Коротко

Новости

Подробно

39

Как в России планировали бороться с пьянством, но вместо этого боролись с трезвостью

Краткая история отношений государства с водкой

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 4

35 лет назад в СССР началась очередная антиалкогольная кампания: хотя она и запомнилась своей радикальностью, ее вряд ли можно было назвать изобретательной — к этому моменту в арсенале российской и советской власти были гораздо более остроумные и неожиданные способы борьбы с пьянством. Ни один из них, однако, не позволил решить проблему окончательно — самые эффективные меры каждый раз оказывались под запретом по экономическим, политическим или идеологическим причинам. Ульяна Волохова изучила 300-летнее противостояние государства и водки в России и составила краткий путеводитель по наиболее красивым проектам борьбы с пьянством и наиболее успешным мерам борьбы с трезвостью



1714: борьба с пьянством
Медаль вместо водки

Копия медали «За пьянство», изготовленная к юбилею Санкт-Петербургского общества попечительства о народной трезвости, 1914

Первая попытка государственной борьбы с чрезмерным употреблением алкоголя была предпринята, судя по всему, Петром I. Император узнал, что держатели уральских заводов Демидовы в наказание за пьянство выдавали своим рабочим медаль, пародирующую главную государственную награду — орден Святого апостола Андрея Первозванного. В отличие от миниатюрной восьмиконечной звезды, рабочим на шею вешали шестикилограммовую чугунную звезду с надписью «За пьянство». Такая профилактика чрезмерного употребления алкоголя Петру I понравилась, и в 1714 году он ввел это наказание на территории всей Российской Империи. Точный вес медали составлял 6,8 кг, еще около 1,5 кг весил обруч, с помощью которого в полицейском участке медаль крепили на шею пьянице так, чтобы ее острые концы упирались в грудь и живот. Носилась награда от недели до года — до тех пор, пока человек не давал публичную церковную клятву отказаться от алкоголя. Как долго это наказание применялось и каких результатов с помощью него удалось достичь, неизвестно, но государственных инициатив по борьбе с пьянством в России не было следующие полтора века.


1859: борьба с трезвостью
Запрет приговоров в пользу трезвости

Андрей Рябушкин. «Кабак», 1891

Фото: Андрей Рябушкин

В 1858 году население Российской Империи стало массово совершать так называемые приговоры в пользу трезвости — коллективно отказываться от употребления алкоголя. Участников этого движения, в основном крестьян, не устраивала ценовая политика питейных заведений. В Российской Империи действовала откупная система торговли алкоголем: купив у государства лицензию на продажу алкоголя, кабатчики могли сами устанавливать цены на него и нещадно взвинчивали их — если в начале 1850-х ведро водки стоило 3 руб., то к 1858-му цена выросла до 10 руб. Тратить такие огромные деньги (средняя зарплата рабочего в это время составляла 15 руб.) на выпивку крестьяне считали нецелесообразным и целыми деревнями объявляли о начале трезвой жизни. Так, например, полностью перестали пить в селе Карамышеве, принадлежавшем князю Меншикову. 1800 жителей села, прежде тратившие на выпивку порядка 40 тыс. руб. в год, в 1858 году отказались от алкоголя и не соглашались пить даже из бесплатных бочек, которыми кабатчики пытались вернуть своих клиентов. К весне 1859 года стало ясно, что движение трезвости пользуется у населения таким успехом, что угрожает экономике страны, и Министерство финансов издало распоряжение, предписывавшее местным властям не допускать приговоров о трезвости. На этот запрет крестьяне отреагировали мощной волной бунтов, прокатившейся по 15 губерниям. Протестующие разгромили более 260 кабаков, в некоторых районах бунт пришлось подавлять войсками. В результате около 11 тыс. человек было отправлено в ссылку или на каторжные работы, но движение постепенно сошло на нет.


