Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Зарплата за здравие

Как зарабатывают главврачи и почему остальные медики недовольны

от

Российские страховщики вновь подняли тему непрозрачности расходов медорганизаций. Так, у них вызывают вопросы факты декларирования миллионных зарплат главврачей в сочетании с информацией о низких доходах практикующих работников. О существовании такого дисбаланса в регионах говорить не принято. В Екатеринбурге у главврачей крупных больниц средняя зарплата сейчас выше 200 тыс. руб. При средней зарплате по больницам около 50 тыс. руб. формально заработки руководителей находятся в пределах нормы. “Ъ-Урал” изучил справки о зарплатах главврачей больниц города и узнал у экспертов, как формируется средняя зарплата обычных врачей.


Около 60-90% доходов больниц составляют средства обязательного медицинского страхования (ОМС). При этом, если структура тарифа на медпомощь в ОМС понятная, как и структура большей части доходов больниц, то расходование средств внутри медицинских организаций остается непрозрачным, рассказал “Ъ-Урал” вице-президент Всероссийского союза страховщиков Дмитрий Кузнецов. Эта непрозрачность приводит к бесконечной дискуссии, достаточно ли денег в системе в принципе. У страховщиков вызывают вопросы факты декларирования миллионных заработных плат главных врачей и их заместителей в сочетании с информацией о с трудом достигаемых показателях зарплат практикующих врачей.

«Чем больше и технологичнее больница, чем выше ее доходы, тем выше вероятность, что зарплата главврача и руководящего состава будет существенно выше рынка. И в самой по себе высокой зарплате хорошего менеджера — если экономика больницы это позволяет — нет никакого криминала.



Проблемы начинаются там, где при таких параметрах зарплаты руководителей не выполняются параметры дорожной карты по зарплате врачей, где не хватает медикаментов или расходных материалов: все это является риском снижения качества и доступности медпомощи и, соответственно, вызывает обеспокоенность страховых компаний. Бороться с этим можно только повышая прозрачность всех расходов лечебного учреждения»,— объяснил господин Кузнецов

По его словам, решить проблему может курс на ускоренную цифровизацию здравоохранения, объявленный Минздравом России и федеральным фондом ОМС. «Думаю, эта мера позволит обеспечить информационный контроль за всеми расходами больницы, в том числе — порядком начисления зарплат, их объемом и, в конечном счете, сделает финансовую политику любой медорганизации более честной и предсказуемой»,— рассказал господин Кузнецов.

Главврачи

В регионах принято озвучивать только средние зарплаты врачей в целом, либо отдельно по больницам. По данным Свердловскстата, средняя зарплата врача в Екатеринбурге составляла в 2019 году почти 80 тыс. руб., среднего медперсонала — 44,5 тыс. руб., младшего — 38,1 тыс. руб. О том, сколько получают главврачи, публично практически не говорят. Хотя в Екатеринбурге действует постановление главы города №869 от 24 мая 2017 года, по которому все подведомственные учреждения мэрии должны публиковать справки о среднемесячной зарплате руководителя, заместителей и главного бухгалтера. На сайте мэрии это делают учреждения всех управлений, кроме горздрава. Но постановление разрешает размещать информацию на сайтах больниц. Найти эти справки на сайтах достаточно трудно, некоторые из них больницы выдали по запросу.

В целом зарплату и премирование главврачей Екатеринбурга устанавливает управление здравоохранения города. Согласно постановлению №869, зарплата главврача не должна быть выше шести зарплат работника больницы. Зарплату заместителям и сотрудникам главврач утверждает сам. «Управление здравоохранения администрации Екатеринбурга ежемесячно проводит мониторинг уровня заработной платы всех сотрудников каждого муниципального медицинского учреждения»,— сообщили в горздраве.

Согласно справке, у главврача центральной городской клинической больницы (ЦГКБ) №1 Дмитрия Айрапетова в 2019 году среднемесячная зарплата составляла 222,5 тыс. руб. У него четыре заместителя, средние зарплаты которых находятся в пределах 140-224 тыс. руб. Общий доход Дмитрия Айрапетова, задекларированный по итогам 2018 года, составил 4,5 млн руб. (декларации отдельно публикуются на сайте мэрии).

Среднемесячная зарплата главврача скорой помощи Екатеринбурга Игоря Пушкарева в 2019 году составила 230 тыс. руб. По итогам 2018 года он задекларировал более 3 млн руб. дохода. У господина Пушкарева семь заместителей со средней зарплатой в пределах 110-192 тыс. руб. В справке скорой помощи также приведены средние зарплаты у врачей (68 тыс. руб.) и фельдшеров (43 тыс. руб.). Средняя зарплата по учреждению составляет 42,2 тыс. руб., говорится в документе.

В справке центральной клинической больницы №40 указано, что ее главврач Александр Прудков в среднем зарабатывал 203,4 тыс. руб. в месяц (по итогам 2018 года задекларировал 3,9 млн руб.). У него 11 заместителей, их зарплаты составляют от 146 тыс. до 224,5 тыс. руб. В пресс-службе больницы рассказали, что средняя зарплата врачей составляет 84,4 тыс. руб., медсестер — 44,6 тыс., младшего медперсонала — 36,8 тыс. Средняя зарплата в больнице составляла почти 48 тыс. руб.

