Коротко

Новости

Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Зеленский боится конфликта с "патриотическим лагерем"»

Максим Юсин — об итогах первого года правления Владимира Зеленского

от

Если бы выборы президента на Украине состоялись в ближайшее время, главой страны снова стал бы Владимир Зеленский, — таковы результаты опроса социологической группы «Рейтинг». Завтра исполнится ровно год с момента прихода Зеленского к власти, и большинство опрошенных украинцев считают, что он справляется на «отлично», «хорошо» или хотя бы «удовлетворительно». Совершенно недовольны главой государства около трети населения. Обозреватель “Ъ” Максим Юсин задумался о том, как президентство Зеленского отразилось на российско-украинских отношениях.


Год назад, когда Владимир Зеленский, триумфально победив Петра Порошенко, стал президентом, многих и на Украине, и в России охватила эйфория. Казалось, что уж этот человек, дистанцировавшийся от порошенковских националистических эксцессов, выходец из тотально русскоязычного Кривого Рога, абсолютно не ассоциирующийся с радикальными патриотами, сумеет хотя бы частично восстановить то, что было обрушено за предыдущие пять лет.

И позитивные изменения действительно начались. Во-первых, возобновился диалог двух президентов. С Петром Порошенко Владимир Путин в последние годы вообще отказывался общаться и даже не отвечал на его телефонные звонки. Во-вторых, заметно смягчилась риторика, новый президент стал избегать выпадов в адрес Москвы, которые по поводу и без повода допускал его предшественник. В-третьих, российские власти перестали ждать провокаций типа попытки украинских военных судов пройти под Крымским мостом, — Зеленский явно не хотел играть на обострение. В-четвертых, удалось провести несколько раундов обменов пленными и заключенными. В-пятых, стороны сумели, в конце концов, договориться о газовом транзите. В-шестых, в отличие от Порошенко, Зеленский дистанцировался от чувствительной религиозной темы и не педалировал языковой вопрос. Лозунг прежней власти «Армiя, мова, вiра» («Армия, язык, вера») ему оказался не столь близок. И, наконец, в-седьмых, появился новый канал связи: заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак и нынешний руководитель офиса президента Украины Андрей Ермак сумели наладить взаимодействие и решить несколько деликатных вопросов. В общем, плюсов немало, и было бы несправедливо их не замечать.

Но обозначились и минусы, которых со временем стало становиться все больше. В Донбассе так и не удалось добиться прекращения огня, а войска отвели от линии разграничения лишь на трех не самых опасных участках, да и то с колоссальным трудом. Решения саммита «нормандской четверки» в Париже в декабре прошлого года так и остались на бумаге — Киев не выполнил и, похоже, не собирался выполнять полученное им «домашнее задание». Не изменил законодательство так, как это предусматривают минские договоренности по Донбассу.

Случилось это потому, что Зеленский боится конфликта с так называемым патриотическим лагерем — активным, часто экзальтированным, пассионарным меньшинством, которое не согласно ни на какие уступки, опирается на поддержку киевской и львовской национально ориентированной интеллигенции, монополизировало большую часть СМИ и готово при необходимости привлечь к акциям протеста радикальные группировки. Перед этим напором Зеленский и его команда оказались беспомощными и вынуждены идти на одну уступку за другой. Активистов из националистического лагеря, даже совершивших преступления, даже обвиняемых в убийстве, отпускают на свободу под давлением их единомышленников. Ни одно резонансное дело против соратников экс-президента до конца не доведено. Хотя именно Зеленский на предвыборных дебатах сказал Порошенко знаменитую фразу: «Я ваш приговор». Сейчас украинцы грустно шутят, что приговор этот оказался оправдательным. Депутаты от «Слуги народа», партии Зеленского, и «Европейской солидарности» Порошенко все чаще находят общий язык в парламенте, голосуя в унисон.

И, наконец, самым неприятным эмоционально-психологическим моментом для Москвы стали выступления Зеленского, посвященные 75-летию тех или иных событий Второй мировой войны.



Говоря об освобождении концлагеря Освенцим, он превозносил исключительно этнических украинцев, либо выходцев с Украины, участвовавших в этой операции. И совсем уж абсурдным, смехотворным с точки зрения истории стало заявление, из которого следовало, что войска 1-го Украинского фронта, Житомирской и Львовской дивизий Советской армии назывались так потому, что сформированы из жителей Украины. Болезненно были восприняты в Кремле и попытки Киева разделить ответственность за развязывание Второй мировой войны между нацистской Германией и Советским Союзом.

Все это оставило неизбежный осадок, повлияло на восприятие Москвой нового украинского президента. Конечно, таких негативных эмоций, как к Порошенко, к нему в Кремле едва ли испытывают. Но и надежд на достижение серьезных результатов в ходе диалога с ним, похоже, больше не питают. Не удивительно, что говорить об Украине Москва предпочитает с западными союзниками Киева, через голову нынешних украинских властей. Свидетельством чего и стал недавний визит в Берлин Дмитрия Козака.

Комментарии
Профиль пользователя