Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы обязаны выпивать»

Михаил Ефремов, Владимир Лукин, Вадим Самойлов и другие о выпивке во время эпидемии

от

В мае исполнилось 35 лет антиалкогольной кампании в СССР. Министр здравоохранения Михаил Мурашко заявил, что потребление алкоголя за время самоизоляции выросло на 2–3%. “Ъ” спросил у политиков, предпринимателей, общественных и культурных деятелей, стали ли они больше пить во время эпидемии.


Михаил Ефремов, актер:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Иногда моя дочь разрешает мне кое-что, но все равно это меньше, чем раньше. Сейчас закрыты бары, пабы, а я не домашний алкоголик. Раньше можно было после репетиции или спектакля на час-полтора сходить и выпить, а потом прийти домой, где все уже спят. Сейчас же я дома с детьми, больше ответственности за все.


Владимир Лукин, зампред комитета Совета федерации по международным делам:

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

— Годы-то идут, и как можно больше пить? Хорошо сказал Губерман: «Стало сердце пошаливать скверно, стал ходить, словно ноги попутал. Больше пить я не буду, наверное, но и меньше, конечно, не буду». В свои годы я стараюсь придерживаться этого принципа.


Руслан Гринберг, научный руководитель Института экономики РАН:

Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

— Мы обязаны выпивать, и ничего плохого в этом нет. Бывает, правда, беда, что меры нет... Мне коллеги-казахи как-то сказали: «Вот вы, русские, во всем виноваты — водку нас научили пить, но не сказали, сколько надо». Отвечаю: «Мы сами ищем». Еще до коронавируса жила поговорка: «День вроде прошел хорошо, но на всякий случай надо выпить».


Андрей Орлов (Орлуша), поэт:

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

— У нас в стране люди уходят в алкоголь в любое время: как в рабочие дни, так и в выходные. Те, у кого нет денег, особенно те, кто потерял зарплату, по привычке пропили все за первую неделю самоизоляции. Для меня алкоголь — субстанция социальная. В недавнем стишке я написал: «Благодаря хвороносной заразе, нефть обнулилась до минуса, мля! Я бы купил, между прочим, в магазе водку за минус четыре рубля…». Но это — раздумья «лирического героя», а сам я не помню, когда покупал водку даже по существующим ценам. Я не пью, глядя в зеркало. Лица друзей в плохом качестве на экране телефона или компьютера вряд ли сподвигнут меня на лишний стакан. В связи с самоизоляцией проект «Господин хороший» переименован в «Господин заразный», и в качестве компенсации зрителям за перенесенные на неизвестный срок концерты мы снимаем ролики. На коленке, на простой фотоаппарат, в закрытом на карантин баре. Более пяти миллионов просмотров доказывают, что и с нулевым бюджетом можно дойти до зрителя. Заявляю для троллей и злопыхателей: снимаем совершенно трезвыми, при этом ни я, ни Ефремов, ни Васильев не получаем за это ни денег от тайных спонсоров, ни печенек от Госдепа. А после съемок пьем бурбон. Намного меньше, чем до эпидемии.


Леонид Попович, председатель совета директоров «Миллеровского винзавода», президент Союза виноградарей и виноделов России:

Фото: Станислав Тихомиров, Коммерсантъ

— Люди могут больше употреблять алкоголь в связи с самоизоляцией, но это их право, и надо разрешить людям поступать так, как они считают нужным. Если человек все делает правильно и вокруг не возражают — ну и пожалуйста, пей. А если он в результате принятия алкоголя начинает всем мешать, то с этим уже надо что-то делать.


Вадим Самойлов, основатель и лидер группы «Агата Кристи»:

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

— В первую неделю карантина состояние было расслабленное, и я не столько выпивал, сколько ел и поправлялся. А потом захотелось это прекратить, да и дел прибавилось — нужно жить, зарабатывать. Я помню своего деда, который рассказывал про наркомовские 100 грамм. В войну это был реальный способ согреться, оградить себя от инфекций, элементарно выжить. Зачем это сейчас людям, живущим в уютных квартирах в окружении десятков способов реализации своих возможностей?!


Элина Денисова, винный эксперт, член Российской и Московской ассоциаций сомелье:

Фото: из личного архива

— Эпидемия или нет, все зависит от того, как к вину относиться. Для кого-то это способ снятия стресса, возможность расслабиться или же элемент культуры, определенный ритуал с использованием специальных бокалов или часть рациона. На меня и мое окружение пандемия никак не повлияла в плане отношения к вину, а вот с неспециалистами сложнее. Поначалу показалось, что от стресса люди стали потреблять алкоголь больше, но позже этот тренд рассеялся. Во все времена вино — это прекрасный способ путешествовать, пусть даже не выходя из дома: изучать сорта, регионы, особенности.


Андрей Васильев, журналист, продюсер:

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ

— Уже 17 лет во время Великого поста я вообще не пью. Поэтому до 18 апреля была просто жесть. Сейчас я выпиваю, но значительно меньше, чем раньше, поскольку время провожу в основном дома, а пить «в одно рыло» никогда не любил. Так что благодаря самоизоляции я сэкономил очень много денег. Думаю, что на недорогую машину хватило бы.


Вадим Дробиз, директор центра исследований рынков алкоголя ЦИФРРА:

— Сейчас позволяю себе бутылку пива раз в неделю или несколько рюмок водки. Мне нельзя по здоровью, но я бы с удовольствием пил гораздо больше. Для нормальных людей алкоголь является хорошим допингом. На мой взгляд, научить человека получать такое же удовольствие от здорового образа жизни, как от алкоголя, из области несбыточных мечт вроде коммунизма.


Олег Жолобов, председатель комитета Мособлдумы по делам молодежи и спорта:

Фото: Московская областная Дума

— Не могу сказать, что я стал больше пить, к тому же сейчас очень много работы. А в молодости я, конечно, нарушал спортивный режим, и алкоголь являлся прекрасной возможностью расслабиться. Сейчас могу выпить бокал вина, бутылку пива, рюмку водки за торжество.


Группа «Прямая речь»


Комментарии
Профиль пользователя