивных и кафе.

Чтобы понять, что значат в жизни обычных немцев такие места, достаточно сказать, что с марта в Берлине можно было наблюдать сцены, когда у закрытых из-за пандемии забегаловок, расположенных, как правило, на первых этажах жилых домов, по вечерам собирались постоянные посетители.

Они приносили с собой по бутылке пива и выпивали принесенное прямо на ступенях любимого заведения, обмениваясь впечатлениями за день.

«Мы потеряли почти 80% оборота. Сейчас три человека работают вместо шестерых. Меры по поддержке, которые были приняты властями, помогли, но немного. Хотя сделано было все очень оперативно»,— рассказывает владелец ресторана в берлинском районе Кройцберг. По его словам, продажа блюд навынос, которая в незначительной степени практиковалась в ресторане и до коронавируса, применялась в ходе карантина широко, однако это не помогло покрыть общие расходы. Пока ресторан не достиг уровня предкризисных продаж, так как для этого «не хватает туристов из других регионов Германии и из-за рубежа».

В столице в последние годы наблюдался настоящий туристический бум: почти 14 млн человек посетили Берлин в прошлом году. Так что обширный рынок берлинского общепита в значительной степени зависит от этих приезжих.

Огромный зал с деревянными панелями известного пивного ресторана Alt-Berliner в районе Вильмерсдорф вечером почти пуст. Посетители занимают только столики, расставленные на тротуаре у входа. Вместе с меню официантка в защитной маске приносит анкету и шариковую ручку. Каждому посетителю предлагается указать дату визита, номер своего столика, свою фамилию, контактный телефон и электронную почту.

По замыслу властей эта информация должна передаваться в ведомство здравоохранения для установления лиц, находившихся в ресторане, если кто-то из гостей или сотрудников заболеет коронавирусом. Впрочем, большинство посетителей, пробегая анкеты глазами, откладывают их в сторону.


Комментарии
Профиль пользователя