В 2019 году среднемесячная заработная плата главного врача центральной городской клинической больницы (ЦГКБ) №23 Вадима Юдина составила 218 тыс. руб. (задекларированный доход — 2,9 млн руб.). У него есть шесть заместителей, разброс их среднемесячной зарплаты – от 138 тыс. до 195 тыс. руб. Руководитель центральной городской больницы (ЦГБ) №2 Константин Савинов в справке за 2019 год указал, что в среднем в месяц получал 206 тыс. руб. (в 2018 году декларировал 2,4 млн руб.). Согласно данным сайта больницы, у господина Савинова пять заместителей, но в справке указан только один с зарплатой 128 тыс. руб.

Скромнее всех, судя по справкам, получает руководство Клинико-диагностического центра. У заслуженного врача России Якова Бейкина средняя зарплата в 2019 году составила 115 тыс. руб. (задекларировал в 2018 году 2,8 млн руб.), у него четыре зама с зарплатами в районе 70-80 тыс. руб. Среднемесячная зарплата главврача детской городской больницы № 8 Дмитрия Праздничкова составляла 126 тыс. руб., чуть меньше — в пределах 110-120 тыс. — получали его заместители, их семь. Главврач Екатеринбургского перинатального центра Сергей Мартиросян в среднем получает 180 тыс. руб., у него семь заместителей с зарплатами 160-185 тыс. руб.

Зарплата по статистике

В опрошенных больницах подчеркнули, что доходы руководства не превышают шести средних зарплат работника больницы, то есть, никаких нарушений нет. О том, как формируются средние зарплаты — вопрос отдельный. Сопредседатель межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие» (Москва) Андрей Коновал обращает внимание, что декларируемые средние зарплаты врачей (в России составляет 70 тыс. руб.) далеки от реальных.

«Радужная статистика выполнения "майских указов", которой отчитываются работодатели и региональные власти, складывается, прежде всего, из особенностей методики подсчета средних зарплат. Их считают из расчета не на ставку (установленную законом норму рабочего времени), а на физическое лицо, то есть со всеми переработками. Это, прежде всего, работа по совместительству. Обычное явление в здравоохранении, когда сотрудники работают на полторы, а то и на две ставки»,— рассказал господин Коновал. Кроме того, добавил он, обычным делом является дополнительная нагрузка в основное время работы, за которую доплачивают проценты к окладу. Например, участковый терапевт ведет прием пациентов с двух-трех участков, а не только со своего (это называется расширение зоны обслуживания), или врач выполняет работу по нескольким специальностям (совмещение должностей).

На статистику также оказывают влияние диспропорции в оплате труда. Медицинская элита, связанная, прежде всего, с оказанием высокотехнологической помощи, может, действительно получать серьезные деньги. «Численность таких сотрудников не велика, но их высокие зарплаты оказывают влияние на статистику»,— говорит Андрей Коновал.

Немалую роль играет несправедливое распределение фонда оплаты труда, добавляет он. Близкие и лояльные к руководству медучреждений должностные лица могут получать высокие надбавки, а иной раз и занимать вакантные ставки, реально на них не работая. «На уровне медучреждения обоснованность распределения значительной части стимулирующих выплат, которые составляют значительную часть зарплат, отследить сложно. Старые профкомы на уровне медучреждений часто подконтрольны главврачу, поэтому от них трудно ожидать отстаивания интересов работников, а новые, независимые профсоюзные структуры еще только поднимают голову в непростых условиях противодействия со стороны работодателей»,— рассказал господин Коновал.

Он подчеркнул, что начисление ряда стимулирующих выплат, хотя и должно происходить по утвержденным на уровне учреждения правилам, но де-факто зависят от воли руководства. Комиссии по их распределению, как правило, создают из «послушных людей».

«Сколько перепадет близким к администрации больницы и сколько пойдет тем, кто на переднем крае работы — это большой вопрос»,— отметил он, добавив, что стимулирующие выплаты самих главврачей утверждаются вышестоящим ведомствами (горздрав или региональный минздрав), которые своих «не обижают».



«Главврач по своему статусу — в целом довольно влиятельная фигура в местном сообществе и случайных людей там обычно не бывает. Назначение на эти должности зависит от личных связей, административного и даже политического ресурса, подвержена и влиянию коррупционного фактора»,— добавил господин Коновал.

Президент межрегиональной общественной организации «Лига защиты врачей» Семен Гальперин объяснил, что главврачи, например, часто «зарабатывают» на закупках.

«В каждой больнице всегда идет нескончаемый ремонт, который проводится силами фирмы, под которую пишется тендер. Всегда идут закупки оборудования и лекарств. Например, департамент здравоохранения муниципалитета указывает главному врачу, у какой фирмы он должен закупить лекарства, за это главврач получает свою долю. Это самая известная схема, которая работает по всей стране»,— рассказал господин Гальперин.



Он также подчеркнул, что ассоциация уже давно выступает за то, чтобы стимулирующие выплаты медперсоналу не учитывали при подсчете средней зарплаты. Считать, по его мнению, нужно только указные в трудовом договоре суммы. «Сейчас там указаны очень небольшие деньги. На словах врачу обещают стимулирующие выплаты, которые полностью зависят только от воли главного врача. Но все эти выплаты не должны иметь отношения к зарплате, они начисляются за работу, выполненную сверх своей основной обязанности. Мы давно говорим, что это мошеннические схемы начисления зарплаты (стимулирующие выплаты). Проверить это невозможно, их нет в договорах. В результате можно запутать любые подсчеты и выдать, что нужно. Не зря медикам часто дают подписывать документы, по которым они не имеют право разглашать свою реальную зарплату»,— добавил Семен Гальперин.

Татьяна Дрогаева


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя