Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: EPA-EFE / Vostock Photo

Не время для красных дорожек

Как адаптируются к пандемии крупнейшие кинофестивали

Журнал "Огонёк" от , стр. 32

Коронавирус поставил под угрозу один из столпов мирового кинематографа — кинофестивали. О выживании сегодня задумались не только небольшие, но зачастую даже крупные киносмотры. На днях сдался и последний бастион — знаменитый кинофестиваль в Канне. Правда, не до конца.


Александр Пасюгин


Кинофестивали — один из столпов кинематографа, к ним привязаны кинорынки, без них был бы затруднителен кинопрокат. Кроме того, это часто единственное место, где участники отрасли могут встретиться друг с другом и вместе определить, куда двигаться дальше, да и связь со зрителем фестивали помогают поддерживать. Именно по этому важному звену в мировом кино коронавирус и ударил едва ли не сильнее всего.



Февральский Берлинале оказался фактически последним кинофестивалем, который успел пройти в привычном формате, до того как по всему миру стали вводить карантин. Уже с начала марта один за другим стали отменяться все кинофестивали подряд, были перенесены премьеры всех больших фильмов, включая «Мулан» и новый «Джеймс Бонд». Да и как бы они были возможны, если везде законодательно вводились ограничения на массовые мероприятия и вообще скопления людей?

Следующим на очереди был Канн, и вся индустрия замерла в ожидании: состоится там фестиваль или нет? Такое внимание понятно: это самый главный фестиваль в мире, самый влиятельный, с самым большим кинорынком, туда приезжает больше всего профессионалов. Системообразующее мероприятие в мире кино, даром что, в отличие от подавляющего большинства других смотров, билеты в Канн не продаются. Со стороны может показаться, что Канн имеет отношение только к авторскому кино, артхаусу для избранных, однако именно там Голливуд устраивает большие премьеры своих блокбастеров, привозит суперзвезд, на Каннском кинорынке заключается столько контрактов о прокате снятых и еще только задумывающихся проектов, сколько этого не происходит нигде…

Вот и теперь от Канна ждали решения, которое поведет за собой индустрию, но там не спешили.

Представители дирекции последовательно заявляли, что подготовка к фестивалю идет полным ходом и он обязательно состоится в том же формате, что и всегда. Это выглядело почти провокацией.

А с какого-то момента поведение Канна стало казаться авантюрой. Сначала во Франции запретили собираться более чем 5 тысячам человек — формально фестиваль не подпадал под это ограничение. Но правительство Франции выпустило еще один рескрипт — с ограничением до тысячи человек. Впрочем, и тут фестиваль не отреагировал, так как срок действия документа заканчивался 15 апреля. Потом Макрон сузил «петлю» до 100 человек, но Канн продолжал готовиться к фестивалю как ни в чем не бывало. Правда, ходили слухи, что организаторы ведут с городскими отелями переговоры о возврате денег гостям, если фестиваль не состоится. Все гадали: чем это закончится? Впрочем, даже если бы фестиваль провели, кто бы туда поехал в нынешних условиях?

Канн оказался перед непростым выбором.

Пройти онлайн? Слабый вариант. Ну хотя бы тем, что фестиваль всегда апологетически относится к самому классическому формату смотрения: большой экран, публика в зале, на премьерах красная дорожка с фотографами, фильм лично представляет творческая группа... К тому же Канн отстаивает интересы французской киноиндустрии и не соглашается брать в конкурс фильмы, которые выйдут сразу онлайн, минуя прокат. Да и не позволят участники конкурса выложить их работы в интернет, под каким бы лейблом это ни происходило.

Оставить датой проведения середину лета? Рискованно, это могут быть десятки миллионов впустую потраченных евро и огромные репутационные потери.

Отложить на несколько месяцев? Это выйти на перенасыщенные осень-зиму.