1863: борьба с трезвостью
Запрет католических обществ трезвости

Пока в центральных губерниях шли «трезвые бунты», на Западе империи кампанию против пьянства развернула католическая церковь. Епископ Мотеюс Валанчюс велел подчиняющимся ему священникам дать обет воздержания от алкоголя и с 1858 года стал создавать при костелах общества трезвости. Прихожане клялись перед алтарем перестать пить и следить, чтобы не пьянствовали другие. Имена трезвенников вносили в специальную книгу, а тех, кто обет нарушал, прихожане наказывали — запирали в колокольне и иногда даже пороли. Всего за два года Валанчюс собрал в такие общества трезвости более 80% жителей Ковенской, Виленской и Гродненской губерний. Кампания оказалась даже слишком эффективной: в 1860 году налоговые поступления от продажи алкоголя в губерниях оказались меньше расходов на их сборы. Впрочем, судьбу проекта решила не экономика, а политика: после польского восстания в 1863 году гродненский, минский и виленский генерал-губернатор Михаил Муравьев увидел в антиалкогольной кампании средство консолидации католического населения, составлявшего в западных губерниях большинство, и, испугавшись возможных антироссийских выступлений, запретил общества и собрания, пропагандирующие трезвость, велев наказывать нарушителей штрафами, а в некоторых случаях и предавать военному суду.


1895: борьба с пьянством
Марки вместо водки

В 1894 году министр финансов Сергей Витте инициировал введение в стране винной монополии, а заодно — попечительств о народной трезвости. Они должны были заняться просвещением населения и организацией обществ трезвости и доступных развлечений, которые составили бы альтернативу выпивке. Одним из первых мероприятий этой кампании стало открытие безалкогольных пространств — чистых чайных, где можно было перекусить, почитать газеты, поиграть в шашки или шахматы, купить конвертов, бумаги и марок. Помимо почтовых марок в обращение ввели особые марки (или боны) обществ трезвости, которые в качестве оплаты за обед принимали дешевые столовые, бакалейные лавки и те же чайные. Обеспеченные горожане покупали такие марки и раздавали их в качестве милостыни и как оплату за мелкую работу, чтобы нищие и разнорабочие тратили их не на выпивку, а на еду. Инициатива пользовалась популярностью — во Владимирской губернии, например, при населении в 1,5 млн человек в 1905 году чайные и столовые приняли от посетителей более 2 млн таких марок в качестве оплаты за обед — и оказалась живучей: обменять марки на обед можно было в сотрудничающих с обществами трезвости столовых вплоть до конца нэпа.


1900-е: борьба с пьянством
Театр вместо водки

Второй задачей попечительств и обществ трезвости было создание сети досуговых центров для населения. С конца XIX века по всей Российской Империи массово открывались общедоступные и самодеятельные театры, сады для гуляний с аттракционами и народные дома с образовательными курсами, лекциями, библиотеками и детскими развивающими кружками. В Санкт-Петербурге, например, попечительством было открыто семь театров — к 1914 году в них сыграли 9518 спектаклей. Многие из них действительно поражали зрелищностью. Так, 15 августа 1913 года в летнем театре Петровского парка сыграли спектакль «Взятие Азова»: сценой для представления служил пруд, в центре которого соорудили макет Азова,— штурмовали остров ладьи с войском, в спектакле участвовали сотни актеров и несколько настоящих пушек. В конце город и турецкий флот сгорали прямо на глазах у зрителей, которых, как писала пресса, собралось в парке более 100 тыс. человек. Просветительские и досуговые инициативы попечительств и обществ трезвости имели свои результаты. Если в 1863 году, по данным Министерства финансов, на человека в год приходилось около 15 л водки, то к 1913 году эта цифра составила всего 3,14 л. Впрочем, более эффективным способом борьбы с пьянством оказался введенный в 1914 году сухой закон — благодаря ему годовое потребление водки на человека снизилось до 0,2 л.


1927: борьба с пьянством
Позор вместо водки

С 1921 года в РСФСР стали постепенно отменять сухой закон, унаследованный от царской России,— сначала разрешили торговлю вином, потом в продаже появилась водка, а вместе с ней вернулось и пьянство. Хотя идеологически употребление алкоголя не приветствовалось — пьянство считалось пережитком капитализма, но необходимость поддерживать экономику оказалась важнее. К 1927 году, однако, стало понятно, что чрезмерное употребление алкоголя плохо сочетается с задачей строительства коммунистического общества, поскольку изрядно подрывает трудовую дисциплину. Пьющий рабочий прогуливал смену, срывал сроки и делал брак. В качестве меры борьбы решено было использовать не только материальные ограничения, но и общественное порицание. В центре дворов предприятий и заводов стали устанавливать так называемые черные кассы — в них, на глазах у всего трудового коллектива и на несколько дней позже, чем остальным, выдавали зарплату пьяницам и прогульщикам. Для большего воздействия такие кассы делали в виде водочной бутылки или обклеивали карикатурами и лозунгами. Руководство предприятий отчитывалось, что черные кассы способствовали налаживанию трудовой дисциплины, а провинившиеся рабочие умоляли накладывать на них крупные штрафы, но не заставлять стоять в позорной очереди в такую кассу.


1928: борьба с пьянством
Дети против водки

В 1928 году в СССР было создано Общество борьбы с алкоголизмом. Одним из первых его проектов стали детские походы против пьянства. По всей стране на демонстрации выводили пионеров и октябрят с лозунгами «Требуем трезвых родителей!», «Вылить всю водку!», «Отец, брось пить. Отдай деньги маме», «Купите нам тетради, а не водку» и даже «Расстрелять всех пьяниц». Всего за 1928–1929 годы в СССР провели более 200 таких мероприятий в 100 городах страны, самое крупное прошло в 1929 году в Иркутске — на него пришли 15 тыс. детей. Многие из них шли на демонстрации с энтузиазмом. По оценке одного из руководителей ОБСА Юрия Ларина, в 1928 году на московскую семью из четырех человек в год приходилось 65 л водки, так что с проблемой алкоголизма дети были знакомы не понаслышке. Помимо масштабных демонстраций распространены были и более скромные мероприятия: часто в день получки пионеры устраивали митинги с антиалкогольными лозунгами прямо на проходных предприятий.


1928: борьба с трезвостью
Разгон общества чуриковцев

В 1928 году власти разгромили крупнейшее на тот момент трезвенническое движение в СССР — общество чуриковцев. Общество было основано в конце 1890-х самарским крестьянином Иваном Чуриковым. Вероучение общества сочетало в себе элементы православия и протестантизма, его члены придерживались вегетарианства, но главное — считали, что духовное спасение возможно только через трезвую жизнь. До революции чуриковцев то преследовали, то пытались легализовать, но большевики отнеслись к ним лояльно — общину зарегистрировали как коммуну, а в 1924 году даже наградили на сельскохозяйственной выставке. К концу 1920-х движение насчитывало более 100 тыс. последователей, в основном молодых ленинградских рабочих. Следуя учению Чурикова, они не только сами отказывались от алкоголя, но и пропагандировали свой образ жизни в пролетарской среде. Проблема была в том, что вместе с трезвенничеством они пропагандировали и христианское учение, что оказалось совсем некстати накануне начала масштабной антирелигиозной кампании. Коммуну разогнали в 1928 году — дом общины опечатали, землю и сельскохозяйственный инвентарь отдали совхозу, а в 1929 году арестовали самого Чурикова и его ближайших соратников.


1929: борьба с пьянством
Книга вместо водки

В 1929-м Общество борьбы с алкоголизмом объявило о Первом Всесоюзном розыгрыше «Книга вместо водки». По сути это была беспроигрышная лотерея, призванная привлечь внимание общественности к культурному досугу как альтернативе пьянок. За 30 коп. в газетных ларьках и книжных магазинах можно было купить лотерейный билет с цитатой из Ленина «Они (водка и прочие дурманы) поведут нас назад к капитализму, а не вперед к коммунизму» и получить по нему книгу или собрание сочинений на сумму от 25 коп. до 20 руб. в зависимости от выигрыша билета. На билетах было написано, что все вырученные от продажи лотерейных билетов деньги пойдут на поддержку культурных учреждений. Однако, судя по тому, что билетов было выпущено 2 млн, а заявленный призовой фонд составлял 600 тыс. руб., розыгрыш был самоокупаемым и главной его целью была пропаганда трезвости.


