Коротко

Новости

Подробно

Фото: Глеб Щелкунов / Коммерсантъ   |  купить фото

Коронавирус перевел суды в онлайн

Почему заседания судов все чаще проходят в формате видеоконференций

от

Российские юристы призывают к онлайн-правосудию. Специалисты сообщили “Ъ FM”, что возвращение к традиционным заседаниям на днях привело к массе затруднений в работе. Суды во многих регионах начали открывать двери с 12 мая. Из-за мер безопасности в некоторые здания, например, не пускали без масок и перчаток. Выяснилось, что вести заседания в таком формате непросто, например, не все залы достаточно большие, чтобы обеспечить участникам социальную дистанцию. Кроме того, как на днях выяснил “Ъ FM”, у многих юристов начались проблемы с получением электронных пропусков. Все это привело к тому, что общения судей и адвокатов все чаще стали проходить не в зале, а в формате видеоконференций. Как скоро принять участие в заседании можно будет даже со смартфона? Выяснял Глеб Силко.


Пандемия вынудила многие суды перейти на онлайн-режим работы. Часть заседаний, где, например, спор был уже, по сути, решен и оставались некоторые формальные моменты и оглашение судьей решения, прошли удаленно. Участники таких заседаний говорят, что в целом формат вышел удачным, тем более, что в условиях пандемии на очных заседаниях соблюдать дистанцию и выступать в медицинских масках оказалось совершенно неудобно.

Зазвучали предложения о переводе российского правосудия на онлайн-рельсы. Это ведь еще и значительная экономия времени и денег. Но в уголовном правосудии речь идет о жизни и судьбе человека, подчеркнули все собеседники “Ъ FM” из числа адвокатов и юристов-представителей. Такая же позиция и у судейского корпуса: если гражданский и арбитражный процессы, можно и нужно проводить онлайн, то уголовные в таком формате грозят ошибкой, цену которой измерить невозможно, говорит федеральный судья в отставке Сергей Пашин:

«Когда я был судьей, мне важно было посмотреть в глаза всем участникам процесса.

И подсудимый воспринимает происходящее менее травматично, если он видит живого судью, этот судья с ним беседует, и процесс не сводится к диалогу говорящих голов. Поэтому правосудие, которому несколько тысяч лет, все-таки выработало определенные стандарты.



И технологии полезны при описании дел, а при осуществлении правосудия это не так хорошо».

Есть и много других, казалось бы, незаметных мелочей, которые также невозможно в полной мере учесть, если проводить заседание по видеоконференции, считает член Совета Федеральной палаты адвокатов Елена Авакян. Это также относится скорее к рассмотрению уголовных дел, где психологический момент крайне важен.

«Например, очень важно, как снимает камера, снимает ли она только портрет и видит только лицо на экране, или она снимает фигуру в целом, и мы можем за ней наблюдать. Есть ли возможность концентрироваться на лице, снимать крупные и мелкие планы, от этого тоже в том числе зависит реакция людей, которые принимают участие в правосудии-онлайн. Кроме того, обеспечение, я бы сказала так, свободы изложения на стороне, например, подсудимого. Мы же не знаем до конца, в каких условиях он находится. Мы видим камеру, видим его. Мы не видим всю целиком атмосферу. Мы не знаем, не стоит ли там перед ним, условно, человек с ружьем. Мы не знаем, не подают ли ему какие-нибудь знаки или еще что-нибудь угрожающего характера, заставляющие его давать те или иные показания или молчать. Не вынимая человека из вот этой прессинговой среды СИЗО, мы не можем обеспечить ему свободу изложения его мнений», — отметила Елена Авакян.

Часть процессов уже давно проходит онлайн, например, обвиняемые по уголовным делам нередко принимают участие в процессе по видеосвязи, но это оборачивается тем, что их почти никто не слушает или не реагирует должным образом, признаются юристы. Еще проблема онлайн-правосудия: все действия, которые совершаются в моменте на заседании, даже документооборот, говорит старший партнер московской коллегии адвокатов «Легис Групп» Сергей Никитенков:

«Если мы говорим про действующее время, то, конечно, очень странно будет, что в онлайн-режиме: “У меня есть ходатайство о приобщении документа” — “Да, давайте приобщим” — “Видите, я скан сейчас сделаю, вам направлю”. Не знаю, что он там положил в этот скан. Надо оригинальный документ посмотреть, то есть что это за скан, как это. То есть процесс изучения документов будет просто затягиваться, и одна из сторон будет этим пользоваться».

Визионеры давно прогнозируют, что юристов рано или поздно заменяет роботы, а судей — нейросети или вовсе искусственный интеллект. И сейчас получается так, что только они в итоге и смогут, пожалуй, в полной мере перейти на онлайн-правосудие. Ведь искусственному интеллекту едва ли придется заглядывать кому-то в глаза, чтобы, например, распознать ложь — машина и так все узнает наперед лишь по тембру голоса.

Российские юристы в целом неохотно приобщаются к новым технологиям в своей работе. Как писал портал «Право.ру», активно внедряют чат-ботов, юридических роботов только 9% специалистов.

Комментарии
Профиль пользователя