Отменить вовсе? Это значит проиграть конкурентам: Берлин состоялся в полном объеме, а к сентябрю, когда будут Торонто и Венеция, пандемия должна утихнуть (в чем уверены, кстати, далеко не все). Да и как быть с кинорынком, важнейшим ежегодным событием для отрасли? Дирекция фестиваля раздумывала…

Сначала было объявлено о переносе фестиваля ориентировочно на середину лета. А буквально на днях, 10 мая, представители Канна сообщили, что в этом году МКФ не состоится вовсе, третий раз за всю свою историю (еще были пропуски в 1948 и 1950 годах, по финансовым причинам). Зато в июне Канн объявит свою программу, единую, без деления на секции. Всем фильмам, в нее вошедшим, будет присвоен лейбл «Канн-2020», и с этим лейблом эти картины будут показываться на многочисленных осенних фестивалях, в том числе в Венеции, Торонто, Сан-Себастьяне и Нью-Йорке. Также они будут демонстрироваться в кинотеатрах, с которыми фестиваль ведет отдельные переговоры. Решение как минимум элегантное.

Альтернатива — онлайн


Февральский Берлинале оказался фактически последним кинофестивалем, который успел пройти в привычном формате

Фото: EPA-EFE / Vostock Photo

Каковы же альтернативы? Перенос фестиваля — дело неблагодарное и трудное. Нужно выбрать даты, чтобы не пересекаться с другими международными смотрами, определиться, где это можно будет сделать (мощности такого рода редко простаивают подолгу), передоговориться со всеми участниками, заново собрать бюджет… Ничего удивительного, что многие фестивали решили этого не делать, а состояться виртуально — в интернете.

Датский CPH:DOX, швейцарский Visions du Reel, Краковский МКФ и другие смотры провели онлайн-сеансы ряда отобранных картин, пусть и с ограничениями на просмотр и мерами безопасности, принятыми против пиратства.

Рынок отреагировал неоднозначно. С одной стороны, ничего принципиально нового в этом нет. Венецианский МКФ еще в 2012 году провел демонстрацию фильмов конкурса «Горизонты» параллельно в кино и онлайн, там можно было, например, первыми в мире посмотреть фильм Алексея Балабанова «Я тоже хочу». А есть фестивали, которые вообще проходят только онлайн… Словом, многие журналисты, когда начались карантинные меры, уже стали предвкушать, как они сэкономят деньги и посмотрят Каннский конкурс дома — по закрытым ссылкам, а может, кто знает, и по общедоступным. Ведущие мировые СМИ начали писать о том, что, пожалуй, и сам традиционный формат кинофестиваля с его красными дорожками, пресс-показами, премьерами морально устарел. Да что там: некоторые предсказывали, что теперь всем, включая Канн, придется переосмыслить свою организацию и стать как минимум частично виртуальными! Уже и кинопрокат стал давать поводы для таких разговоров: некоторые фильмы, рассчитанные на выход в кино, стартовали сразу в интернете — и неплохо стартовали, учитывая, что сидящее по домам население Земли стало потреблять куда больше онлайн-контента...

Однако была и другая сторона. Эксперты уверены: ни один блокбастер, минуя кинотеатры, никто не выпустит, потому что эти картины просто не окупятся. Сколько бы ни говорили о растущих прибылях стриминговых платформ, сотни миллионов производственных и рекламных затрат на проект вернуть очень трудно. Как ни странно, это относится и к куда более дешевым авторским картинам. А фестивали — важнейшая площадка для продвижения фильма, премьера привлекает внимание прессы, обеспечивая ему рекламу, призы жюри — тоже реклама, равно как и маркер для потенциальных дистрибуторов. Призы к тому же часто имеют денежный эквивалент, да и за сами показы картин фестивали тоже платят. Или вот малоизвестный широкой публике факт. Фильмы Каннской программы выходят в кино иногда через год после премьеры. Почему? Ответ простой: их пускают по другим, менее престижным, но платежеспособным фестивалям, которые платят за право показать картину из основного смотра.

— Мне видится вредным и безответственным решение ряда фестивалей пройти онлайн,— говорит программный директор фестиваля «Артдокфест» и отборщик нидерландского IDFA Виктория Белопольская.— Фестивали оказались озабочены собственной судьбой, а не судьбой отобранных картин, чем полностью вошли в противоречие с самими целями фестивального движения. Я не понимаю, что за муха укусила авторов новых докфильмов, которые согласились на онлайн-показы в рамках Visions du Reel или CPH:DOX. Но теперь я сомневаюсь, что эти картины возьмут, скажем, Лейпциг или Амстердам. Я думаю, что и цена покупки этих картин телевидением тоже драматически упала.

Но вернемся к Канну. Там также решили выйти онлайн — правда, лишь с кинорынком (проходит в рамках кинофестиваля). Он будет проведен в онлайн-формате в конце июня, и для него планируют разработать некую передовую платформу на базе сервиса Cinando. Тоже вариант.

Смотрим дома


В России крупных фестивалей не так много, но карантин, конечно, не мог их не затронуть. Прежде всего — это Московский международный кинофестиваль, который с недавних пор ежегодно проходит в апреле. По масштабу он несопоставим с Канном или Берлином, но для Москвы это событие крупное, не случайно дистрибуторы, по примеру Канна, начали устраивать на базе фестиваля премьерные показы блокбастеров уровня «Мстителей». Уже в марте стало ясно, что провести его не удастся хотя бы потому, что до 1 мая в Россию был запрещен въезд иностранных граждан, да и скорое прекращение работы кинотеатров уже в марте было очевидно любому профессионалу. Фестиваль перенесли на осень, причем сразу с точными датами в начале октября. Это связано с тем, что ММКФ — фестиваль класса «А», который работает в соответствии с регламентом ассоциации продюсеров FIAPF, это она раздает категории и следит за исполнением всех правил, включая то, что сроки различных фестивалей не должны пересекаться. Так что высока вероятность, что осенью фестиваль состоится.

Впрочем, в России есть и другой фестиваль категории «А» — «Послание к человеку», который проводится осенью в Санкт-Петербурге. В его конкурсе документальные и короткометражные фильмы, а в параллельных секциях много обычного игрового кино. Туда приезжают зарубежные гости, фестиваль уже превратился в одно из центральных событий культурной жизни города. Так вот там ситуация куда более плачевная, чем у ММКФ. По словам президента фестиваля Алексея Учителя, из-за экстренной ситуации с пандемией «Посланию» до сих пор не были выделены средства на проведение, фестиваль находится в зоне риска. Возможно, его в этом году не будет.

Наконец, «Кинотавр». Главный национальный кинофестиваль в Сочи, место светских вечеринок, главных премьер авторского кино, событие, проходящее с размахом и растущее каждый год. Например, в прошлом году «Кинотавр» «подарил» жителям Сочи большой бесплатный концерт Ленни Кравица, такое мероприятие потянет не каждый международный смотр. Его президент Александр Роднянский не раз заявлял, что не видит смысла переносить его в онлайн-формат. Что же сейчас? В настоящее время фестиваль перенесен на неопределенное время, возможно, на осень, но тут есть ряд трудностей. Фестиваль ассоциируется у его гостей с теплым временем года, купальным сезоном, который заканчивается в сентябре. А основная площадка фестиваля, театр «Зимний», перегружена другими мероприятиями, занята почти круглый год, и неизвестно, удастся ли расчистить место под фестиваль осенью так, чтобы всем это было удобно и чтобы не пересекаться, например, с ММКФ…

Все эти планы пока предварительные, никто не знает, как будет развиваться ситуация с коронавирусом. Например, в США индустрия готовится возобновить кинопрокат в июне-июле, разрабатывается новый график больших премьер для возвращения зрителей в залы. Но зрители, как в Ухане, могут побояться пойти в открывшиеся кинотеатры, не говоря уже о том, чтобы ехать в страны — рекордсмены по количеству заболевших. Тогда фестивалям, даже самым крупным, действительно придется пересмотреть свои форматы или отложить смотры на год.

К такому повороту даже своеобразная подготовка идет. Вот, например, тема бурного обсуждения в крупных индустриальных изданиях: есть версия, что именно январский «Сандэнс», главный американский фестиваль независимого кино, спровоцировал волну заболеваний коронавирусом в этом году. И цифры называются большие — более 100 тысяч человек. Специалисты отмечают: чтобы эта версия не «вжилась» в массовое сознание, необходимо, чтобы состоялся хотя бы один большой МКФ, и таким образом появился прецедент. Приходится, иными словами, доказывать: фестивали — это безопасно!

Комментарии
Профиль пользователя