1929: борьба с пьянством
Искусство вместо водки

Еще одной попыткой Общества борьбы с алкоголизмом пропагандировать трезвость с помощью культуры стала «Антиалкогольная выставка» в Третьяковской галерее. Она состояла из двух частей: первая знакомила посетителей с темой алкоголя у западных и русских художников прошлого. Работы более 70 художников, в том числе Гогена, Пуссена, Пикассо, Перова, Ларионова из собрания Третьяковки, Музея нового западного искусства и Музея изящных искусств, и подробные аннотации к ним рассказывали, как несчастен и болен пьяница, как страдают его близкие и как капиталисты и церковь получают выгоду, спаивая народ. Из 104 картин только три были советского периода: пьянство преподносилось как пережиток капитализма, которому не место в социалистическом обществе. Вторая часть выставки была посвящена социальной гигиене — 80 плакатов, фотомонтажей и диаграмм наглядно демонстрировали масштабы смертности от алкоголя и губительность пьянства для советской экономики и морального духа советского человека. Выставка продлилась с сентября по декабрь и пользовалась популярностью, но насколько эффективной она оказалась с точки зрения пропаганды воздержания от алкоголя, сказать трудно.


1933: борьба с трезвостью
Разгон Общества борьбы с алкоголизмом

Деятельность Общества борьбы с алкоголизмом была довольно эффективной: если в 1928 году точек продажи алкоголя в стране было в три раза больше, чем мест для культурного досуга, то к 1932 году пропорция стала меняться в обратную сторону. Этому способствовало не только открытие новых площадок для отдыха, но и закрытие алкогольных лавок. Ни то ни другое не приносило государству денег, которых требовала начавшаяся в стране индустриализация. Еще в 1930 году Сталин писал Молотову, что ради наращивания военной мощи «нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки». К 1933 году решение о том, что торговля водкой станет источником финансирования промышленного скачка, было принято окончательно, и Общество борьбы с алкоголизмом разогнали, обвинив его членов в «узкотрезвеннической, не соответствующей своеобразию текущего момента» позиции и «создании в части рабочей, а также нерабочей массы ожесточенной враждебности к таким правительственным органам, как Наркомфин, Наркомторг, Госплан».


1934: борьба с пьянством
Кино вместо водки

Иосиф Сталин, Климент Ворошилов, Валериан Куйбышев, Лазарь Каганович, Сергей Киров, Серго Орджоникидзе и Михаил Калинин на встрече с работниками «Союзкинохроники», 1929

Фото: РИА Новости

Справедливости ради нужно отметить, что осуществление индустриализации за счет продажи водки не казалось советскому руководству идеальным решением проблемы. Скорее, его воспринимали как временную меру — до тех пор, пока не появится возможности полностью перейти на другие источники дохода. Среди альтернатив наиболее перспективным казалось кино. Идею о том, что фильмы смогут заменить советскому человеку водку, высказывал еще в 1923 году Лев Троцкий. В статье «Водка, церковь и кинематограф» он объяснял, что, в отличие от церкви, кино рассказывает каждый раз новые истории и дает новые впечатления, а потому способно стать главным массовым досугом, вытеснив и алкоголь, и церковь. Для этого требовалось лишь снимать больше фильмов. В 20-е годы производственных мощностей советского кино для осуществления этого плана было недостаточно: за отчетный период в 1927–1928 годах выручка от продажи водки дала бюджету 600 млн руб., в то время как прибыль от проката фильмов за 1926–1927 годы всего 20 млн. Тем не менее в 1934 году к проекту замены водки кинематографом решили вернуться: на встрече с начальником Главного управления кинопромышленности Борисом Шумяцким Сталин прямо заявил: «Вам надо серьезно готовиться заменять доходами от кино поступления от водки». Шумяцкий начал готовиться. По его подсчетам, к третьей пятилетке кинематограф должен был начать приносить СССР 1 млрд руб., для этого планировалось построить в Крыму производственную базу наподобие Голливуда и делать на ней по 200 фильмов в год. Реализовать амбициозный план, однако, не удалось. Во-первых, он и сам требовал огромных финансовых вложений, во-вторых, устройство советского кино сопротивлялось укрупнению: несмотря на постоянные призывы к увеличению количества кинопродукции, власть предпочитала работать с проверенными режиссерами, что сильно сокращало производственные возможности. Проект советского Голливуда так и остался проектом, а его идеолога Шумяцкого в 1938 году объявили контрреволюционером и расстреляли.


1963: борьба с пьянством
Товарищи против водки

В 1963 году партия, следуя оттепельной тенденции винить во всех проблемах недостаток общественной работы, предложила новый способ антиалкогольной борьбы. На пленуме ЦК КПСС было предложено ввести товарищеский суд для пьяниц. В его задачи входило публично увещевать и порицать провинившихся, заставлять их приносить извинения за эксцессы, произошедшие под воздействием алкоголя, а в случае нарушении трудовой дисциплины — предписывать предприятию перевести человека на низкооплачиваемую работу. Для тех, на кого товарищеский суд не смог повлиять, предусматривалось другое общественное воздействие — трудовой коллектив брал пьяницу на поруки и обязался перевоспитать. Этот способ борьбы с алкоголизмом оказался крайне неэффективен: если в 1960 году в СССР употребляли 3,9 л спирта на человека в год, то в 1970-м — 6,8 л.


1972: борьба с пьянством
Пиво вместо водки

В 1972 году ЦК КПСС и Совмин СССР решили бороться с пьянством вытеснением с прилавков водки другими напитками. Крепкий алкоголь заменили вином, слабыми ликерами, соками, квасом, минеральными водами и лимонадами, а также пивом, которое приравняли к безалкогольным напиткам. Алкоголь крепче 30 градусов планировали вовсе изъять из продажи, но в реальности результатом стало лишь сокращение его ассортимента: на прилавках остался по сути один вид водки, из-за логотипа, напоминавшего коленчатый вал, прозванный в народе «коленвалом». Купить ее можно было с 11 утра до 7 вечера за 3 руб. 62 коп. вместо прежних 2 руб. 87 коп. Приобрести водку стало сложнее, зато производство пива выросло настолько, что весь общепит стал постепенно превращаться в пивные. Чтобы добиться привычного опьянения, посетители пивных смешивали пиво с водкой, а в особенных случаях шли выпивать в бани — в парилке ерш давал еще более ощутимый эффект. Из-за этого бани стали настолько популярны, что стоимость их посещения повысили с 10 коп. до 80. Парадоксальная кампания по борьбе с пьянством с помощью пива породила волну народного фольклора и отразилась в культуре: в 1975 году, например, вышел фильм Гайдая «Не может быть!», в котором прозвучала песня «Губит людей не пиво», моментально ставшая гимном всех пивных. Как мера борьбы с пьянством пивная кампания провалилась и только усугубила проблему: к 1980 году 47% смертей в СССР были так или иначе связаны с алкоголем.


1985: борьба с пьянством
Сок вместо водки

Антиалкогольная кампания Горбачева, по сути, повторяла предыдущую, но в более радикальной форме. Бутылка водки стала стоить примерно 9 руб. (в два раз дороже, чем раньше), купить алкоголь можно было только с 14.00 до 19.00 в специальных магазинах, распитие алкоголя на свадьбах, банкетах и просто в общественных местах запрещалось. Взамен было налажено производство сока — именно он должен был заменить алкоголь на празднествах, а заодно обеспечить население витаминами. Ликеро-водочные предприятия переключались на производство сока, и уже в 1986 году банки с томатным, морковным, яблочным, грушевым, березовым и другими соками заполнили все — пивные, ларьки, общепит и прилавки магазинов. Если в 1985 году алкоголя в стране производили на 60,7 млрд руб., то в 1987-м эта цифра снизилась до 36,5 млрд. Впрочем, на уровне потребления алкоголя это практически не сказалось. Те, кому не доставался алкоголь в бесконечных очередях за ним, покупали у самогонщиков или делали самостоятельно брагу из того самого сока, который должен был заменить алкоголь.

Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя